Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Запретные сны (рассказ)


Михаил Самарский

Запретные сны



Сны — это сегодняшние ответы
на завтрашние вопросы.

Эдгар Кейс



1

Пусть читатель упрекнёт меня в использовании литературного лекала, но тут по-другому просто не скажешь. Павел Афанасьевич Берендяй весь сиял. Даже не сиял, а светился каким-то фантастическим светом. Переступив порог квартиры, он швырнул портфель в угол прихожей и радостно объявил выскочившей навстречу жене:
- Всё, Машка, я министр. Моя мечта сбылась… Вернее, наша мечта сбылась.
- Господи боже мой, - перекрестилась супруга и бросилась мужу на шею, - поздравляю, милый.
На глазах женщины блеснули слёзы.
- Я тебе говорил, что всё равно стану министром? – прижав жену к себе и поглаживая её по спине, громко сказал Павел Афанасьевич. – А ты сомневалась…
- Не сомневалась я, Пашенька, - всхлипнула женщина, - я просто боялась спугнуть удачу. Ты же знаешь, как твой тесть говорил, царство ему небесное, чуть-чуть не дожил, скажешь «гоп», когда перепрыгнешь…
Берендя отстранил от себя супругу и, вздёрнув брови, весело сказал:
- Ну, что ты, дурочка, нюни распустила? Тут в фанфары нужно трубить, а она слёзы льёт.
- Да я же от счастья, дорогой! Это ж какая радость, - воскликнула женщина.
- Можешь теперь и «гоп» говорить, - пошутил муж, - начинаем новую жизнь, Маруся.
- Гоп! Гоп! Гоп! – захлопала в ладоши жена. – А… это… министр чего? Министерство-то какое?
- Новое, - улыбнулся Павел Афанасьевич и добавил: - абсолютно новое.
- Новое? – удивилась супруга. – И как называется?
- Министерство снов, - объявил муж.
- Шутишь? – недоверчиво спросила жена и, театрально скривив лицо, захныкала: – ну, скажи, Паня, мне же интересно.
- Нет, не шучу, - муж поцеловал жену в лоб, - президент уже подписал указ об образовании министерства снов. Михал Михалыч порекомендовал меня, в общем, вопрос решён…
- Но что это за министерство такое, - едва ли не шёпотом спросила жена. – Чем оно будет заниматься? Организовывать на телевидении передачи «Спокойной ночи, малыши»?
Павел Афанасьевич сначала рассмеялся, затем посерьёзнев, сказал:
- А вот сарказм твой тут, дорогая, не уместен. Не всё так просто. Этот вопрос… в смысле, создание нового министерства обсуждался, между прочим, на Совете безопасности, и решение было принято единогласно.
- Ну, с этим-то у нас никогда проблем не было, - махнув рукой, съязвила женщина, - нашёл, чем удивить. Что-что, а голосовать единогласно у нас умеют. Ты скажи мне, чем твоё министерство будет заниматься? Зарплата какая?
Павел Афанасьевич тяжело вздохнул и, сняв пальто, прошёл на кухню.
- Зарплата приличная, - начал он, - но дело не в зарплате…
- Как это? – перебила жена. – Как это не в зарплате? Это… один из главных…
- Не перебивай, - нахмурился муж, - зарплата здесь – дело десятое. На этой должности можно вообще без зарплаты работать. Понимаешь?
Мария округлила глаза и замотала головой:
- Нет, не понимаю. Как можно работать без зарплаты? На общественных началах, что ли?
- Машенька, милая, да я это образно говорю, ты даже не представляешь, сколько нам выделяют из бюджета денег. Миллиарды, миллиарды и миллиарды…
- И всё-таки, чем твоё министерство будет заниматься?
- Расшифровкой снов граждан! – выпалил Павел Афанасьевич. – Представляешь? Мы будем знать, что снится нашим гражданам. Специальные приборы уже запустили в производство. Через год, такие приборы будут установлены в каждой квартире, в каждом доме… Никто не сможет скрыть свои сны, а мы будем принимать меры.
- И кому это нужно? Зачем копаться в чужих снах? – прикрыв рот рукой, спросила Мария.
- Как кому? – хмыкнул Павел Афанасьевич. – Государству. Сны – это… понимаешь… это ценнейшая информация… Даже пословица есть такая – что думается, то во сне видится. Вот тебе, что сегодня снилось?
Жена вспыхнула, лицо её превратилось в зрелый помидор.
- Какая разница? – махнула она рукой.
- Мне интересно, - ответил муж. – Я всё-таки теперь министр снов. И обязан знать, что снится моей жене.
- Ты что, и за мной будешь следить? – фыркнула жена.
- Почему следить? Каждый человек должен будет еженедельно отчитываться о том, что ему снилось. И если мы уличим его во лжи, будем принимать соответствующие меры.
- Что это за соответствующие меры? – испуганно спросила женщина.
- Сначала профилактическая беседа, на второй раз административный арест, ну, а если выводов не сделает, на третий раз уголовная статья.
- С ума сошли, что ли? – вскрикнула жена. – Вы собрались за сны сажать людей в тюрьму?
- Не за сны, Машенька, не за сны! – Павел Афанасьевич пристально посмотрел в глаза супруге. – За ложь. Вот я у тебя спрашиваю, что тебе сегодня снилось, а ты уходишь от ответа.
Мария покачала головой и рассерженно заявила:
- Кому какое дело до того что человеку снится? Я не хочу об этом говорить. Это моё личное дело. Это мои сны. И что там, во снах, происходит, это никого не должно волновать. Что за бред? Может, ты меня решил разыграть?
- Нет, это не розыгрыш, - сдвинув брови, ответил Павел Афанасьевич. – Дело в том, что наши учёные доказали: правильная расшифровка снов позволит своевременно устанавливать готовящиеся нарушения законов – воры, взяточники, мошенники, террористы, бунтовщики всякие… И всё-таки, что тебе сегодня ночью снилось?
- Я не хочу об этом говорить, - отрезала супруга.
- Что-то запретное? – ухмыльнулся Павел Афанасьевич.
- Не совсем, - вздохнула женщина. – Но…
- Говори-говори, - подбодрил муж. – Не стесняйся.
- Мне снился сон эротический, - призналась жена и густо покраснела.
- Во как! – хлопнул в ладоши Павел Афанасьевич. – Это интересно! Очень интересно. Рассказывай.
- Я стесняюсь, - опустила глаза жена.
- Меня? – мужчина ударил себя кулаком в грудь. – С каких это пор ты стала меня стесняться? Мы скоро серебряную свадьбу будем праздновать, а ты мужа стесняешься.
- Не приставай, прошу, - Мария выставила перед мужем ладонь. – Я не хочу на эту тему говорить.
- Мне это не нравится. – раздражённо произнёс супруг. – У тебя от меня появились секреты?
Жена, чувствуя, что разговор с мужем добром не закончится, решила сменить тактику и, обняв его, ласково сказала:
- Не волнуйся, дорогой, я тебе вечером, всё в постели расскажу, там будет уместнее, а сейчас иди, переодевайся, мой руки и будем ужинать. Да и отметить ведь нужно это дело. Всё-таки не каждый день тебя министром назначают.
Павел Афанасьевич согласился с женой, довольно закивал и последовал её совету.


2

Прошёл год. Министерство сна разрослось до ошеломляющих размеров. Успехи нового министерства оказались потрясающими. Пять губернаторов оказались за решёткой – им регулярно снились сепаратистские сны, были арестованы с десяток мэров – планировали украсть бюджетные деньги. Пострадали от нововведений директора заводов, школ, главные врачи, ректоры ВУЗов. Попались на взятках сотрудники полиции, судьи, прокуроры.
Приборы, определяющие сны, работали бесперебойно. Сигналы регулярно поступали изо всех регионов. Специальная министерская комиссия работала не покладая рук. На заседание комиссии вызывался тот или иной руководитель, члены комиссии внимательно выслушивали рассказ о его последних снах и удалялись на совещание. Там выносилось решение. Во-первых, комиссия решала, говорит ли товарищ правду или врёт, во-вторых, члены комиссии высказывали свои мнения и версии толкования снов, и, накоонец, в-третьих, выносилось то или иное решение.
Врали почти все. Одни приукрашивали свои сны, другие недосказывали важные моменты, третьи откровенно врали и сочиняли то, чего во снах у них не было. Один судья сочинил такой сон, что смутил всех членов комиссии. Начал рассказывать о том, как он во сне, был приглашён президентом на шашлыки, затем они катались с ним на лыжах, в конце концов, на него напал белый медведь, и судья отважно отлупил зверя лыжной палкой, да так, что тот трусливо убежал. Один из членов комиссии спросил:
- А что же президент?
- А ничего, - развёл руками рассказчик, - наблюдал, потом вынул из кармана орден и наградил меня за мужество.
- Скажите, товарищ, вы не врёте?
- Да зачем же мне врать? – возмутился судья. – Чистая правда.
- Такого не может быть! – взвизгнула пожилая женщина. – Президент ордена в кармане носит, что ли? Что вы тут нам сочиняете? Как вам не стыдно?
Судья рассмеялся.
- Погодите, господа, - сказал он, - так это же сон. Не я их придумываю. Что приснилось, то и рассказываю. Вы же сами требуете, чтобы рассказ был правдивым.
Члены комиссии зашушукали и подали знак рассказчику продолжать.
- Получив орден, - продолжил свой рассказ судья, - я пригласил президента в ресторан, ордена ведь принято обмывать.
- И что? Он согласился? – снова поинтересовалась беспокойная барышня.
- Конечно, - кивнул рассказчик. – Кто же откажется от хорошего коньяка?
- Наш президент не пьёт! – усомнилась женщина.
- Уважаемая, - не согласился судья, - повторяю: это сон. А во сне может случиться всё, что угодно.
Рассказ судьи закончился тем, что его, в конце концов, оборвали на полуслове и удалились на совещание. Примерно через час в помещение, где скучал судья, вошли вооружённые люди – это был спецназ министерства снов. Через минуту из совещательной комнаты вышли и члены комиссии. Председатель зачитал решение:
- Судья Балалайкин, комиссия пришла к выводу, что ваш сон несёт угрозу государству. Вы приговариваетесь к трём годам лишения свободы с содержанием в санаторно-курортном профилактории усиленного режима.
- Да как вы смеете? – закричал приговорённый. – Это беспредел! За что? За что меня в тюрьму?
- Успокойтесь, любезный, - сказал председатель. – Это не тюрьма. Это прекрасный профилакторий снов. Как вы не можете понять? Вы нуждаетесь в усиленном лечении. Нормальным людям такие сны не могу сниться. Это отвратительно.
- В чём моя вина? – не успокаивался судья. – Я… я…
- Вашей вины нет, - спокойно ответила беспокойная дама, - но такие сны запрещены нашим законодательством.
- Я пятнадцать лет работаю судьёй и никогда не слышал о таком законодательстве, - парировал мужчина.
- Всё верно! – хихикнул председатель комиссии. – Этот закон разработан специально для нашего ведомства. Обычный суд такие дела не рассматривает.
Председатель отдал команду конвою увести приговорённого. Тот пытался сопротивляться, но начальник одним движением руки успокоил конвоируемого, и спецназ вместе с мужчиной удалился.
Следующим рассказчиком была директор школы – полная дама с розовыми щеками, и высокой причёской.
- Слушаем вас, мадам, - объявил председатель, - надеюсь вас предупреждать не надо, что нужно говорить только правду.
- Да я, в общем-то, не привыкла врать, но.., - женщина запнулась.
- Что случилось? – поинтересовался председатель.
- Не знаю, - смущённо начала женщина, - будет ли вам приятно слушать то, что со мной произошло во сне.
- Ничего страшного, - сказал одна из женщин, - мы уже привыкли. Смелее!
Директор откашлялась в кулак, протёрла глаза и начала:
- Понимаете, товарищи, мне последний месяц снится один и тот же сон. Я завела себе свинью, и она живёт у меня в квартире. А просыпаюсь я исключительно под её визг. Она так кричит, что иногда мне кажется, даже соседи слышат.
- А вы откуда знаете? - спросила женщина. – Вы у них спрашивали?
- Нет, я не спрашивала, но мне так кажется. А самое печальное то, что я утром после просыпания ощущаю в квартире вонь, словно нахожусь в свинарнике. И пока я собираюсь на работу, запах этот не выветривается. Я за последний месяц использовала уже три флакона французских духов. Моя секретарша обратила внимание, что от меня разит духами на километр.
- А зачем же вы так обильно духанитесь, - спросил председатель.
- Так я же вам говорю, воняет свинарником, не могу же я так идти в школу…
- Так воняет во сне, а духами вы пользуетесь наяву. Где логика?
- Я сама не могу понять. Снятся эти свиньи, хоть убей. Я так от них устала.
Комиссия внимательно выслушала директора школы. Решение было однозначным: от работы отстранить, отправить работать в сельскую местность дояркой.
- А от работы за что отстраняете? – недоумевала женщина. – Я же ничего противоправного не сделал.
- Возможно, - сказал председатель, - но со свиньями в голове вам работать с детьми нельзя. Встретимся через годик. Будем решать.

3

На третьем году работы Министерства снов, Павлу Афанасьевичу доложили, что его жена Мария Петровна арестована и отправлена на три года в профилакторий снов строго режима.
- За что? – вскрикнул министр Берендяй. – Вы что совсем рехнулись? Кто посмел арестовать жену руководителя…
- Так решила комиссия, - сказал помощник.
- Какая к чёрту комиссия? – заревел Павел Афанасьевич. – Ну-ка срочно ко мне председателя этой комиссии. Звони немедленно. Я жду.
Через полчаса помощник снова вошёл в кабинет министра и доложил:
- Павел Афанасьевич, председатель комиссии сегодня не сможет к вам прибыть, он…
- Что значит, не сможет? – начальник вытаращил глаза. – Ты сказал ему, что его вызывает министр.
- Так точно, - по-армейски ответил помощник и добавил: - сказал, что срочно.
- И?
- Ответил, что сегодня день распланировал, нужно провести десять заседаний и…
- К чёрту его заседания, - заорал Берендяй. – Немедленно ко мне. Скажи, это не просьба, это приказ.
- Извините, Павел Афанасьевич, именно это я ему и сказал. Но он.., - помощник замялся, он… пояснил, что подчиняется только президенту и… приказывать ему больше никто не может.
- Хамло, - процедил министр. – Хорошо. Я разберусь. Свободен.


* * *

Председатель той комиссия, что отправила жену министра в профилакторий, прибыл к Павлу Афанасьевичу через три дня. Не ответив на приветствие гостя, министр спросил сразу в лоб:
- Вы совсем там охренели?
- Вы о чём, товарищ министр? – усмехнулся председатель.
- Ни о чём, а о ком, - нахмурился Пётр Афанасьевич. – Вы зачем арестовали мою жену?
- Приборы показали, что она… что её мысли направлены против правопорядка…
- Ты мне это будешь рассказывать? – взревел министр. – Ты за кого меня принимаешь? Какие на хрен мысли?
- Сны показали…
- Заткнись, - Павел Афанасьевич подошёл вплотную к председателю. – Какие сны?
Посетитель отшатнулся, заподозрив, что министр сейчас ударит его по лицу.
- Разве вы не знаете, что все эти проверки снов – сплошная липа. Вы толкуете сны на своё усмотрение. А, если человек говорит, что ему сны не снятся, вы записываете его в диссиденты. Не так ли?
- Понимаете, товарищ министр, кроме меня в комиссии ещё одиннадцать человек, и я не всегда могу повлиять на их решение, у нас демократия.
Плевать я хотел на вашу демократию, - заорал министр. – Освободите мою жену немедленно. Освободите и доложите.
- Я не могу этого сделать, - развёл руками председатель. – Арестовать-то мы можем, а вот освободить… раньше срока может только президент специальным указом. Рад бы помочь, но…
- Пшёл вон, - министр кивнул в сторону двери.




* * *

Марию Петровну освободили только через три года. Как Павел Афанасьевич ни бился, ничего не помогло. Президент его так и не принял, а решить вопрос никто, кроме него, не смог. Жена в профилактории тронулась умом, после освобождения постоянно улыбалась и каждый день смотрела один и тот же художественный фильм – «Москва слезам не верит». Однажды ночью она тихо умерла, оставив Павлу Афанасьевичу записку со словами: «Прощай, любимый. Надеюсь, я буду тебе сниться…».


©Михаил Самарский, 2021 г.

Приключения Трисона в Альпах



Лучше гор могут быть только горы,
на которых еще не бывал.

Владимир Высоцкий


Готовь сноуборд летом, а виндсерфинг - зимой!

Спортивная пословица



Вместо пролога


Ав, ав, мои дорогие читатели! В смысле, приветствую вас. Вот мы и снова с вами вместе. Вы не представляете, сколько невероятных событий произошло со мной за последнее время. Язык прямо так и чешется, не терпится скорей вам о них рассказать. Думаю, вам тоже хочется узнать, куда же в этот раз занесло Трисона. Те, кто давно знаком со мной, знает - моя жизнь всегда была полна удивительных приключений. Порой судьба забрасывала меня в такие передряги, из которых, казалось бы, сложно найти выход, но я всегда каким-то чудесным образом умудрялся выйти сухим из воды.
Collapse )




Instagram

Михаил Самарский на сервере Проза.ру

Новая книга "Приключения лабрадора Трисона в Израиле"

RT После путешествия на Чукотку лабрадор отправился на Землю обетованную. Новая книга "Приключения лабрадора Трисона в Израиле": https://www.proza.ru/2019/03/21/1677



Путешествие Трисона на
Землю обетованную



Когда у тебя нет выбора, стань отважным.

Еврейская поговорка





Вместо пролога


Шалом, друзья!
Догадались, куда в этот раз мы с вами отправимся в путешествие? Совершенно верно, в страну Израиль. Если вы читали предыдущие мои истории, наверняка, помните, что мы с моим подопечным уже давно собирались в гости к его израильскому другу, но в самый последний момент, что-то пошло не так, планы поменялись и мы отправились на Чукотку (*Тришка на Севере), о чём я, конечно, ни капли не жалею.
Но я заметил, у людей часто такое случается, планируют, планируют, а потом бац, и в один миг все переворачивается с ног на голову. В этот раз я решил не делать долгих пауз в нашем с вами общении, потому как жизнь в последнее время преподносит сплошные сюрпризы. Думаю, будет некрасиво, если я не расскажу вам о своих приключениях на Земле обетованной. Да и вы на меня обидитесь, скажите - вот такой-сякой Трисон, сам где-то путешествует, а с нами не делится впечатлениями.

Collapse )

Павел Дуров размышляет



Тысячелетиями люди рождались великанами, и общество превращало их в карликов. Наше поколение — другое. Мы не откажемся от мечты из-за шума мнений окружающих. И мы не променяем творчество, поиск и дух свободы на уют сосисочно-телевизионного мирка.

Помните: вас – тех, кто может что-то делать, а не разговаривать, очень мало. Действия, а не слова приводят человека к успеху.

Если ты безыдейный, это видно, и на тебя возможно влиять. Со мной это не пройдет. Идеология – это в конечном счете главное, что движет людьми. Нужно создавать более глубинные убеждения для возникновения у людей веры в свои силы и свое мнение.

Уже более 10 лет — со времён, когда я был очень небогатым студентом, — я не устаю повторять: деньги переоценены, потому что созидание намного интереснее потребления, а внутреннее состояние несоизмеримо важнее внешнего.

Есть древнее изречение: «Раб не хочет обрести свободу; он хочет иметь собственных рабов». Человек не может стать по-настоящему свободным, пока существует в тупиковой парадигме «раб — хозяин». В этой системе любой хозяин — чей-то раб, и любой раб — чей-то хозяин. Оставаясь рабом денег, невозможно стать истинным хозяином собственной жизни.

Лучшее, что было в России того времени — интернет, который никак не регулировался. В каком-то отношении, сеть была более свободной, чем в США. Я твёрдо верю в свободный рынок и поэтому то направление, в котором страна идёт сегодня, мне понять трудно.

Когда я жил в России, я встречался с очень богатыми ребятами. Я бывал на огромных яхтах, частных самолётах, в особняках. Сейчас я совершенно точно знаю, что не хочу всего этого для себя.

Ни одна развитая страна не блокирует мессенджеры за отказ выдать спецслужбам ключи шифрования. Отмена права на конфиденциальность – лекарство, которое опаснее самой болезни.

Сообщения СМИ кажутся правдоподобными ровно до тех пор, пока не освещают что-то, с чем ты знаком из личного опыта.

Человечество находится в рабстве у организованных преступных группировок, называющих себя «государствами».

Слушать стоит только свою интуицию. Всякий раз, когда я прислушивался к мнению «старших и разумных», я терял время. Если вы чувствуете, что надо делать, – игнорируйте мнение авторитетов.

Скептики, материалисты, кухонные интеллигенты, которые не уверены ни в чем, кроме одного: проблемы вечны, мир сложен, все решено за них. Это неверие в возможность менять мир страшнее лени, пьянства или наркомании.

Способность к многочасовой концентрации на одном занятии – навык, который в нашу мобильно-онлайновую эпоху встречается все реже. Но именно этот навык необходим для интеллектуального, творческого или духовного прорыва.

Чтобы быть полностью свободным, нужно быть готовым рискнуть всем ради свободы...

С чем вы не согласны?


ПОЖИЛОЙ НЕМЕЦ РАССКАЗАЛ ПРАВДУ О ТОМ, КАК ВЕЛИ СЕБЯ РУССКИЕ В ГЕРМАНИИ

Это говорит о русских солдатах пожилой немец, офицер армии ГДР. Во время Второй мировой ему было совсем мало лет. Но помнит, как в их доме русские солдаты спали на железной сетке, отогнув матрасы в сторону. Чтобы их не запачкать. И это в пустом доме, откуда наслушавшись рассказов Геббельса о «варварах», убежали все жители…

История русского и немецкого народа полна трагедий. Почти половина ХХ века стала одной сплошной трагедией.

Но жизнь продолжилась. И взаимное уважение существует. В России уважают немцев. Ненависти нет, даже, несмотря на все ужасы германской оккупации. В Германии уважают русских. Даже несмотря на всю мощь западной пропаганды, которая лепит из России что-то страшное и темное.

Письмо одной моей читательницы Елены Викторовны Ильземан из Германии, как нельзя лучше это все иллюстрирует.

«Это произошло в 1945 году в окрестностях Берлина. Мне рассказал об этом мой муж Георг Ильземанн (немец,рожденный в Берлине в 1941 г.). Его мать, наслушавшись пропаганды про ужасных русских, вместе с двумя маленькими детьми бежала от наступающих советских войск. Но по дороге все беженцы были остановлены и им пришлось вернуться обратно — их не хотели принимать»союзники».И вот они обреченно возвращаются в свою квартиру. Она была в доме, где жило несколько семей, и он стоял в лесу. А там уже расположились на отдых наши СОВЕТСКИЕ СОЛДАТЫ. И вот ТО, что запомнил на всю жизнь маленький мальчик, ПОРАЗИЛО И МЕНЯ до глубины души. Это надо рассказывать нашей молодежи, чтобы сохранялась историческая ПРАВДА о советских людях, о солдатах-освободителях.Так вот наши солдаты (в брошенном в лесу доме!!!) лежали на кроватях… с загнутыми в сторону матрасами. Как выразился Георг, «на металлических сетках». Я просто не поняла сначала почему и переспросила, муж мне пояснил, что солдаты были в грязной одежде и загнули не только постель (белье постельное), но даже и матрацы на кроватях. Чтобы не запачкать…

Потом пришел русский офицер и выяснив, что эта женщина с двумя детьми — хозяйка квартиры, ИЗВИНИЛСЯ и все солдаты встали и ушли. Когда мама Георга заглянула в шкаф, где оставались вещи, ВСЁ БЫЛО НА МЕСТЕ. Позднее уже бабушка Георга выменивала на эти вещи у наших офицеров продукты. Вот такой запомнил маленький немецкий мальчик (который потом стал майором армии ГДР) первую встречу с РУССКИМИ. Я думаю, что комментарии просто излишни…



(В подтверждение моих слов посылаю видео-рассказ Георга Ильземанна).



Георгу сейчас 75 лет, всю жизнь он покупает домой только черный ржаной хлеб. Почему? Его ответ: «Это самый вкусный хлеб, мне дал его в детстве русский солдат». Солдат стоял на посту, а Георг пролез в дырку в заборе, и был он такой худой, что наш солдат ,посмотрев на ребенка, дал ему кусок черного хлеба. Георг рассказывал, что от недоедания он даже ослеп (временно),поэтому кусок черного хлеба от русского солдата-это было просто целое сокровище.

А вот ещё одна история. Мужа тети Георга убили. Случилось это уже после войны – её муж даже не был на фронте, он был учитель. Однажды ночью на улице закричала какая-то женщина, он выбежал из дома к ней на помощь и его нашли убитым. Как потом выяснили, два наших солдата, видимо, пытались какую-то женщину изнасиловать. Утром всех жителей этой улицы позвали и у них на глазах эти двое солдат были расстреляны за убийство этого немца (мужа тети Георга). Представить себе обратную ситуацию, чтобы расстреляли двух немецких солдат за убийство местного жителя на нашей территории немыслимо. Такого я никогда не слышала.

В Потсдаме в центре города есть церковь и вокруг нее кладбище. Там много могил наших солдат и офицеров. Меня поразили даты смерти- 46 год, 47… Совсем молодые мужчины, явно, что не от болезней умерли. Я спросила мужа, и он удивился, что я не понимаю. Он сказал, что после окончания войны в лесах было полно вооруженных немцев и постоянно советских солдат и офицеров где-то убивали (понятно, что в спину и из-за угла). И вот они не мстили немцам, даже жалость испытывали к детям. Разве это не говорит о великодушии русской души? А какие немцы бездушные и жестокие даже сейчас — это я на себе испытала не раз. Как говорится, немцы меня быстро «научили Родину любить». Мужа Георга я немцем не считаю, у него абсолютно русский менталитет.

Пытаюсь воспитать в сыне любовь к России (он родился в Германии, так получилось, хотя мы собирались жить в Петербурге). Почти каждый год приезжаем в Питер — это самый любимый город у Алёши.

Я не хочу жаловаться на мою ситуацию весьма типичную для русской женщины за границей. После развода с мужем(западным немцем),все права на 5-летнего мальчика «самый гуманный «суд (немецкий) отдал отцу(на тот момент безработному алкоголику) ,который не давал мне общаться с сыном 3 года .Алексей совсем перестал говорить по-русски. Потом я добилась права видеться с сыном раз в месяц на выходные и половину каникул. Вот уже много лет так и живем, поэтому вернуться домой в Россию пока не могу (из-за сына). Гражданство я не меняла, хотя адвокат советовал(было бы позитивно для немецкого суда ). Это ужасно, но даже ради борьбы за единственного сына, потерять Родину для меня оказалось немыслимым. В те недолгие моменты времени, когда сын со мной вместе я занимаюсь с ним и русским языком, и русской литературой, и уже русской историей. В этом году он сказал мне, что сам сделал ремонт в своей комнате в Дуйсбурге (где он живет с отцом). Мои чувства, вы точно поймете, глядя на фото.



«Дизайн» комнаты Алёша сам придумал, если бы в школе узнали, даже боюсь представить реакцию. Но поразительный эффект западной антироссийской пропаганд: чем больше грязи льют на Путина, тем больший он кумир для … подростков, живущих в Германии (ставят его фото на телефон).

Это у моего сына была заставка (сам нашел, сам сделал ещё в 11 лет).



Да, жизнь настолько непредсказуема. Я родилась на Урале, в Перми, закрытый город тогда. Представить, что я буду жить в Берлине, и муж будет немец, было просто невозможно ни в каких самых бурных фантазиях. В 6 лет мама привезла меня в Ленинград, я была так поражена этим городом, что заявила тогда сразу: «Я буду здесь жить». И жила около 20 лет. Училась, потом работала. Кстати в 92-93 годах случайно (я закончила университет им. Герцена) работала экономистом в администрации Калининского района. И каждый день на моем столе были документы за подписью … Путина (тогда он был зам. Собчака по экономическим вопросам). Мы даже представить не могли, что он станет потом президентом страны. Увидели его в телевизоре в новый год (когда Ельцин «устал и ушёл») и удивились — «наш Путин» И.О.президента…».

Вот такое письмо… И такая судьба…

Источник

Новая книга - фантастический роман "Зов Памяти".

Новый роман "Зов Памяти" - публикую по многочисленным просьбам своих читателей: http://www.proza.ru/2015/01/12/2430

101237138_0_a8d2a_3145c284_orig

      Зов памяти

             Фантастический роман



Мысль человеческая не может изобрести
чего-либо несуществующего. Невозможное
не может зародиться в мысли; всякая идея,
какой бы странной она ни казалась, где-нибудь
существует, иначе мысль не могла бы
формулировать её…

В.И. Крыжановская








От автора

Дорогие друзья, все мы читаем те или иные книги, смотрим те или другие фильмы, слушаем музыку, рассматриваем картины, и мы не знаем, как отзовутся в наших сердцах новые слова, новые звуки, новые цвета и оттенки, по какой дороге поведёт нас разум, каких высот мы достигнем с помощью новых знаний и новых эмоций. Но можно с уверенностью сказать: если нами движет жажда знаний, если мы не будем стоять на месте, если мы желаем творить и фантазировать, то впереди нас непременно ждут и новые вершины, и новые свершения!

И ещё: было бы большой несправедливостью, если бы я не отметил, что на написание этой книги меня вдохновили труды учёного-естествоиспытателя, астронома Михаила Васильевича Ломоносова, историка, географа Василия Никитича Татищева, основоположника теоретической космонавтики Константина Эдуардовича Циолковского, академика, создателя науки биогеохимии Владимира Ивановича Вернадского, писателя, руководителя поисковой экспедиции «Гиперборея» Валерия Никитича Дёмина, учёного, лингвиста-любителя Валерия Алексевича Чудинова, историка, философа Сергея Вячеславовича Перевезенцева.






Глава 1

Проснувшись, Димка Котуков по привычке ещё долго не открывал глаза. Любимое время помечтать. В этот раз он размышлял о том, как проведёт летние каникулы.

«Экзамены сдал, - мысленно произнёс он, - девять школьных лет позади, и теперь впереди… кстати, а что впереди-то? Я ведь так и не решил, то ли идти в десятый класс, то ли поступать в какой-нибудь колледж. Откровенно говоря, надоела эта школа до чёртиков. Поступлю в колледж, стану студентом – круто! А если идти в десятый, опять ты «школяр», «школота», как нас называют взрослые, снова этот ненавистный галстук. И сдался же он им! Не понимаю я нашу «классную» - каждый день одно и тоже и так ехидно: «А кто у нас тут сегодня без галстука?» Нет, я бы ещё понял, если бы я пришёл в школу, допустим, в цветастых шортах, рваной майке или, например, в ластах… Конечно, я шучу, но как обидно слышать от классного руководителя, когда он при всём классе отчитывает: «Котуков, ты чего в кроссовки вырядился? Ты в школу учиться пришёл или в футбол играть?». Ну, во-первых, дорогая Лада Алексеевна, в футбол играют в бутсах шиповках, а не в кроссовках для бега. А во-вторых, мне в них комфортнее. А если комфортнее, значит, и всё лучше запоминается. Правильно? Эх, бесполезно говорить! У них приказ директора школы – это… это, даже не знаю, как назвать. В общем, думаю, слово вышло бы не совсем доброе. Понятно, что мы приходим в «храм знаний», как пафосно говорят некоторые преподаватели, мол, здесь необходим деловой стиль и всё такое. Но я ведь и так одет в пиджак, брюки, однотонную рубашку! Кроссовки не нравятся? А галстук вам зачем? Разве он влияет на уровень моих знаний или напомнит мне во время ответа на уроке, если, допустим, я что-то подзабыл?»

На последних словах Димка даже улыбнулся.

«Хорошая идея! – осенило вдруг подростка. – В галстук можно вставить микрофон, в ухо микронаушник и любой экзамен по плечу. Главное – чтобы на том конце провода сидел грамотный и подготовленный человек. Но с этим нет проблем - если помощник за компьютером с хорошим интернетом, всё получится. Обозначил тему, и через минуту-две слушай ответ, успевай только записывать. Хотя, говорят, сейчас при сдаче ЕГЭ включают специальные глушилки. Можно так опростоволоситься, что и аттестат не получишь. Нет, Димон, - юноша обратился сам к себе, - тут никак нельзя рисковать. Лучше уж хорошенько подготовиться и смело идти на экзамен…»

Неожиданно Дмитрий сообразил, что лежит на чём-то твёрдом, совсем не похожем на постель в его спальне. Он осторожно, всё ещё не открывая глаз, провёл рукой рядом с собой. Ощутив пугающую прохладу, открыл глаза и обомлел. Димка лежал на каменном полу, в помещении, по виду которое напоминало самую настоящую пещеру. Он осторожно ощупал себя – пиджак, туфли, брюки, рубашка, галстук… Что за чертовщина? Он вспомнил, как вышел из школы, дошёл до Гранатового переулка, повернул и… А что дальше? А дальше-то я и не помню. Так-так-так! Или… Нет, точно не помню! Да как же так? Что случилось? Вроде никогда не жаловался на память…

Где-то неподалеку разговаривали люди. Он вскочил, сел, обхватил руками колени и прислушался к голосам. Разговор показался каким-то очень странным. Кто-то говорил о необходимости что-то срочно сообщить компетентным органам, мол, нас похитили, это преступление и так далее. Откровенно говоря, Димка испугался, и находиться здесь, в полутемноте было просто невыносимо. Он медленно поднялся с пола, аккуратно ступая, словно передвигаясь по минному полю, подошёл к выходу, постоял, послушал, набрав полные лёгкие воздуха, резко выдохнул и вышел наружу. Перед ним открылась картина вроде загородного пикничка. Залитая солнцем поляна, местами окружённая кустами и деревьями, внизу, метрах в пятидесяти видна река, посреди поляны пятеро незнакомцев, обсуждающих своё странное положение. Четверо мужчин разного возраста и одна девушка-блондинка, державшая на руках милого пуделя. Тот, увидев новичка, беззлобно тявкнул, скорее, для проформы, чтобы отчитаться перед хозяйкой и засвидетельствовать факт своего присутствия. Девушка, прикрыв наманикюренной рукой собаке пасть, тихо сказала:

- Тоша, свои!

«Чего это она меня сразу в свои записала?», - мысленно удивился Димка и тихо сказал:

- Здрасьте!
- Во! – гаркнул полноватый мужчина лет тридцати в малиновом пиджаке. – Ещё один! Ты откуда?
- Оттуда, - Димка кивнул в сторону входа в пещеру.
- Да это мы видим, - рассмеялся толстяк. – Сам-то откуда, братишка? Где живёшь?
- В Москве, - озираясь по сторонам, ответил парень.

«Странный тип, - подумал Димка, - таких обычно показывают в фильмах о новых русских, которые промышляли в девяностые».

- В общем, картина ясна, - щёлкнул пальцами незнакомец, я думаю, это люберецкие что-то сотворили. Вы заметили? Мы все тут жители Москвы. - Он протянул Димке руку и представился: - Лёха Москворецкий. Слышал?
- Не-а, - замотал головой Димка и поморщился от крепкого рукопожатия, - не слышал. Дима, - представился он в ответ.
- А, ну да, - махнул рукой Лёха, - ты просто ещё мелкий. Школота?
- Девятый класс окончил, - подтвердил Димка.
- О! У меня сестрёнка Нинка в следующем году школу заканчивает. Ты в какой школе учишься?
- В 1239…
- Это где такая?
- На Вспольном переулке. Метро Баррикадная.
- Понятно, а Нинка в Жулебино учится, номер 1084, я иногда её туда на машине подвожу.
- Далеко от школы живёте? – поинтересовался Димка.
- Да нет, - рассмеялся Лёха. – Просто перед подругами выпендривается.
- Чем? – удивился Дмитрий.
- Ну, у меня «шестисотый», сам понимаешь, это же круто…
- В смысле, «мерседес»? – уточнил подросток.
- Угу, – закивал Лёха. – В нашей школе таких только два, у меня и ещё у одного экстрасенса - он людям гадает. А у вас в школе есть такие машины?
- Есть, - улыбнулся Димка. – У нас у полшколы родители на мерседесах ездят. Кого сейчас этим удивишь?
- Да ладно! Такая крутая школа, что ли? Хорошо. Выберемся отсюда, я подъеду, гляну, что по чём. - Лёха взглянул на часы, приложил их к уху и принялся махать рукой, пояснив Димке: - долго спал, даже часы успели остановиться.

Второй мужчина лет сорока, маленького роста, не сказать, что толстый, но с отвисшим животом, держал в руках большой кожаный портфель и всё время вытирал платком обильно потеющую лысину. Глаза у портфеленосца были на выкате и бегали из стороны в сторону, губы влажные, а на щеке, рядом с правым крылом носа, расположилась крупная родинка, больше похожая на бородавку.

- Извините, - произнёс он, - но я не москвич, я проживаю в Красноярске, в Москву приехал на двадцать шестой съезд партии. И вот… несчастье такое… как бы уснул... не могу понять…
- На какой ещё съезд? – выпятил губу Лёха. – Что за партия?
- Вы что? – мужчина с портфелем аж подпрыгнул на месте. – Съезд КПСС. Я делегат съезда. У нас одна партия…
- У кого это у вас? – нахмурился Лёха.
- Как это? – мужчина вжал голову в плечи. – Ну, как же? У нас в СССР… Понимаете?
- Не понимаю! – замотал головой Лёха. – У тебя, что, мужик, с головой проблемы или о дерево стукнулся, память отшибло?
- Что вы себе позволяете? – вскрикнул мужчина с портфелем. – Вы… Я…
- Но Алексей прав, - неожиданно вмешалась в разговор блондинка. – КПСС давно нет, как и СССР.

Мужчина с портфелем побледнел и, опёршись о дерево, схватился за сердце.

- Это провокация, - громко глотая слюну, прохрипел он, - прошу при мне такие разговоры не вести. Я не из Москвы, я приехал из Сибири на съезд партии, я…

Стоявший тут же мужчина лет пятидесяти, странно одетый и подпоясанный каким-то шарфом, вдруг, подошёл к сибиряку и сказал:

- Барин, я тоже не из Москвы!

Делегат после этих слов едва не свалился в обморок.

- Вы что, товарищ? – дрожащим голосом сказал он. – Какой я вам барин? Вы сговорились все тут?

Старик рассмеялся, поклонился перепуганному делегату и сказал:

- Как смешно ты меня назвал, барин, но я не торговец, я никакой не товарищ. Я Матвейка из Романовки. Крестьянин, землепашец…

- Погодите, друзья, - неожиданно раздался голос худощавого мужчины, до этого стоявшего молча в стороне. - Что-то тут не так. Давайте пока прекратим споры и всякие умозаключения. Предлагаю тщательно обследовать, с позволения сказать, - он кивнул в сторону пещеры, - данное помещение. Возможно, тут есть кто-то ещё из наших соотечественников, после чего соберёмся и проведём собрание, обсудим…

- Я ни в каких обследованиях и собраниях принимать участие не буду, - заявил красноярец. – Нужно вызывать компетентные органы и…
- Послушай, Федя, - перебил Лёха Москворецкий и подошёл вплотную к делегату, - ты уже достал всех своими компетентными органами. Ты что, не видишь, где мы находимся? Нас завезли на какой-то остров. Какие органы, ты чего несёшь?
- Я не Федя, - испуганно произнёс мужчина, захлопав глазами, - меня зовут Трухин Николай Борисович.
- Неважно! – махнул рукой Лёха. – Федя, Коля, Вася…
- Ну, как же, не важно, это моё имя, я делегат двадцать шестого съезда…
- Уважаемый, пока оставим все эти разговоры, - предложил подошедший мужчина, - тут произошло какое-то недоразумение. Давайте знакомиться, - он протянул руку Николаю Борисовичу, - меня зовут Кирилл Андреевич, Кирилл Андреевич Голиков, я преподаю в МГУ, предмет «современное естествознание».

Трухин осторожно пожал руку и, тяжело вздохнув, потупил взгляд.

- Господа! – раздался голос блондинки, делегат вздрогнул. – Меня зовут Маша, то есть Крючкова Мария Николаевна. – Скажите, а вы тоже купили путёвки на «Экстрим-Тур»?
- Что за тур? – удивлённо спросил Лёха Москворецкий. – Ну-ка поподробнее!
- Я заплатила пять тысяч долларов за эту поездку, - сказала Мария. – За что мне пообещали улётный тур, полный неожиданностей и экстрима…
- Мне экстрима и на работе хватает, - ухмыльнулся Лёха. – А тебя просто развели на бабки.
- Почему сразу «развели»? – обиделась Маша. – Я сама выбрала программу и всё такое…
- Извините, барышня, - спросил профессор, - а что у вас в программе прописано, можно взглянуть?

Мария Крючкова пошарила в сумочке и протянула профессору бумаги. Тот пробежался взглядом, перевернул страницу, поцокал языком и протянул бумаги обратно девушке.

- Нет, по-моему, это не то, что вы думаете, - сказал он.
- Как не то? – возмутилась девушка. – Вы хотите сказать, что меня обманули?
- Пока я ничего не хочу говорить, - сказал профессор. – У меня есть кое-какие предположения, но сначала давайте осмотрим нашу пещеру. Вдруг кто-то здесь есть ещё из людей. Давайте соберём всех и будем решать, что произошло и что нам делать дальше.
- Я думала, вы сотрудник фирмы и будете сопровождать меня до места отдыха, - сказала Маша.
- Нет-нет, Мария Николаевна, - усмехнулся Голиков, - я никакого отношения к вашей фирме не имею.
- Жаль, - вздохнула Мария. – Но я всё-таки считаю, что эта пещера… и всё это, - она помахала вокруг себя руками, - это всё часть моей программы.
- Часть её программы, - передразнил Марию Лёха. – А мы тут при каких корзиночках? Я в твоей программе не участвую, но кто меня сюда приволок? А их, - он кивнул в сторону Матвея и Трухина, - как сюда угораздило? Видишь, у мужика даже крыша поехала.
- Вы хотите меня обвинить, - девушка едва сдерживала слёзы, - в том, что это я виновата? Я вас всех впервые вижу… я…
- Да ладно тебе, - уже мягче произнёс Лёха, - не вздумай плакать, всё хорошо, разберёмся. Никто тебя ни в чём не обвиняет. Успокойся. Это я так, - Лёха Москворецкий подошёл к Марии и погладил ей руку.

На поляне возникла неловкая пауза. Все поглядывали друг на друга и молчали. Первым нарушил тишину профессор МГУ.

- Молодой человек, – Кирилл Андреевич обратился к Димке, - как вас зовут?
- Дмитрий! Но можно просто Дима.
- Отлично, Дмитрий! Позвольте обратиться к вам с просьбой?
- Да, без проблем, обращайтесь, - смущённо ответил Димка, с ним впервые говорили на «вы».
- Пройдитесь, пожалуйста, по пещерке, внимательно посмотрите, может, кого ещё встретите, приглашайте их к нам сюда, на свежий воздух. А мы потом более тщательно поработаем, я видел там много всякой химической посуды.
- Хорошо, - согласился Димка и нырнул в пещеру.

К профессору подошёл Лёха и отвёл его в сторону.

- Слушай, Андреич, ты как думаешь, эти двое, ну… эти… «барин» и «холоп», они нормальные? Мне кажется они из «психушки» нарезали.
- А с чего вы, Алексей… э… как вас по батюшке?
- Да ладно тебе, - Москворецкий хлопнул профессора по плечу, - называй меня просто Лёхой и на «ты», я не привык к таким телячьим нежностям. Кстати, слушай, у меня сестра скоро школу заканчивает. Поможешь ей в МГУ поступить?
- Каким образом? – улыбнулся профессор.
- Ну, ты что? – развёл руками Лёха. - Маленький, что ли? Не переживай, денег хватит… Всё будет пучком.
- Алексей, - перебил профессор, - мне кажется, нам сейчас не об этом нужно думать, произошло что-то неординарное. Сдаётся мне, у нас большие проблемы. Очень большие. Вот почему вы решили, что товарищи, как вы выразились, «нарезали» из психбольницы?
- Так ты разве сам не слышал, что они несут? Один делегат съезда КПСС, другой баринами всех называет, ну, типа крепостной он…
- А тогда ответьте мне на один вопрос: какой стране сейчас принадлежит полуостров Крым? – неожиданно спросил Голиков.
- Ну, профессура! – хмыкнул Лёха. - Экзамены на ходу устраивает! Кончай ты это дело, Андреич. Ты к чему это спрашиваешь? Думаешь, я настолько тупой, что не отвечу?
- Думаю, что не ответишь, - улыбнувшись, заявил профессор. – Вернее, ответишь, но неправильно!
- Да ладно, - нахмурился Лёха. – Крым на Украине.
- Вот-вот! Ты из какого года? – спросил профессор.
- В смысле, родился? – спросил Лёха.
- В смысле, уснул когда? Какой год был у тебя?
- Ты гонишь, профессор? Я что год проспал, что ли?
- Нет, не гоню, - Кирилл Андреевич, рассмеявшись, похлопал Лёху по плечу, - скорее всего мы не год и не два тут проспали. Ты так и не сказал, какой год сейчас по твоему мнению?
- 1997.
- А кто президент России?
- Борис Николаевич, - усмехнулся Лёха. – А что?
- А то! Я, например, уснул в 2015 году. Ехал из Университета домой. Кстати, а Крым уже второй год, как снова в составе России. И Ельцин давно умер, похоронен на Новодевичьем кладбище. Понимаешь?

Лёха Москворецкий присвистнул:

- Ничего себе! Ты не обманываешь?
- Зачем? Зачем, скажи, мне тебя обманывать? Делать мне нечего? – вздохнул Кирилл Андреевич.
- Что-то мне прямо не верится! – Лёха потёр висок. – Если ты говоришь правду, то получается, что я проспал восемнадцать лет?
- Именно так! – подтвердил Кирилл Андреевич.
- Ё-моё, - Москворецкий хлопнул себя по лбу. – А этот делегат? Выходит он… когда он уснул?
- Если учесть, что двадцать шестой съезд КПСС состоялся в 1981 году, это был последний брежневский съезд, то уснул наш делегат тридцать четыре года назад. Я тогда ещё сам пацаном был.
- Мистика какая-то, а как же «холоп»? – Лёха усиленно чесал затылок. - С ним вообще… – он что, тут двести лет проспал, что ли?
- Не знаю, Алексей, не знаю, - тяжело вздохнул профессор, - но что-то тут не так.
- И что будем делать? – почему-то шёпотом спросил Лёха.
- Прежде всего, думать, - ответил профессор. – Нужно хорошенько подумать и разобраться…

Лёха неожиданно отскочил от профессора и, тыкая пальцем за его плечо, закричал:

- Смотри! Смотри!

Профессор обернулся и вздрогнул. Из-за дерева всего в метрах пяти-шести на них смотрело странное существо. По виду олень, но почему-то у него на голове было три куста рог, три глаза и шесть ног. «Олень» постоял несколько секунд, резко развернулся, прыгнул назад и исчез в кустах.

- Что это было? – спросил Лёха.
- Понятия не имею, - пожал плечами профессор.
- Куда это нас забросили, если тут даже олени трёхглазые да шестиногие?

В этот момент Кирилл Андреевич заметил на дереве птицу.

- Надо же, - кивнул он на ветку, - птица тоже трёхглазая.
- И кажется, трёхкрылая и трёхлапая, - уточнил Лёха.
- Да, точно, - присмотревшись, подтвердил профессор. – По-моему, мы попали на остров каких-то мутантов.

Неожиданно раздался истошный крик Марии. Мужчины кинулись к ней. Оказывается, её напугала змея, выползшая из-под листвы. Мария была бледна, словно утренняя манная каша. Она дрожала и пыталась что-то сказать, но у неё не получалось. Той-пудель, не обращая внимания на змею, с изумлением наблюдал за хозяйкой.
- И гадюка тоже с тремя глазами, - произнёс Лёха. – Очень странно.
- Смотри, барин, - отозвался Матвейка, державший в руках бабочку, - здесь у бабочек три глаза.
- Андреич, мне приятель рассказывал, что такие в Чернобыле летают… Елы-палы, - хлопнул себя по лбу Лёха, - а мы случайно не в запретной зоне находимся? Может тут радиация? Как можно проверить?
- Никак! – ответил профессор. – С помощью естественных человеческих чувств обнаружить её нельзя.
- Может, по запаху или на вкус?
- В том-то и дело, что она не имеет ни вкуса, ни запаха, ни цвета, она беззвучна и невидима.
- Но как-то же её определяют? – развёл руками Лёха.
- Определяют, - тяжело вздохнул Кирилл Андреевич, - но обнаружить радиацию можно только с помощью приборов. Называются они дозиметрами, радиометрами и пр.
- Печально, но в любом случае, что-то нужно делать…

В этот момент из пещеры вышел Димка, рядом с ним шёл парень на вид лет двадцати пяти.

- Знакомьтесь, Яр! – объявил Димка. – Больше в пещере никого нет. Но Яр появился здесь, благодаря мне.
- Что значит, благодаря тебе? – удивился профессор.
- Я случайно уронил колбу, вы сами видели, их там миллион. Она вдребезги, а на месте её падения вдруг образовалось такое, знаете, - Димка руками попытался изобразить шар, - облако, похожее на обычный пар. Через несколько секунд облако рассеялось, а на его месте прямо на полу лежал Яр, - пояснил Димка.
- Это так? – спросил профессор.
- Да, - кивнул Яр и спросил: - Ситер, а почему у вас и остальных нет анализаторов памяти?
- Что ещё за анализатор? – удивлённо спросил Лёха. – И ещё раз, как ты назвал профессора? Осётр или свитер?
- «Ситер» - это планетарное, то есть межконтинентальное обращение к человеку, когда не знаешь, с какого он материка, ну, что-то вроде гражданин мира, - пояснил Яр и спросил: - Вы с какого континента?
- Допустим, Евразия, - ответил профессор.
- Почему, допустим? – удивился Яр. – Вы не знаете, точно с какого вы континента?
- Знаю, - улыбнулся Кирилл Андреевич. – Но…
- Вы не ответили на мой вопрос, - перебил новичок, - почему у вас отсутствуют анализаторы памяти? Я сообщу о вас в Высший совет.
- Ещё один! Откуда вы берётесь? - хмыкнул Лёха. - Тот в компетентные органы собрался заявлять, этот в какой-то верховный совет. Ты чего, хлопак?
- Не в верховный, а в Высший совет! – поправил Яр. - Если в вашей голове нет анализатора памяти, это уголовно наказуемое деяние. Это немыслимо, это недопустимо, это…
- Братан, остановись, - Лёха похлопал новичка по плечу, - хватит причитать. «Немыслимо, недопустимо», - передразнил он Яра, - всё у нас мысленно и всё у нас допустимо. Ты лучше скажи, в каком году ты уснул? Ты ведь тоже случайно тут придремал, правильно я понимаю?
- Да уснул, - подтвердил Яр. – Пока не могу разобраться, что произошло.
- Ну вот, видишь? – рассмеялся Лёха. – Сам ещё не разобрался, а уже сообщать куда-то собрался.
- Но…
- Давай без этих «но», - не дал говорить Лёха, - ты так и не сказал, в каком году, закимарил-то?
- По какому летоисчислению вас утроит мой ответ? – спросил Яр.
- Новая эра у нас, - пояснил профессор, - то есть от Рождества Христова.
- Невероятно! – воскликнул парень и добавил: - Тогда значит, в 3027.
- В каком? – недоумённо и хором спросили Лёха и профессор.
- В 3027 году, - повторил Яр, и добавил: - Тридцать первый век.
- Профессор, - язвительно произнёс Лёха, - а мы тут с тобой удивлялись, сколько Матвейка проспал… А он оказывается, так просто прилёг отдохнуть…
- А вы, я так понимаю, уснули ранее двадцать пятого века?
- Я в 2015 году, - вздохнул профессор и кивнул в сторону коллег по несчастью, - есть ещё раньше.
- Я тоже в 2015 году, - сказал Дима.
- И я, - сказала Мария.
- А я в 1997, - почему-то грустно сказал Лёха.
- Слушайте, Яр, - сказал Голиков, - а почему вы только что сделали акцент на двадцать пятом веке?
- С двадцать пятого века у нас началось новое летоисчисление. На земле была страшная катастрофа, наша планета едва не погибла, но нам удалось её сохранить. Высший совет решил, что наступила новейшая эра.
- Любопытно, - покачал головой профессор, - надеюсь, вы нам расскажете всё, что произошло на земле, пока мы тут, как говорит наш коллега, «кимарили»?
- Если это будет вам интересно, с удовольствием, - пожал плечами Яр.
- Надеюсь, у вас больше нет к нам претензий по поводу отсутствия катализатора? – спросил Кирилл Андреевич.
- Анализатора, - поправил Яр. – Нет, вопрос исчерпан. Но теперь проблема у меня.
- Что ещё? – хором спросили Лёха, Мария и Голиков.
- У меня нет связи с «паснетом».
- Это ещё что такое? – спросил Кирилл Андреевич.
- Это как в древности интернет, только раньше можно было перемещать информацию, а теперь…
- Во как! – перебив, воскликнул Лёха. – Никогда не думал, что меня живьём в древние люди запишут.
- Прощу прощения, - сказал Яр, – я не хотел вас обидеть.
- Да какие обиды, братан, шучу я, - рассмеялся Алексей.
- М-да! – вздохнул профессор и добавил: - Я тоже никогда не думал, что человек может прожить более тысячи лет.
- Товарищ, а вы можете объяснить, что с нами происходит? – неожиданно спросил Трухин у новичка.
- Могу, я, кажется, понимаю, что произошло и со мной, и свами, - сказал Яр. – Но мне необходимо немного подумать. У меня нет связи. Это очень плохо.
- Да у нас ни у кого нет связи. Все мобилы сдохли! – сказал Алексей.
- Что «сдохли»? – спросил Яр.
- Телефоны, в смысле, - пояснил Лёха. - А у тебя, кстати, есть телефон?
- Нет, - улыбнулся Яр. – Телефонов на земле нет уже давно, лет пятьсот.
- А как же вы разговариваете? – удивился Москворецкий.
- Через анализатор памяти, - Яр постучал себя по лбу. – Подключаюсь к глобальной системе «паснет» и говорю с теми, кто пожелал мне ответить.
- Запутал ты меня совсем! Слушай, - Лёха решил сменить тему, - а что это за имя у тебя, Яр?
- Ярослав, - улыбнулся парень. – У нас так принято обращаться по первым двум буквам.
- Если меня зовут Лёха, значит я Лё? – сделал вывод Москворецкий.
- Да, - кивнул Яр, - но в каталоге такого имени нет.
- Что ещё за каталог? – удивлённо спросил Лёха.
- Каталог имён нашего континента, - ответил Яр.
- Как всё у вас мудрёно. А Алексей есть?
- Да, это общеизвестное имя.
- Значит я и Лё, и Ал? Правильно?
- Второе предпочтительнее, - сказал Яр. – Псевдонимы запрещены.
- Это ещё почему? – удивлённо спросил Лёха. – Кому они помешали?
- Слишком много на Земле было совершено зла под псевдонимами, - ответил Яр, - а потому Высший совет их просто запретил. Да и к тому же, они стали совершенно бессмысленными после открытия Закона о всемирной Памяти.
- У меня что-то голова разболелась, - сказал Лё-Ал. – Всё как-то смешалось, нужно передохнуть. Только вот проблема: а чем ужинать-то будем. А? Народ!

Все молчали, отозвался лишь Матвейка:

- Может, рыбки уловить?
- А на что ты её улавливать будешь? – язвительно спросил Лёха и рассмеялся.
- Если рыба в реке есть, барин, можно и палкой, - не смутился Матвейка.
- Ты это, мужик, - сказал Алексей, - прекращай нас тут баринами погонять, мы все тут равны. Одна беда на всех.
- Понял, ваше благородие.
- Ну, вот, вы гляньте на него, я ему про Ерёму, а он мне про Фому. Ну, какое я тебе «благородие»?
- Прости, барин, неграмотный я. Как надо-то?
- Лёха я! Понимаешь, Алексеем меня кличут. Вот так и называй. Понял? Не барин, не благородие…
- Хорошо, ваше сиятельство, - выпалили Матвейка.
- Ты не доводи меня, Матвей, - нахмурился Лёха и сжал кулаки.
- Так подскажи, барин, как правильно величать-то? – взмолился мужик.
- Так я тебе уже сто раз объяснил. Называй меня Лёхой.
- Нельзя ведь мне своевольничать, можно и кнута получить…
- Какой кнут? Я тебе что, рабовладелец или помещик? Вот скажи, я похож на помещика?
- Да, ваше благородие, очень похож! – радостно закивал Матвей. – Вылитый наш барин, когда в город сбирается.
- Тьфу на тебя, Матвей, ты точно дурак.
- Точно-точно, барин, дурак, каких свет не видывал, так что ты не серчай на меня. Ладно? Я без злой воли, вот тебе крест! – Матвей перекрестился.
- Да пойми же ты, наконец, Матвей, родной ты мой, нет тут теперь ни холопов, ни бар, ни господ, ни товарищей, - Лёха покосился на делегата, тот следил за каждым его движением.
- Товарищи есть! – возразил Трухин.
- Мыкола, успокойся, - сквозь зубы процедил Лёха, - не мешай мне проводить политико-воспитательную работу, а наши с тобой товарищи остались в двадцатом веке.
- Что за фамильярность? Почему вы себя так ведёте? Вы хотите сказать, что сейчас другой век? – раскрыл рот Трухин.
- Я не знаю, спроси у этого, как его, юного Ярополка, что ли. Он тебе всё объяснит.
- Ярослава, - поправил профессор. – Алексей, а Матвея ты не воспитывай, он сам постепенно привыкнет. Ему сейчас трудно понять твои требования. Веками вдалбливали одно, а тут вдруг ты предлагаешь называть себя по имени. Историю учил? Читал про Салтычиху? У них же это в крови перед барином шапку ломать.
- Учту, - вздохнул Лёха, и, обращаясь к делегату, спросил:
- А ты чего всё портфель обнимаешь? У тебя там что, касса партийная, что ли?
- Здесь очень важные документы, я могу их доверить только компетентным органам.
- А ну дай посмотрю! – протянул руку Лёха.
- Да вы что? Я не имею права. Это документы для ЦК КПСС…
- Дай почитаю! – рассмеялся Лёха.
- Не могу, не имею права, - запричитал Трухин. – За это сразу партбилет на стол…
- Я вот не могу понять, - возмущённо произнёс Лёха, - ты тоже дурак, или придуриваешься? Какие документы, какой ЦК? Посмотри, у нас человек из тридцать первого века пришёл, мы все здесь проспали более тысячи лет.
- Это ещё не известно, - заявил Яр.
- Что? – удивился Лёха. - Ты же сам сказал, что уснул в 3027 году. Пошутил, что ли?
- Нет, - сказал Яр. – Но мы ведь не знаем, сколько я тут спал вместе с вами. Если мы обнаружим колбы, например, пятого или шестого тысячелетия, то…
- Да теперь собственно нам какая разница, - махнул рукой Кирилл Андреевич, - остаётся одно: организовать свой быт и до конца жизни слушать лекции жителя четвёртого тысячелетия. Думаю, нам всем будет интересно послушать.

Димка разместился под деревом. Тихонько всхлипывая, он утирал слёзы.

- Чего ты, парень? – спросил профессор.
- Грустно как-то, - всхлипнул Димка. – Где сейчас мои мама и папа?
- Эх, брат, они остались навсегда там, в двадцать первом веке. Очень много прошло времени, я сам до конца не могу понять, как это случилось. Но у нас теперь есть очень осведомлённый консультант – человек из будущего. Хотя это для нас он таким является, а может, он для кого-то такой же древний, как мы для него. Не грусти, Дима, чтобы не случилось, жизнь продолжается. Читал «Два капитана» Каверина?
- Угу, - кивнул Димка и, шмыгнув носом, улыбнулся, - это моя любимая книга.
- Так вот! – профессор поднял вверх указательный палец: - «Бороться и искать, найти и не сдаваться!»
- Точно! – твёрдо произнёс Димка. – Значит, и мы найдём выход из сложившейся ситуации!
- Молодчина, - профессор погладил мальчика по голове. – Обязательно найдём. Кстати, а ты знаешь, откуда взял эти слова Санька Григорьев?
- Нет, - замотал головой Димка.
- Они были вырезаны на могильном кресте, поставленном в Антарктиде на вершине «Обсервер Хилл» в память английского полярного путешественника Роберта Скотта. В оригинале это звучало так: «То strive, to seek, to find, and not to yield!».

Продолжение здесь: http://www.proza.ru/2015/01/12/2430

Французы поняли: США виновны в ухудшении отношений между Россией и Европой!

Ответ России на санкции Евросоюза, США и некоторых других стран вызвал бурную реакцию в интернете у жителей Франции. Неожиданно многие французы сочли ответные меры Москвы оправданным шагом. Они уверены, что путём введения санкций США добились одной из своих целей - ослабить Европу экономически и разрушить её добрые отношения с восточным соседом.

01010203040506

Несмотря на то, что доля России составляет 2% в импорте продовольственных товаров из Франции, стремительное ухудшение отношений двух стран не на шутку встревожило французов. В усилении напряжённости они, однако, в большинстве своём винят не Россию, а собственное правительство, чиновников ЕС и Соединённые Штаты, которые навязали свою волю европейским странам. RT приводит цитаты участников форума газеты Le Figaro.

12120012

Melle Сlairon
Путин прав, что не позволил наказывать Россию, как страну третьего мира. Не надо дразнить русского медведя, иначе придётся горько об этом пожалеть. Мы только что праздновали юбилей высадки американцев в Нормандии, но забыли о 20 миллионах русских, погибших на войне. Какая глупость!

charite
Мы попали в свою же ловушку. Нам следует больше заниматься собственными делами. А если это санкции против французов, то они попали в самую точку. Вероятность, что этот кризис взорвёт Европу, – 50/50. Десяток стран ЕС поддерживал санкции, остальные в большей или меньшей степени были против. Брюссельские чиновники очень скоро сойдут с ума: когда они вернутся из отпусков, их почтовые ящики будут ломиться от гневных писем избирателей. Обама добился своих целей – ослабить Европу и рассорить её со страной, от которой так зависит её экономика.

2013030110591716963

blackhawck36
Наши политики хотели поиграть с Россией, и теперь их ждёт большой проигрыш. Россия – это сверхдержава без долгов. Она имеет экономику, которая только выиграет от того, что станет самодостаточной, и дружит с Бразилией, которая продаст ей необходимые материалы. Глупость наших политиков приведёт к закрытию предприятий и бедственному положению рабочего класса.

Calamity Jo
Как можно было думать, что санкции будут односторонними? Эта ситуация абсурдна, мы ничего не выиграем, если будем плясать под дудку Обамы. Исторические и культурные связи объединяют Францию и Россию, а США всегда предпочтут нам англичан.

framce

Gerard Dillier
Мне повезло однажды посетить Россию. Меня удивило, как популярна в этой стране наша культура (язык, литература, архитектура, живопись). Наши отношения были очень долгими и дружескими. История этой великой страны сделана не ковбоями, а очень культурными людьми. У наших двух народов общее прошлое, которое необходимо возродить.

Isabelle 695
На нашем побережье гостиницы, рестораны, парфюмерные магазины, бутики живут главным образом за счёт туристов из России. Что должен сделать Фабиус (Лоран Фабиус – министр иностранных дел Франции – прим. RT), чтобы разрешить этот кризис? Уволиться!

pressa_30

Sylvie91
Не зря говорят: «Палка о двух концах!»

Напомним, сегодня был утверждён Перечень сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых являются Соединенные Штаты Америки, страны Европейского союза, Канада, Австралия и Королевство Норвегия и которые сроком на один год запрещены к ввозу в Россию. Россия вводит полный запрет на поставки говядины, свинины, плодоовощной продукции, то есть овощей и фруктов, мяса птицы, рыбы, сыров, молока и молочных продуктов из перечисленных стран. Однако Москва готова пересмотреть сроки действия эмбарго на импорт из ряда стран, если иностранные партнёры проявят конструктивный подход, сообщил сегодня премьер-министр РФ Дмитрий Медведев.

Франко-российская торгово-промышленная палата (CCIFR) выразила крайнее сожаление в связи с принятием Европейским союзом нового пакета экономических санкций в отношении России и в очередной раз призвала политических лидеров к дипломатическому разрешению украинского кризиса.


Источник

Сочинцы, не пройдите мимо: детская библиотека в столице зимней Олимпиады - 2014.

Печально, что приходится писать об этом в год культуры в России. Речь пойдёт о Центральной детской библиотеке города Сочи.

Я просто публикую здесь письмо местной жительницы и присланные ею фотографии. Надеюсь, этот материал не останется без внимания местных и федеральных властей.

"Лет тринадцать назад из хорошего здания Детскую библиотеку переместили в совершенно неблагополучное: крысы, плесень, отсутствие нормального ремонта, отопления, бесконечные потопы во время дождей, потому что сточные воды выведены в канализацию - то есть на голову в буквальном смысле течёт канализация, и многое другое.
Библиотека находится совсем рядом с центральной администрацией города, но до неё совершенно никому нет дела - это странно, ведь мы всё таки в статусе столицы зимних олимпийских игр, а хуже детской библиотеки, чем у нас, кажется нет ни у кого - я имею ввиду другие города, гораздо меньше по площади, численности населения и без такого пафосного статуса, но там есть ремонт, там есть современное техническое оснащение, хорошие книги, а у нас нет ничего. Администрация периодически обещает ремонт, но ничего не происходит. Пока не разберутся с крышей и канализацией, а с ними разбираются уже много лет, но ничего сделать не могут, ремонт самой библиотеки бесполезен. Нужно новое здание, но город его найти не в силах.

По городу висят щиты с громкими лозунгами "Дети наше будущее!".

Я долго терпела, периодически обращаясь к разным людям здесь в Сочи за помощью - ничего не получилось, и терпение на исходе. Я думаю, Вы со мной согласитесь, что так относится ни к кому нельзя, а особенно к собственным детям.

Хочу отдельно сказать, что непосредственно директор детской библиотеки никакой вины не имеет, это целиком и полностью вина города - почему они проявляют такое безразличие, я не понимаю.

Аналогичная ситуация в Юношеской библиотеке, которая находится там же.

Жительница Сочи (по понятным причинам автор попросила пока имени её не называть - М.С.)"

фото 020
фото 021
фото 022
фото 023
фото 024
фото 026
фото 027
фото 028

Неужели, проведя такое масштабное мировое спортивное мероприятие, мы не можем найти "крошку" денег на ремонт или на новое здание детской библиотеки?

Думаю, со мной согласятся все: учреждения культуры и чтения не менее важны для подрастающего поколения, чем спорт. В любом случае, одно другому не мешает.

Пожалуйста, не пройдите мимо этого сообщения, подскажите всем заинтересованным лицам.

_________________________________________________________________________________


P.S. Ответ от Министра культуры последовал незамедлительно. Посмотрите на время поста в ЖЖ и время ответа в твиттере. Это, конечно,не может не радовать. Будем теперь ждать результат.

med-02

Судьбы людские. Трогательная история: теперь у меня есть Вьетнамский папа.

Получил пронзительное письмо от своего вьетнамского переводчика.
Публикую его с разрешения автора.


Здравствуй, мой дорогой Миша!

Спасибо тебе большое за понимание и сочувствие. Ты теперь мой дорогой, любимый русский сын. Для меня это большое утешение после того, как я потерял своего родного сына Мишу Фама.

36 лет назад, в 1977 г. (то есть прошло всего два года как кончилась у нас война с американцами) нас – способных студентов из Вьетнама - отправили в СССР на учебу в ваших передовых ВУЗах. Меня с несколькими моими земляками направили в МГУ. Мы учились на подготовительном факультете, русским языком занимались. Жили мы в Доме аспирантов и стажеров (ДАС) МГУ, что находится на улице Шверника (кажется, дом номер 19), недалеко от станции метро Академическая (кстати, около этой станции были площадь Хошимина и ресторан Ханой, не знаю, сейчас есть они или нет). От ДАСа на автобусе номер 115 (или 119, не помню), можно было доехать до главного здания МГУ на Ленинских горах. В МГУ мы учились один год, а в следующем году (1978) я поступил во ВГИК, на сценарный факультет. Учился в мастерской Героя социалистического труда кинодраматурга Е. И. Габриловича (царство ему небесное!).

На первом курсе я познакомился со своей будущей русской женой Волковой Людмилой Алексеевной, которая тогда училась на художественном факте, на шестом курсе. В 1979 году у нас родилась дочь Юля. Через 4 года (1983г.) родился сын Миша (я любил звать его Мишуткой). Дети были красивые, симпатичные, хорошие и умные. Однако, то было советское время. И началась трагедия: мне остаться в СССР не разрешили советские власти, а взять с собой на Родину жену и детей не разрешили вьетнамские власти.

Пришлось расстаться с Людмилой Алексеевной и детьми (а у нас с Людмилой до сих пор и так нет официального брака). В начале 1987г. я уехал на родину, тогда сыну Мише было 3 с половиной года, а Юле – восьмой год. В тяжелые годы после распада СССР я помогал детям деньгами, то 20 то 50, а то и 100 долларами, отправлял им в Россию в обычных почтовых конвертах (в то время иначе никак). К сожалению, некоторые конверты так и не дошли до Людмилы (она объяснила мне: почтальоны догадались, что есть в конвертах валютные купюры и забрали себе. Ладно, Бог с ними.

Дети выросли. Юля в 2007 г родила дочь. Внучку зовут Ирина. Ирочка вся в маму Юлю. А Миша стал художником. Талантливый был парень. В гибели Миши частично была моя вина. В начале 2009 г. он решил покупать машину. Деньги накопил, но все же не хватало где то 50 тысяч рублей. Миша звонил мне и просил 2.000 долларов. Мама (Людмила Алексеевна) и Юля отговаривали меня, они не хотели, чтоб Миша купил машину. Но я не слушал их и выслал Мише деньги. Миша купил машину и через полгода разбился на этой же машине.

Я до сих пор плачу по сыну.

Когда я открыл твою страницу и увидел дату твоего дня рождения, мое сердце резко сжалось – Боже, какое совпадение! И имя Михаил, и день рождения 15 августа. Я помню, когда Людмилу Алексеевну уложили в роддом, она хотела делать мне подарок к дню моего рождения (20 августа), но Миша что то поторопился появиться на свет раньше на 5 дней.

Ну, вот Миша, завтра (20 августа) мне исполнится 56 лет. Я очень рад, что теперь у меня есть русский сын Миша Самарский. Это дорогой подарок на мой день рождения. Большое тебе спасибо, мой дорогой сынок. Спасибо и твоим родителям за то, что они родили тебя - умного, красивого и талантливого парня.


Обнимаю и целую по-отцовски, Миша!

Всего доброго!

P.S. Да, Миша, за последние выходные дни я прочитал твою книгу "На качелях между холмами". Отличная повесть. На многих местах я так хохотал весело и радостно. Ты интересно и очень живо описываешь свою бабушку. У тебя прекрасные размышления. Я вижу тебя в герое повести - Мише Мирове (Мирном) - шустрый, умный, хороший и честный мальчик. В свободное время, я буду переводить "На качелях..." и другие твои произведения на вьетнамский. Очень приятно читать твои книги. Ты молодец! Я очень горжусь тобой.

Ну все, Миша.

Крепко обнимаю.

Папа Фам

01020304

Картины Фама:

05

Фам: Картины я не писал маслом как обычно а клею лоскутками цветной бумаги. Это редкий и очень трудный жанр в искусстве. Мастеров по этому жанру во всем мире можно пересчитать на пальцах (во Вьетнаме их всего 2, я один из них).

06

07

08

09

Вначале октября у меня в Хошимине большая прессс-конференция и презентация моих книг на вьетнамском языке, организованные вьетнамским издательством First New приглашаю российские СМИ. Дату сообщу дополнительно!

ПОВОДЫРЬ ДЛЯ ОЛИГАРХА (Четвёртая книга о лабрадоре Трисоне)

trison



Глава 1

          Даже в самом страшном сне не могло мне такое присниться. Если бы я попросил вас угадать, где я сейчас лежу, думаю, не угадал бы никто. Хотя, возможно, нашлись бы те, кто догадался, что лежу я на операционном столе – собакам ведь тоже иногда делают операции. Но, если вы думаете, что я заболел, то глубоко заблуждаетесь. Здоров как бык! Или как пел один известный певец, «здоров, как сразу два быка»! Вот, уже вижу недоумение на вашем лице – дескать, а чего ты там тогда валяешься?

          Валяюсь не по собственной воле. Впрочем, валянием моё положение трудно назвать – связан так, что и ухом не могу пошевелить. Грустно писать об этом, грустно и страшно, но кому-то понадобилась моя печень. Эх, разве мог я когда-то подумать, мечтая о заслуженном отдыхе, что вот так бесславно закончу свои дни под ножом хирурга-ветеринара? Как же обидно! Ну как же обидно! Если бы вы знали, как здесь воняет – тут можно и без ножа сдохнуть.

        Лежу, а перед глазами вся жизнь пробегает. Вспомнил своих крадунов, упрятавших меня в сырой сарай*, беспризорников, чуть не пустивших меня на шашлык**, Макарыча, бегающего за нами с Фуку по двору с ружьём***. И всё как-то обходилось, судьба благоволила мне. Но теперь, видимо, всё. Хирург сказал, что приступят к работе через пятнадцать-двадцать минут. «Работать» - вы смотрите, как они ловко завуалировали слово «убийство». Что ж это за работа такая – у здоровой, работоспособной собаки печень отбирать? С ума можно сойти с такими «работниками». Ладно, что поделаешь. Время ещё есть, может, успею рассказать вам, что произошло, и как я тут очутился, если интересно, конечно.

Вы помните, как мы расстались с вами в последний раз? Я тогда работал у спасателя Владимира Петровича. Люба родила ему дочь, Владимира Петровича взяли на работу диспетчером МЧС, а вскоре коллеги помогли ему сделать операцию на глазах. Всё прошло успешно, немцы знают своё дело. Петрович стал видеть, правда, на один глаз, но всё равно радости не было предела. А у поводырей такое правило: подопечный прозрел – собирайся обратно в свою поводырскую школу. Тут тебе подберут нового подопечного. Наша задача – служить и помогать тотально слепым людям.

После героя-спасателя я неожиданно попал в дом молодого парня. Но мне там сразу что-то не понравилось. С первых минут пребывания там я понял, что здесь что-то не так. Пока он занимался со мной в школе, сдавал экзамены, помощник называл его Витей, а как только приехали к нему домой, он превратился в Костю. Позвонил кому-то по телефону и говорит: «Это я, Костя, приезжайте, товар на месте!» Очки свои тёмные швырнул в угол, упал в кресло и недовольно забурчал:

- Как мне надоел это маскарад, сил больше нет.

Я смотрю на него и понимаю, передо мной сидит зрячий человек. Спустя несколько минут, он поворачивается ко мне и, глядя в упор, рычит:

- Чего уставился? Сейчас приедут за тобой.

Что творится! Так это он, оказывается, меня товаром обозвал? Ой-ой-ой! Чует моё сердце, добром тут не закончится. Куда это они меня собрались везти? Значит, им не поводырь был нужен? Витя-Костя-то зрячим оказался. Где-то в глубине моего прыгающего сердца ещё теплилась надежда, что отвезут меня всё-таки к какому-нибудь слепому человеку. Думаю, может, за границу хотят переправить? Школа-то наша российская, и собак-поводырей готовит для своих граждан.

Однако с приездом в квартиру новых персонажей моя надежда стала улетучиваться. Видели бы вы их морды, в смысле, лица. Впрочем, какой тут смысл – самые настоящие морды. У них кулаки с моё собачье лицо. Один положил меня на спину и стал щупать что-то в животе. Потом спрашивает Витю-Костю:

- Здоров? Ничем не болеет?
- Конечно, здоров. Это же школа по подготовке собак-поводырей. Кто там больных собак будет держать? У них там своя ветеринарка, все прививки делают вовремя, в общем, всё на высшем уровне.
- Где его документы?
- Вот, здесь всё, – Виктор-Константин протянул бумаги.
- Отлично, - потирая руками, сказал мордастый. – Главное, чтобы печень оказалась пригодной, а то шеф порвёт нас на куски. – И обращаясь ко второму гостю добавил: - Давай, заноси клетку.

Через минуту я уже сидел в огромной клетке, пока ничего не понимая. Что там у них за шеф такой? Зачем ему моя печень? Гурман, что ли, какой? Ой! У меня аж в боку что-то закололо. Если он собачьей печенью питается, страшно подумать, сколько же этот изверг собак погубил? Странно всё это.

Спустя некоторое время меня как экзотичное животное, словно дикого леопарда или какого-то ягуара, вынесли в клетке на улицу и загрузили в микроавтобус. Ехали очень долго, но сказать, что заехали далеко не могу, поскольку в основном толкались по пробкам. Я дремал и слушал своих конвоиров.

- Хозяин наш, конечно, странный мужик. Как маленький, честное слово, - говорит водитель.
- Это ещё почему?
- Ну, сдался ему этот лабрадор! Заведи себе щенка, да ухаживай за ним на здоровье.
- Не скажи, - возразил пассажир, - там какая-то легенда с его псом. Не всё так просто.
- Да ладно, - махнул третий сопровождающий, - всё это бред собачий. Просто богачи с дуру бесятся.
- В общем-то, ты прав, - закивал водитель. – Не было бы денег, разве он этим сейчас занимался бы. Я представляю, сколько стоит такая операция.
- Хм, братишка, да не считай ты деньги в чужом кармане, - рассмеялся один из конвоиров.
- Дело не в деньгах, - отвечает ему напарник. – А этого пса кто пожалеет? – Он кивнул в мою сторону. – Сейчас распотрошат брюхо невинной собаке, и всё…

Я от таких слов даже вздрогнул. Но так до сих пор и не сообразил, что им от меня нужно. И вдруг один из сопровождающих открыл тайну:

- Жалко будет, если его печёнка не приживётся у собаки хозяина. Это же не факт, что та собака будет жить.
- Ничего себе, - присвистнул водитель, - так это что выходит, гарантий нет?
- Конечно, нет! – закивал один из пассажиров. – Доктор так и сказал: пятьдесят на пятьдесят. Пересадить-то печень он пересадит, но за жизнь собаки не отвечает.
- Мошенник какой-то, а не доктор, - возмущённо произнёс водитель.
- Это ещё почему?
- Ну, а что это за ответ – «пятьдесят на пятьдесят»? Никакой ответственности за свои слова. Так можно и прогноз погоды объявлять: пятьдесят процентов, что будет дождь, пятьдесят – нет. По любому угадаешь. Так и здесь.

Конвоиры мои рассмеялись, а до меня наконец-то стало доходить, что происходит. Это что же получается? Какой-то богач решил отобрать мою печень, пересадить её своему псу и таким образом спасти своего любимца? Хорошенькое дельце! Какой добрый дядечка. Одну собаку спасает, другую на тот свет отправляет. Но самое печальное, что даже врач никакой гарантии на исцеление больной не даёт. Как же они умудрились провернуть аферу с моим изъятием из школы поводырей?

Наконец-то мы приехали. Прямо в клетке врач сделал мне укол, после которого я вроде всё и слышу, и вижу, а двигаюсь как в замедленном кино. Иными словами я успел рассказать вам, как очутился на операционном столе. Я начал мысленно прощаться с жизнью, просить прощения у всех, кого случайно обидел или ненароком облаял. Вы знаете, так мне себя стало жалко, хоть волком вой. Только не подумайте, что я прямо испугался. Нет, я уже смирился, как говорится, от судьбы не уйдёшь. Просто обидно погибать, не зная за что и в полной анонимности. Эх…

Стоп! Может, это мой шанс? В операционную вошли мужчина и женщина и стали внимательно рассматривать меня. Мужчина оказался врачом, а женщина… Впрочем, давайте послушаем, о чёс они говорят:

- Антон Игоревич, - жестикулируя руками, возбуждённо спрашивала женщина, - если нет никаких гарантий, то какой смысл тогда в этой операции? Не лучше ли тогда завести другую собаку?
- Вы думаете, Ольга Семёновна, я не предлагал Александру Михайловичу завести щенка?
- И что он? – женщина внимательно посмотрела на собеседника.
- Отказался наотрез! – доктор резанул пространство перед собой ладонью. – Говорит, ничего не знаю, спасите мне моего Грина. Никого слушать не хочет, хоть ты тресни.
- Ну, а если Грин после операции не выживет, что тогда?
- Бог его знает, - пожал плечами врач. – Хотите, я вам откровенно скажу? Вероятность того, что он останется жить очень мала.
- Послушайте, а если.., - женщина задумалась, прошлась по комнате и вдруг выпалила: - А что если мы из этой собаки сделаем Грина?
- Как это? – раскрыл рот доктор.
- Очень просто! – потирая руки, сказала Ольга Семёновна. – Сколько собаке нужно времени на послеоперационный период?
- Что вы задумали? – испуганно спросил Антон Игоревич.
- Сможем мы упрятать его на месяцок? – спросила Ольга Семёновна.
- Вы сначала скажите, что вы задумали, - упорствовал врач.
- В общем, так, - решительно заявила женщина, - операция отменяется!

Доктор вздрогнул и отчаянно замахал руками:

- Что вы, что вы, Ольга Семёновна, как так можно? Да Александр Михайлович мою печень на паштет пустит. Нет-нет! Я в такие игры не играю.
- Сколько? – нахмурившись, спросила Ольга Семёновна.
- Что «сколько»? – вздёрнул брови доктор и поёжился.
- Сколько вы хотите за молчание? – процедила женщина.
- Ольга Семёновна, помилуйте! – взмолился врач. - Поймите вы меня…
- Успокойтесь, Антон Игоревич, все риски с этим делом я беру на себя. Свой миллион рублей, вы получите завтра.
- А что с Грином делать? – прошептал врач.
- Лечите! – ответила Ольга Семёновна. – Что в таких случаях с собаками делают?
- Обычно усыпляют, - тяжело вздохнув, ответил доктор.
- Нет, - решительно заявила женщина, - такой грех мы на себя брать не станем. Лечите, делайте ему обезболивающее, но пусть пёс умрёт своей смертью, никаких усыплений. Я категорически против этого….
- Ясно, - закивал Антон Игоревич. – Всё понял.
- Сколько ему осталось? – спросила Ольга Семёновна.
- Максимум, неделю, - ответил врач, - но, скорее всего, день-два.

Доктор уселся посредине комнаты на стул и обхватил голову руками.

- Значит так, - командовала Ольга Семёновна, - скажете, что операция прошла успешно, но собаку сейчас нельзя тревожить. Дальше всё переводите на меня. Скажете, что я увезла Грина к себе на дачу. Я сама найду как всё объяснить Александру Михайловичу. Вы мне тут изобразите раненного, - женщина указала на меня рукой, - перебинтуйте его всего, разукрасьте, чтобы его мать родная не узнала. Я приеду через два-три часа. Только не вздумайте отступать. Понятно?
- Честное слово, я боюсь, Ольга Семёновна! – жалобно произнёс доктор.
- Кого? – ухмыльнулась женщина.
- Александра Михайловича, - тихо ответил Антон Игоревич.
- Это хорошо, это очень хорошо! – закивала Ольга Семёновна. – Но в этом случае вам лучше бояться меня. Не дай Бог подведёте! – она пригрозила ему пальцем.
- Могила! – заверил доктор. – У меня просто другого выхода нет.
- Молодчина, - похвалила женщина и направилась к выходу, затем, обернувшись уже у двери, спросила: - Надеюсь, за месяц мы слепим из него настоящего Грина?
- Сделаем! – уверенно произнёс доктор. – Они очень похожи. Правда, кое-что нужно будет подкрасить, подтянуть, в общем, косметику навести. Ухо нужно будет обязательно выправить – у нашего оно чуть надорвано. Помните, они со стафордом сцепились? Но это всё мелочи. Я на теле Грина знаю каждый волосок.
- Приступайте, мы завтра утром с Александром Михайловичем заедем вас проведать. Да смотрите, чтобы муж ничего не заподозрил. Хорошенько перебинтуйте несостоявшегося донора, - она улыбнулась и кивнула в мою сторону.
- Всё будет на «пять с плюсом», - заверил Антон Игоревич.
- Я на вас надеюсь, доктор! - Ольга Семёновна махнула рукой и исчезла за дверью.

Фух! Можно наконец-то и свободно вздохнуть. Кажется, казнь моя снова отменяется. Вот всё-таки везёт мне на таких, как Ольга Семёновна. Дай тебе Бог долгих лет жизни, замечательная ты женщина! Эти все косметические дела я переживу. Ухо нужно надрезать? Да режьте вы его хоть на серпантин. Можете сделать из меня хоть добермана или вообще средне-азиатскую овчарку. Видели таких? Они совсем без ушей живут – и ничего! Главное – печень остаётся со мной, и я продолжаю жить.

Выходит, мне придётся жить под другим именем? Как там? Грин? Ну а что, имя неплохое. Вот только, если мне удастся сбежать в свою школу, узнают ли они меня такого попугая разукрашенного? Вот размечтался. Погоди ты ещё о школе  мечтать. Пусть тебя ещё этот как его… Александр Михайлович признает. Вдруг поймёт, что его обманули. Одна теперь надежда на Ольгу Семёновну. Вот вляпался, так вляпался. Хотя я тут при чём? Опять люди что-то намудрили, а мне отдувайся. Ну, что ж, где наша не пропадала, побуду диванным Грином. Это лучше, чем без печёнки остаться.

В кабинет вошли двое, как я потом понял, помощников доктора. И началось моё перевоплощение!

____________________________________________________
* Повесть «Радуга для друга»
** Повесть «Формула добра»
*** Повесть «Фукусима»


Первая книга "Радуга для друга".

c6c316f96d03616bdd932cf2928c977f