Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Запретные сны

Рассказ
Перевод на английский



Сны — это сегодняшние ответы
на завтрашние вопросы.

Эдгар Кейс




1

Пусть читатель упрекнёт меня в использовании литературного лекала, но тут по-другому просто не скажешь. Павел Афанасьевич Берендяй весь сиял. Даже не сиял, а светился каким-то фантастическим светом. Переступив порог квартиры, он швырнул портфель в угол прихожей и радостно объявил выскочившей навстречу жене:
- Всё, Машка, я министр. Моя мечта сбылась… Вернее, наша мечта сбылась.
- Господи боже мой, - перекрестилась супруга и бросилась мужу на шею, - поздравляю, милый.
На глазах женщины блеснули слёзы.
- Я тебе говорил, что всё равно стану министром? – прижав жену к себе и поглаживая её по спине, громко сказал Павел Афанасьевич. – А ты сомневалась…
- Не сомневалась я, Пашенька, - всхлипнула женщина, - я просто боялась спугнуть удачу. Ты же знаешь, как твой тесть говорил, царство ему небесное, чуть-чуть не дожил, скажешь «гоп», когда перепрыгнешь…
Берендя отстранил от себя супругу и, вздёрнув брови, весело сказал:
- Ну, что ты, дурочка, нюни распустила? Тут в фанфары нужно трубить, а она слёзы льёт.
- Да я же от счастья, дорогой! Это ж какая радость, - воскликнула женщина.
- Можешь теперь и «гоп» говорить, - пошутил муж, - начинаем новую жизнь, Маруся.
- Гоп! Гоп! Гоп! – захлопала в ладоши жена. – А… это… министр чего? Министерство-то какое?
- Новое, - улыбнулся Павел Афанасьевич и добавил: - абсолютно новое.
- Новое? – удивилась супруга. – И как называется?
- Министерство снов, - объявил муж.
- Шутишь? – недоверчиво спросила жена и, театрально скривив лицо, захныкала: – ну, скажи, Паня, мне же интересно.
- Нет, не шучу, - муж поцеловал жену в лоб, - президент уже подписал указ об образовании министерства снов. Михал Михалыч порекомендовал меня, в общем, вопрос решён…
- Но что это за министерство такое, - едва ли не шёпотом спросила жена. – Чем оно будет заниматься? Организовывать на телевидении передачи «Спокойной ночи, малыши»?
Павел Афанасьевич сначала рассмеялся, затем посерьёзнев, сказал:
- А вот сарказм твой тут, дорогая, не уместен. Не всё так просто. Этот вопрос… в смысле, создание нового министерства обсуждался, между прочим, на Совете безопасности, и решение было принято единогласно.
- Ну, с этим-то у нас никогда проблем не было, - махнув рукой, съязвила женщина, - нашёл, чем удивить. Что-что, а голосовать единогласно у нас умеют. Ты скажи мне, чем твоё министерство будет заниматься? Зарплата какая?
Павел Афанасьевич тяжело вздохнул и, сняв пальто, прошёл на кухню.
- Зарплата приличная, - начал он, - но дело не в зарплате…
- Как это? – перебила жена. – Как это не в зарплате? Это… один из главных…
- Не перебивай, - нахмурился муж, - зарплата здесь – дело десятое. На этой должности можно вообще без зарплаты работать. Понимаешь?
Мария округлила глаза и замотала головой:
- Нет, не понимаю. Как можно работать без зарплаты? На общественных началах, что ли?
- Машенька, милая, да я это образно говорю, ты даже не представляешь, сколько нам выделяют из бюджета денег. Миллиарды, миллиарды и миллиарды…
- И всё-таки, чем твоё министерство будет заниматься?
- Расшифровкой снов граждан! – выпалил Павел Афанасьевич. – Представляешь? Мы будем знать, что снится нашим гражданам. Специальные приборы уже запустили в производство. Через год, такие приборы будут установлены в каждой квартире, в каждом доме… Никто не сможет скрыть свои сны, а мы будем принимать меры.
- И кому это нужно? Зачем копаться в чужих снах? – прикрыв рот рукой, спросила Мария.
- Как кому? – хмыкнул Павел Афанасьевич. – Государству. Сны – это… понимаешь… это ценнейшая информация… Даже пословица есть такая – что думается, то во сне видится. Вот тебе, что сегодня снилось?
Жена вспыхнула, лицо её превратилось в зрелый помидор.
- Какая разница? – махнула она рукой.
- Мне интересно, - ответил муж. – Я всё-таки теперь министр снов. И обязан знать, что снится моей жене.
- Ты что, и за мной будешь следить? – фыркнула жена.
- Почему следить? Каждый человек должен будет еженедельно отчитываться о том, что ему снилось. И если мы уличим его во лжи, будем принимать соответствующие меры.
- Что это за соответствующие меры? – испуганно спросила женщина.
- Сначала профилактическая беседа, на второй раз административный арест, ну, а если выводов не сделает, на третий раз уголовная статья.
- С ума сошли, что ли? – вскрикнула жена. – Вы собрались за сны сажать людей в тюрьму?
- Не за сны, Машенька, не за сны! – Павел Афанасьевич пристально посмотрел в глаза супруге. – За ложь. Вот я у тебя спрашиваю, что тебе сегодня снилось, а ты уходишь от ответа.
Мария покачала головой и рассерженно заявила:
- Кому какое дело до того что человеку снится? Я не хочу об этом говорить. Это моё личное дело. Это мои сны. И что там, во снах, происходит, это никого не должно волновать. Что за бред? Может, ты меня решил разыграть?
- Нет, это не розыгрыш, - сдвинув брови, ответил Павел Афанасьевич. – Дело в том, что наши учёные доказали: правильная расшифровка снов позволит своевременно устанавливать готовящиеся нарушения законов – воры, взяточники, мошенники, террористы, бунтовщики всякие… И всё-таки, что тебе сегодня ночью снилось?
- Я не хочу об этом говорить, - отрезала супруга.
- Что-то запретное? – ухмыльнулся Павел Афанасьевич.
- Не совсем, - вздохнула женщина. – Но…
- Говори-говори, - подбодрил муж. – Не стесняйся.
- Мне снился сон эротический, - призналась жена и густо покраснела.
- Во как! – хлопнул в ладоши Павел Афанасьевич. – Это интересно! Очень интересно. Рассказывай.
- Я стесняюсь, - опустила глаза жена.
- Меня? – мужчина ударил себя кулаком в грудь. – С каких это пор ты стала меня стесняться? Мы скоро серебряную свадьбу будем праздновать, а ты мужа стесняешься.
- Не приставай, прошу, - Мария выставила перед мужем ладонь. – Я не хочу на эту тему говорить.
- Мне это не нравится. – раздражённо произнёс супруг. – У тебя от меня появились секреты?
Жена, чувствуя, что разговор с мужем добром не закончится, решила сменить тактику и, обняв его, ласково сказала:
- Не волнуйся, дорогой, я тебе вечером, всё в постели расскажу, там будет уместнее, а сейчас иди, переодевайся, мой руки и будем ужинать. Да и отметить ведь нужно это дело. Всё-таки не каждый день тебя министром назначают.
Павел Афанасьевич согласился с женой, довольно закивал и последовал её совету.


2

Прошёл год. Министерство сна разрослось до ошеломляющих размеров. Успехи нового министерства оказались потрясающими. Пять губернаторов оказались за решёткой – им регулярно снились сепаратистские сны, были арестованы с десяток мэров – планировали украсть бюджетные деньги. Пострадали от нововведений директора заводов, школ, главные врачи, ректоры ВУЗов. Попались на взятках сотрудники полиции, судьи, прокуроры.
Приборы, определяющие сны, работали бесперебойно. Сигналы регулярно поступали изо всех регионов. Специальная министерская комиссия работала не покладая рук. На заседание комиссии вызывался тот или иной руководитель, члены комиссии внимательно выслушивали рассказ о его последних снах и удалялись на совещание. Там выносилось решение. Во-первых, комиссия решала, говорит ли товарищ правду или врёт, во-вторых, члены комиссии высказывали свои мнения и версии толкования снов, и, накоонец, в-третьих, выносилось то или иное решение.
Врали почти все. Одни приукрашивали свои сны, другие недосказывали важные моменты, третьи откровенно врали и сочиняли то, чего во снах у них не было. Один судья сочинил такой сон, что смутил всех членов комиссии. Начал рассказывать о том, как он во сне, был приглашён президентом на шашлыки, затем они катались с ним на лыжах, в конце концов, на него напал белый медведь, и судья отважно отлупил зверя лыжной палкой, да так, что тот трусливо убежал. Один из членов комиссии спросил:
- А что же президент?
- А ничего, - развёл руками рассказчик, - наблюдал, потом вынул из кармана орден и наградил меня за мужество.
- Скажите, товарищ, вы не врёте?
- Да зачем же мне врать? – возмутился судья. – Чистая правда.
- Такого не может быть! – взвизгнула пожилая женщина. – Президент ордена в кармане носит, что ли? Что вы тут нам сочиняете? Как вам не стыдно?
Судья рассмеялся.
- Погодите, господа, - сказал он, - так это же сон. Не я их придумываю. Что приснилось, то и рассказываю. Вы же сами требуете, чтобы рассказ был правдивым.
Члены комиссии зашушукали и подали знак рассказчику продолжать.
- Получив орден, - продолжил свой рассказ судья, - я пригласил президента в ресторан, ордена ведь принято обмывать.
- И что? Он согласился? – снова поинтересовалась беспокойная барышня.
- Конечно, - кивнул рассказчик. – Кто же откажется от хорошего коньяка?
- Наш президент не пьёт! – усомнилась женщина.
- Уважаемая, - не согласился судья, - повторяю: это сон. А во сне может случиться всё, что угодно.
Рассказ судьи закончился тем, что его, в конце концов, оборвали на полуслове и удалились на совещание. Примерно через час в помещение, где скучал судья, вошли вооружённые люди – это был спецназ министерства снов. Через минуту из совещательной комнаты вышли и члены комиссии. Председатель зачитал решение:
- Судья Балалайкин, комиссия пришла к выводу, что ваш сон несёт угрозу государству. Вы приговариваетесь к трём годам лишения свободы с содержанием в санаторно-курортном профилактории усиленного режима.
- Да как вы смеете? – закричал приговорённый. – Это беспредел! За что? За что меня в тюрьму?
- Успокойтесь, любезный, - сказал председатель. – Это не тюрьма. Это прекрасный профилакторий снов. Как вы не можете понять? Вы нуждаетесь в усиленном лечении. Нормальным людям такие сны не могу сниться. Это отвратительно.
- В чём моя вина? – не успокаивался судья. – Я… я…
- Вашей вины нет, - спокойно ответила беспокойная дама, - но такие сны запрещены нашим законодательством.
- Я пятнадцать лет работаю судьёй и никогда не слышал о таком законодательстве, - парировал мужчина.
- Всё верно! – хихикнул председатель комиссии. – Этот закон разработан специально для нашего ведомства. Обычный суд такие дела не рассматривает.
Председатель отдал команду конвою увести приговорённого. Тот пытался сопротивляться, но начальник одним движением руки успокоил конвоируемого, и спецназ вместе с мужчиной удалился.
Следующим рассказчиком была директор школы – полная дама с розовыми щеками, и высокой причёской.
- Слушаем вас, мадам, - объявил председатель, - надеюсь вас предупреждать не надо, что нужно говорить только правду.
- Да я, в общем-то, не привыкла врать, но.., - женщина запнулась.
- Что случилось? – поинтересовался председатель.
- Не знаю, - смущённо начала женщина, - будет ли вам приятно слушать то, что со мной произошло во сне.
- Ничего страшного, - сказал одна из женщин, - мы уже привыкли. Смелее!
Директор откашлялась в кулак, протёрла глаза и начала:
- Понимаете, товарищи, мне последний месяц снится один и тот же сон. Я завела себе свинью, и она живёт у меня в квартире. А просыпаюсь я исключительно под её визг. Она так кричит, что иногда мне кажется, даже соседи слышат.
- А вы откуда знаете? - спросила женщина. – Вы у них спрашивали?
- Нет, я не спрашивала, но мне так кажется. А самое печальное то, что я утром после просыпания ощущаю в квартире вонь, словно нахожусь в свинарнике. И пока я собираюсь на работу, запах этот не выветривается. Я за последний месяц использовала уже три флакона французских духов. Моя секретарша обратила внимание, что от меня разит духами на километр.
- А зачем же вы так обильно духанитесь, - спросил председатель.
- Так я же вам говорю, воняет свинарником, не могу же я так идти в школу…
- Так воняет во сне, а духами вы пользуетесь наяву. Где логика?
- Я сама не могу понять. Снятся эти свиньи, хоть убей. Я так от них устала.
Комиссия внимательно выслушала директора школы. Решение было однозначным: от работы отстранить, отправить работать в сельскую местность дояркой.
- А от работы за что отстраняете? – недоумевала женщина. – Я же ничего противоправного не сделал.
- Возможно, - сказал председатель, - но со свиньями в голове вам работать с детьми нельзя. Встретимся через годик. Будем решать.

3

На третьем году работы Министерства снов, Павлу Афанасьевичу доложили, что его жена Мария Петровна арестована и отправлена на три года в профилакторий снов строго режима.
- За что? – вскрикнул министр Берендяй. – Вы что совсем рехнулись? Кто посмел арестовать жену руководителя…
- Так решила комиссия, - сказал помощник.
- Какая к чёрту комиссия? – заревел Павел Афанасьевич. – Ну-ка срочно ко мне председателя этой комиссии. Звони немедленно. Я жду.
Через полчаса помощник снова вошёл в кабинет министра и доложил:
- Павел Афанасьевич, председатель комиссии сегодня не сможет к вам прибыть, он…
- Что значит, не сможет? – начальник вытаращил глаза. – Ты сказал ему, что его вызывает министр.
- Так точно, - по-армейски ответил помощник и добавил: - сказал, что срочно.
- И?
- Ответил, что сегодня день распланировал, нужно провести десять заседаний и…
- К чёрту его заседания, - заорал Берендяй. – Немедленно ко мне. Скажи, это не просьба, это приказ.
- Извините, Павел Афанасьевич, именно это я ему и сказал. Но он.., - помощник замялся, он… пояснил, что подчиняется только президенту и… приказывать ему больше никто не может.
- Хамло, - процедил министр. – Хорошо. Я разберусь. Свободен.


* * *

Председатель той комиссия, что отправила жену министра в профилакторий, прибыл к Павлу Афанасьевичу через три дня. Не ответив на приветствие гостя, министр спросил сразу в лоб:
- Вы совсем там охренели?
- Вы о чём, товарищ министр? – усмехнулся председатель.
- Ни о чём, а о ком, - нахмурился Пётр Афанасьевич. – Вы зачем арестовали мою жену?
- Приборы показали, что она… что её мысли направлены против правопорядка…
- Ты мне это будешь рассказывать? – взревел министр. – Ты за кого меня принимаешь? Какие на хрен мысли?
- Сны показали…
- Заткнись, - Павел Афанасьевич подошёл вплотную к председателю. – Какие сны?
Посетитель отшатнулся, заподозрив, что министр сейчас ударит его по лицу.
- Разве вы не знаете, что все эти проверки снов – сплошная липа. Вы толкуете сны на своё усмотрение. А, если человек говорит, что ему сны не снятся, вы записываете его в диссиденты. Не так ли?
- Понимаете, товарищ министр, кроме меня в комиссии ещё одиннадцать человек, и я не всегда могу повлиять на их решение, у нас демократия.
Плевать я хотел на вашу демократию, - заорал министр. – Освободите мою жену немедленно. Освободите и доложите.
- Я не могу этого сделать, - развёл руками председатель. – Арестовать-то мы можем, а вот освободить… раньше срока может только президент специальным указом. Рад бы помочь, но…
- Пшёл вон, - министр кивнул в сторону двери.

* * *

Марию Петровну освободили только через три года. Как Павел Афанасьевич ни бился, ничего не помогло. Президент его так и не принял, а решить вопрос никто, кроме него, не смог. Жена в профилактории тронулась умом, после освобождения постоянно улыбалась и каждый день смотрела один и тот же художественный фильм – «Москва слезам не верит». Однажды ночью она тихо умерла, оставив Павлу Афанасьевичу записку со словами: «Прощай, любимый. Надеюсь, я буду тебе сниться…».


©Михаил Самарский, 2021 г.

Запретные сны (рассказ)


Михаил Самарский

Запретные сны



Сны — это сегодняшние ответы
на завтрашние вопросы.

Эдгар Кейс



1

Пусть читатель упрекнёт меня в использовании литературного лекала, но тут по-другому просто не скажешь. Павел Афанасьевич Берендяй весь сиял. Даже не сиял, а светился каким-то фантастическим светом. Переступив порог квартиры, он швырнул портфель в угол прихожей и радостно объявил выскочившей навстречу жене:
- Всё, Машка, я министр. Моя мечта сбылась… Вернее, наша мечта сбылась.
- Господи боже мой, - перекрестилась супруга и бросилась мужу на шею, - поздравляю, милый.
На глазах женщины блеснули слёзы.
- Я тебе говорил, что всё равно стану министром? – прижав жену к себе и поглаживая её по спине, громко сказал Павел Афанасьевич. – А ты сомневалась…
- Не сомневалась я, Пашенька, - всхлипнула женщина, - я просто боялась спугнуть удачу. Ты же знаешь, как твой тесть говорил, царство ему небесное, чуть-чуть не дожил, скажешь «гоп», когда перепрыгнешь…
Берендя отстранил от себя супругу и, вздёрнув брови, весело сказал:
- Ну, что ты, дурочка, нюни распустила? Тут в фанфары нужно трубить, а она слёзы льёт.
- Да я же от счастья, дорогой! Это ж какая радость, - воскликнула женщина.
- Можешь теперь и «гоп» говорить, - пошутил муж, - начинаем новую жизнь, Маруся.
- Гоп! Гоп! Гоп! – захлопала в ладоши жена. – А… это… министр чего? Министерство-то какое?
- Новое, - улыбнулся Павел Афанасьевич и добавил: - абсолютно новое.
- Новое? – удивилась супруга. – И как называется?
- Министерство снов, - объявил муж.
- Шутишь? – недоверчиво спросила жена и, театрально скривив лицо, захныкала: – ну, скажи, Паня, мне же интересно.
- Нет, не шучу, - муж поцеловал жену в лоб, - президент уже подписал указ об образовании министерства снов. Михал Михалыч порекомендовал меня, в общем, вопрос решён…
- Но что это за министерство такое, - едва ли не шёпотом спросила жена. – Чем оно будет заниматься? Организовывать на телевидении передачи «Спокойной ночи, малыши»?
Павел Афанасьевич сначала рассмеялся, затем посерьёзнев, сказал:
- А вот сарказм твой тут, дорогая, не уместен. Не всё так просто. Этот вопрос… в смысле, создание нового министерства обсуждался, между прочим, на Совете безопасности, и решение было принято единогласно.
- Ну, с этим-то у нас никогда проблем не было, - махнув рукой, съязвила женщина, - нашёл, чем удивить. Что-что, а голосовать единогласно у нас умеют. Ты скажи мне, чем твоё министерство будет заниматься? Зарплата какая?
Павел Афанасьевич тяжело вздохнул и, сняв пальто, прошёл на кухню.
- Зарплата приличная, - начал он, - но дело не в зарплате…
- Как это? – перебила жена. – Как это не в зарплате? Это… один из главных…
- Не перебивай, - нахмурился муж, - зарплата здесь – дело десятое. На этой должности можно вообще без зарплаты работать. Понимаешь?
Мария округлила глаза и замотала головой:
- Нет, не понимаю. Как можно работать без зарплаты? На общественных началах, что ли?
- Машенька, милая, да я это образно говорю, ты даже не представляешь, сколько нам выделяют из бюджета денег. Миллиарды, миллиарды и миллиарды…
- И всё-таки, чем твоё министерство будет заниматься?
- Расшифровкой снов граждан! – выпалил Павел Афанасьевич. – Представляешь? Мы будем знать, что снится нашим гражданам. Специальные приборы уже запустили в производство. Через год, такие приборы будут установлены в каждой квартире, в каждом доме… Никто не сможет скрыть свои сны, а мы будем принимать меры.
- И кому это нужно? Зачем копаться в чужих снах? – прикрыв рот рукой, спросила Мария.
- Как кому? – хмыкнул Павел Афанасьевич. – Государству. Сны – это… понимаешь… это ценнейшая информация… Даже пословица есть такая – что думается, то во сне видится. Вот тебе, что сегодня снилось?
Жена вспыхнула, лицо её превратилось в зрелый помидор.
- Какая разница? – махнула она рукой.
- Мне интересно, - ответил муж. – Я всё-таки теперь министр снов. И обязан знать, что снится моей жене.
- Ты что, и за мной будешь следить? – фыркнула жена.
- Почему следить? Каждый человек должен будет еженедельно отчитываться о том, что ему снилось. И если мы уличим его во лжи, будем принимать соответствующие меры.
- Что это за соответствующие меры? – испуганно спросила женщина.
- Сначала профилактическая беседа, на второй раз административный арест, ну, а если выводов не сделает, на третий раз уголовная статья.
- С ума сошли, что ли? – вскрикнула жена. – Вы собрались за сны сажать людей в тюрьму?
- Не за сны, Машенька, не за сны! – Павел Афанасьевич пристально посмотрел в глаза супруге. – За ложь. Вот я у тебя спрашиваю, что тебе сегодня снилось, а ты уходишь от ответа.
Мария покачала головой и рассерженно заявила:
- Кому какое дело до того что человеку снится? Я не хочу об этом говорить. Это моё личное дело. Это мои сны. И что там, во снах, происходит, это никого не должно волновать. Что за бред? Может, ты меня решил разыграть?
- Нет, это не розыгрыш, - сдвинув брови, ответил Павел Афанасьевич. – Дело в том, что наши учёные доказали: правильная расшифровка снов позволит своевременно устанавливать готовящиеся нарушения законов – воры, взяточники, мошенники, террористы, бунтовщики всякие… И всё-таки, что тебе сегодня ночью снилось?
- Я не хочу об этом говорить, - отрезала супруга.
- Что-то запретное? – ухмыльнулся Павел Афанасьевич.
- Не совсем, - вздохнула женщина. – Но…
- Говори-говори, - подбодрил муж. – Не стесняйся.
- Мне снился сон эротический, - призналась жена и густо покраснела.
- Во как! – хлопнул в ладоши Павел Афанасьевич. – Это интересно! Очень интересно. Рассказывай.
- Я стесняюсь, - опустила глаза жена.
- Меня? – мужчина ударил себя кулаком в грудь. – С каких это пор ты стала меня стесняться? Мы скоро серебряную свадьбу будем праздновать, а ты мужа стесняешься.
- Не приставай, прошу, - Мария выставила перед мужем ладонь. – Я не хочу на эту тему говорить.
- Мне это не нравится. – раздражённо произнёс супруг. – У тебя от меня появились секреты?
Жена, чувствуя, что разговор с мужем добром не закончится, решила сменить тактику и, обняв его, ласково сказала:
- Не волнуйся, дорогой, я тебе вечером, всё в постели расскажу, там будет уместнее, а сейчас иди, переодевайся, мой руки и будем ужинать. Да и отметить ведь нужно это дело. Всё-таки не каждый день тебя министром назначают.
Павел Афанасьевич согласился с женой, довольно закивал и последовал её совету.


2

Прошёл год. Министерство сна разрослось до ошеломляющих размеров. Успехи нового министерства оказались потрясающими. Пять губернаторов оказались за решёткой – им регулярно снились сепаратистские сны, были арестованы с десяток мэров – планировали украсть бюджетные деньги. Пострадали от нововведений директора заводов, школ, главные врачи, ректоры ВУЗов. Попались на взятках сотрудники полиции, судьи, прокуроры.
Приборы, определяющие сны, работали бесперебойно. Сигналы регулярно поступали изо всех регионов. Специальная министерская комиссия работала не покладая рук. На заседание комиссии вызывался тот или иной руководитель, члены комиссии внимательно выслушивали рассказ о его последних снах и удалялись на совещание. Там выносилось решение. Во-первых, комиссия решала, говорит ли товарищ правду или врёт, во-вторых, члены комиссии высказывали свои мнения и версии толкования снов, и, накоонец, в-третьих, выносилось то или иное решение.
Врали почти все. Одни приукрашивали свои сны, другие недосказывали важные моменты, третьи откровенно врали и сочиняли то, чего во снах у них не было. Один судья сочинил такой сон, что смутил всех членов комиссии. Начал рассказывать о том, как он во сне, был приглашён президентом на шашлыки, затем они катались с ним на лыжах, в конце концов, на него напал белый медведь, и судья отважно отлупил зверя лыжной палкой, да так, что тот трусливо убежал. Один из членов комиссии спросил:
- А что же президент?
- А ничего, - развёл руками рассказчик, - наблюдал, потом вынул из кармана орден и наградил меня за мужество.
- Скажите, товарищ, вы не врёте?
- Да зачем же мне врать? – возмутился судья. – Чистая правда.
- Такого не может быть! – взвизгнула пожилая женщина. – Президент ордена в кармане носит, что ли? Что вы тут нам сочиняете? Как вам не стыдно?
Судья рассмеялся.
- Погодите, господа, - сказал он, - так это же сон. Не я их придумываю. Что приснилось, то и рассказываю. Вы же сами требуете, чтобы рассказ был правдивым.
Члены комиссии зашушукали и подали знак рассказчику продолжать.
- Получив орден, - продолжил свой рассказ судья, - я пригласил президента в ресторан, ордена ведь принято обмывать.
- И что? Он согласился? – снова поинтересовалась беспокойная барышня.
- Конечно, - кивнул рассказчик. – Кто же откажется от хорошего коньяка?
- Наш президент не пьёт! – усомнилась женщина.
- Уважаемая, - не согласился судья, - повторяю: это сон. А во сне может случиться всё, что угодно.
Рассказ судьи закончился тем, что его, в конце концов, оборвали на полуслове и удалились на совещание. Примерно через час в помещение, где скучал судья, вошли вооружённые люди – это был спецназ министерства снов. Через минуту из совещательной комнаты вышли и члены комиссии. Председатель зачитал решение:
- Судья Балалайкин, комиссия пришла к выводу, что ваш сон несёт угрозу государству. Вы приговариваетесь к трём годам лишения свободы с содержанием в санаторно-курортном профилактории усиленного режима.
- Да как вы смеете? – закричал приговорённый. – Это беспредел! За что? За что меня в тюрьму?
- Успокойтесь, любезный, - сказал председатель. – Это не тюрьма. Это прекрасный профилакторий снов. Как вы не можете понять? Вы нуждаетесь в усиленном лечении. Нормальным людям такие сны не могу сниться. Это отвратительно.
- В чём моя вина? – не успокаивался судья. – Я… я…
- Вашей вины нет, - спокойно ответила беспокойная дама, - но такие сны запрещены нашим законодательством.
- Я пятнадцать лет работаю судьёй и никогда не слышал о таком законодательстве, - парировал мужчина.
- Всё верно! – хихикнул председатель комиссии. – Этот закон разработан специально для нашего ведомства. Обычный суд такие дела не рассматривает.
Председатель отдал команду конвою увести приговорённого. Тот пытался сопротивляться, но начальник одним движением руки успокоил конвоируемого, и спецназ вместе с мужчиной удалился.
Следующим рассказчиком была директор школы – полная дама с розовыми щеками, и высокой причёской.
- Слушаем вас, мадам, - объявил председатель, - надеюсь вас предупреждать не надо, что нужно говорить только правду.
- Да я, в общем-то, не привыкла врать, но.., - женщина запнулась.
- Что случилось? – поинтересовался председатель.
- Не знаю, - смущённо начала женщина, - будет ли вам приятно слушать то, что со мной произошло во сне.
- Ничего страшного, - сказал одна из женщин, - мы уже привыкли. Смелее!
Директор откашлялась в кулак, протёрла глаза и начала:
- Понимаете, товарищи, мне последний месяц снится один и тот же сон. Я завела себе свинью, и она живёт у меня в квартире. А просыпаюсь я исключительно под её визг. Она так кричит, что иногда мне кажется, даже соседи слышат.
- А вы откуда знаете? - спросила женщина. – Вы у них спрашивали?
- Нет, я не спрашивала, но мне так кажется. А самое печальное то, что я утром после просыпания ощущаю в квартире вонь, словно нахожусь в свинарнике. И пока я собираюсь на работу, запах этот не выветривается. Я за последний месяц использовала уже три флакона французских духов. Моя секретарша обратила внимание, что от меня разит духами на километр.
- А зачем же вы так обильно духанитесь, - спросил председатель.
- Так я же вам говорю, воняет свинарником, не могу же я так идти в школу…
- Так воняет во сне, а духами вы пользуетесь наяву. Где логика?
- Я сама не могу понять. Снятся эти свиньи, хоть убей. Я так от них устала.
Комиссия внимательно выслушала директора школы. Решение было однозначным: от работы отстранить, отправить работать в сельскую местность дояркой.
- А от работы за что отстраняете? – недоумевала женщина. – Я же ничего противоправного не сделал.
- Возможно, - сказал председатель, - но со свиньями в голове вам работать с детьми нельзя. Встретимся через годик. Будем решать.

3

На третьем году работы Министерства снов, Павлу Афанасьевичу доложили, что его жена Мария Петровна арестована и отправлена на три года в профилакторий снов строго режима.
- За что? – вскрикнул министр Берендяй. – Вы что совсем рехнулись? Кто посмел арестовать жену руководителя…
- Так решила комиссия, - сказал помощник.
- Какая к чёрту комиссия? – заревел Павел Афанасьевич. – Ну-ка срочно ко мне председателя этой комиссии. Звони немедленно. Я жду.
Через полчаса помощник снова вошёл в кабинет министра и доложил:
- Павел Афанасьевич, председатель комиссии сегодня не сможет к вам прибыть, он…
- Что значит, не сможет? – начальник вытаращил глаза. – Ты сказал ему, что его вызывает министр.
- Так точно, - по-армейски ответил помощник и добавил: - сказал, что срочно.
- И?
- Ответил, что сегодня день распланировал, нужно провести десять заседаний и…
- К чёрту его заседания, - заорал Берендяй. – Немедленно ко мне. Скажи, это не просьба, это приказ.
- Извините, Павел Афанасьевич, именно это я ему и сказал. Но он.., - помощник замялся, он… пояснил, что подчиняется только президенту и… приказывать ему больше никто не может.
- Хамло, - процедил министр. – Хорошо. Я разберусь. Свободен.


* * *

Председатель той комиссия, что отправила жену министра в профилакторий, прибыл к Павлу Афанасьевичу через три дня. Не ответив на приветствие гостя, министр спросил сразу в лоб:
- Вы совсем там охренели?
- Вы о чём, товарищ министр? – усмехнулся председатель.
- Ни о чём, а о ком, - нахмурился Пётр Афанасьевич. – Вы зачем арестовали мою жену?
- Приборы показали, что она… что её мысли направлены против правопорядка…
- Ты мне это будешь рассказывать? – взревел министр. – Ты за кого меня принимаешь? Какие на хрен мысли?
- Сны показали…
- Заткнись, - Павел Афанасьевич подошёл вплотную к председателю. – Какие сны?
Посетитель отшатнулся, заподозрив, что министр сейчас ударит его по лицу.
- Разве вы не знаете, что все эти проверки снов – сплошная липа. Вы толкуете сны на своё усмотрение. А, если человек говорит, что ему сны не снятся, вы записываете его в диссиденты. Не так ли?
- Понимаете, товарищ министр, кроме меня в комиссии ещё одиннадцать человек, и я не всегда могу повлиять на их решение, у нас демократия.
Плевать я хотел на вашу демократию, - заорал министр. – Освободите мою жену немедленно. Освободите и доложите.
- Я не могу этого сделать, - развёл руками председатель. – Арестовать-то мы можем, а вот освободить… раньше срока может только президент специальным указом. Рад бы помочь, но…
- Пшёл вон, - министр кивнул в сторону двери.




* * *

Марию Петровну освободили только через три года. Как Павел Афанасьевич ни бился, ничего не помогло. Президент его так и не принял, а решить вопрос никто, кроме него, не смог. Жена в профилактории тронулась умом, после освобождения постоянно улыбалась и каждый день смотрела один и тот же художественный фильм – «Москва слезам не верит». Однажды ночью она тихо умерла, оставив Павлу Афанасьевичу записку со словами: «Прощай, любимый. Надеюсь, я буду тебе сниться…».


©Михаил Самарский, 2021 г.

Приключения Трисона в Альпах



Лучше гор могут быть только горы,
на которых еще не бывал.

Владимир Высоцкий


Готовь сноуборд летом, а виндсерфинг - зимой!

Спортивная пословица



Вместо пролога


Ав, ав, мои дорогие читатели! В смысле, приветствую вас. Вот мы и снова с вами вместе. Вы не представляете, сколько невероятных событий произошло со мной за последнее время. Язык прямо так и чешется, не терпится скорей вам о них рассказать. Думаю, вам тоже хочется узнать, куда же в этот раз занесло Трисона. Те, кто давно знаком со мной, знает - моя жизнь всегда была полна удивительных приключений. Порой судьба забрасывала меня в такие передряги, из которых, казалось бы, сложно найти выход, но я всегда каким-то чудесным образом умудрялся выйти сухим из воды.
Collapse )




Instagram

Михаил Самарский на сервере Проза.ру

Заслуженный аКОТёр

Новость для тех, кто успел полюбить моего Сократа. И для тех кто, вообще, любит котов. Новая книга "Заслуженный аКОТёр", новогодне-театральные приключения кота Сократа": https://www.proza.ru/2019/05/29/1259
В бумажном варианте книга выйдет осенью с.г. Приятного чтения, друзья!



Леониду Гревнову посвящаю





Заслуженный аКОТёр
Новогодне - театральные приключения кота Сократа


Если бы смысл театра был только в развлекательном
зрелище, быть может, и не стоило бы класть в него
столько труда. Но театр есть искусство отражать жизнь.

Константин Станиславский




Вместо пролога.



Здравствуйте, мои дорогие читатели!
Признаюсь, я очень соскучился по вам, надеюсь, вы тоже хотя бы изредка вспоминали меня.
А хотите дам полезный совет на будущее? Если вам вдруг становится безнадежно тоскливо, вспоминайте мои похождения и у вас тотчас поднимется настроение. Не верите? Даю честное кошачье слово. Например, моя Катерина мне говорит: «Сократик, ты знаешь, порой бывает такое отвратительное настроение – хочется выть, но стоит только подумать о тебе, и сразу становится на душе светлее и радостнее, хочется улыбаться». То же самое будет и с вами, я в этом нисколько не сомневаюсь. Я не только людям радость и счастье приношу, но еще и удачу. А Кате моя признательность за столь лестный отзыв о моей персоне.
Вы даже не представляете, какие интересные истории я расскажу вам. Не пугайтесь, в этот раз мы не полетим покорять космические просторы, все мои приключения произошли на Земле. Так что запасайтесь вкусняшками, устраивайтесь поудобней и приготовьтесь к невероятному путешествию. Обещаю, скучно не будет.
Вы невероятно удивитесь, когда узнаете, куда меня занесло. Не буду открывать все карты, скажу одно - я стал заслуженным акотером. Да, да, вы не ослышались. Правда, официально такого звания для котов в нашей стране не существует, поскольку я первый из хвостатых, кому его присвоили. Акотером меня назвали мои коллеги, а вот «заслуженного» дал сам режиссер спектакля.
Заслуженный акотер - это вам не хухры-мухры!
Признаюсь, поначалу я немного смущался, так как новое прозвище показалось мне несколько вульгарным, но потом поразмыслил и пришел к выводу: в целом звучит неплохо. Почти, как у людей. Они актеры, ну а я акотер. Уверен, вы сейчас подумали: «Сократ, ну ты и врунишка». Клянусь кошачьей честью - говорю правду. Прямо чую, как любопытство разбирает вас и хочется быстрей узнать, за какие такие заслуги я его получил. Но, давайте не будем бежать впереди паровоза и спотыкаться о шпалы, обо всем по порядку.
Если вы читали предыдущую историю обо мне, наверняка, помните - целых три месяца я провел на международной космической станции. И не просто провел, как подопытный кролик, я был членом космического экипажа. И даже участвовал в пресс-конференции, когда вернулся на Землю. Интервью у меня не брали, по известной причине, а вот фотографировали бесконечно. Ох и тяжелая это работа - быть знаменитостью. Трудился я на орбите наравне со всеми космонавтами. Правда, к научным экспериментам меня не привлекали, а зря, уверен, я бы мог принести пользу всему человечеству. И в открытом космосе, к сожалению, не довелось побывать, так как скафандра для меня не нашлось. Возможно, еще когда-нибудь меня снова отправят в космическую экспедицию.
А что? Между прочим, я уже опытный котонавт, со стажем. А к тому времени, глядишь, и для меня придумают костюмчик для выхода на прогулку в безвоздушное пространство. На МКС я в основном помогал по хозяйственной части. Кто-то же должен следить за питанием космонавтов и снимать пробы с продуктов. А в свободное от основной работы время, подрабатывал психологом, предоставляя свои уши для человеческих откровений.
В общем, прилетел я на Землю самой настоящей звездой. Еще долгое время к нам домой приезжали журналисты, причем не только из российских СМИ, но и из зарубежных. Брали интервью у моих хозяев, будто это они побывали на МКС, правда, фотографировали в основном меня. Как же я устал от бесконечных фотовспышек. Хотя, если честно, я уже давно привык к популярности. Вся моя жизнь идет параллельно с ней. Однажды к нам в гости приехал одногруппник Дмитрия. Я тогда отдыхал на своем диване в прихожей после утомительных съемок. Увидев меня, он с порога заявил: «Сократ, да ты самая настоящая звезда. Я сейчас ехал в метро и видел, как девчонка читала книгу о тебе».
Хм, а что тут удивительного? Как ни крути, а я первый котонавт в истории человечества, который прожил на орбите три месяца. Вы только вдумайтесь: целых три месяца в космосе! Ни дня, ни недели, а месяца. Да, я самый настоящий герой. Эх, жаль котам не присваивают звание героя России. А могли бы сделать для меня исключение и наградить медалью, поди, не каждый день в космос летаю. Хотя зачем она мне нужна? Ходить я с ней все равно не смогу, не привыкший я к разным удавкам на шее, да и на зуб ее не попробуешь. А вот если бы подарили мешок какого-нибудь вкусного корма, я бы не отказался.
Будучи на МКС, однажды услышал от коллег астронавтов об их космических привычках, которые сохраняются на протяжении еще какого-то времени по прилету на Землю. Кто-то кружки кидает и они разбиваются, кто-то кроссовки прижимает гантелью к полу, кто-то ночью с трудом перекладывает руки и ноги, а кто-то даже шнурки не может завязать. Все это последствия длительного нахождения в невесомости. Тогда я думал: интересно, со мной будет то же самое происходить, когда вернусь домой? Так и вышло. Первое время я обедал и лапой миску к полу прижимал. А хозяйка, Татьяна Михайловна, смотрела на меня удивленными глазами и говорила:
- Сократ, зачем ты держишь миску? Здесь не космос, она никуда не улетит.
Наивная женщина, неужели ты думаешь, я делал это нарочно. Привык за три месяца. Ты, дорогая моя, тоже не можешь жить без утренней чашки кофе. А это та же самая привычка. Представляю, что будет, если тебя лишить возможности выпить утром эту бурду. Тогда лучше целый день не попадаться тебе на глаза.
Как всегда бывало, после моего длительного отсутствия в доме, все родственники относились ко мне с почитанием и уважением. И это неудивительно, ведь мы скучали друг по другу. Длилось это обычно до тех пор, пока я не допускал какую-нибудь оплошность. Вы же знаете, мне на них страшно «везет». Вечно засуну свой нос, куда не следует, натворю дел, потом жалею о содеянном, а исправить-то уже ничего не могу. И снова становлюсь прежним Сократом. Так было и в этот раз. После космической экспедиции, я не ходил, а вышагивал по дому, гордо задрав морду и подняв хвост трубой, всем своим видом говоря: «Перед вами кот-небожитель». И заметьте, это не в переносном, а в прямом смысле слова. Меня чуть ли не на руках носили. Вы бы слышали, как обращались ко мне родственники. Я когда первый раз услышал, чуть не поперхнулся собственной слюной.
- Не желает ли господин котонавт отобедать? - предлагал Александр Петрович.
Чего уж греха таить, приятно, когда к тебе обращаются с таким почтением, да еще предлагают обед вне расписания. Вы же знаете, меня кормят два раза в день - утром и вечером. А тут такое неожиданное предложение, свалившиеся, как снег на голову. Как отказаться?
- Уважаемый котонавт Сократ, вы что предпочитаете? Рыбку или курочку? - спрашивал Димка, тряся перед моей мордой двумя разными упаковками вискаса. Не знаю так ли это было на самом деле или мне казалось, но в тот момент в его выразительных глазах я улавливал легкую насмешку.
Давай уже хоть что-нибудь. Знаю я вас. Только начни хвостом крутить, вообще ничего не получишь. С каким наслаждением я первое время ел вискас и китекэт. Правда, удовольствие быстро прошло. А вы попробуйте изо дня в день есть одно и то же, вот тогда я посмотрю, как вы запоете.
Так вот, расскажу, как в этот раз с меня слетела космическая спесь. В один из дней, как обычно рано утром все разъехались по своим делам. Александр Петрович на работу, Димка в университет, Катерина в школу. Мы с хозяйкой остались на хозяйстве. Пока Татьяна Михайловна наводила на кухне порядок, я растянулся возле корзины, в которой раньше лежал мой корм, периодически посматривая в нее.
- Сократ, что ты заглядываешь туда? Ты же видишь, там ничего нет, - усмехнулась хозяйка. Она помыла посуду и вытирала руки разноцветным льняным полотенцем.
- Мяу, - ответил я, имея в виду, что не слепой.
- После того, как ты стал нос воротить от китекэта, я подумала, возможно он пропадает и решила теперь хранить его в холодильнике. Только вот удивительно, почему раньше все было нормально? - она недоуменно приподняла бровь и пожала плечами.
Хм, какая наивная женщина. Она и впрямь подумала, что я не ем корм из-за того, что он пропал. На самом деле причина в другом - он мне уже поперек горла этот ваш вискас вместе с китекэтом. Это был своего рода протест против беззакония. Тем самым, я хотел донести до вас, твердолобых, а не пора ли поменять мое питание. Но, к сожалению, вы так ничего и не сообразили. Я вот не пойму, неужели в этих ваших огромных магазинах продают только висках и китекэт? Художник Жора даже в маленьком поселковом магазине покупал для меня Шэбу (*Подлинный Сократ). Да и ты сама однажды привезла из супермаркета кошачий паштет. Несмотря на то, что он был куплен по скидке, оказался вполне себе приличным и даже Петровичу понравился. Я помню, как вы уплетали бутерброды с ним, когда смотрели кино (*Сократ выходит на орбиту).
Я уже давно понял - люди единственные живые существа на планете, которые очень плохо поддаются дрессировке. Но, при терпеливом подходе можно воспитать вполне послушных хозяев.
Закончив все домашние дела, Татьяна Михайловна отправилась в супермаркет. Я растянулся на подоконнике в прихожей, наблюдая сквозь неплотно прикрытые жалюзи за Пухой, которая, как обычно носилась по двору, словно у нее в одном месте моторчик и таскала по двору солидное полено. Когда я вернулся из космоса, я прямо видел зависть в ее глазах. Все разговоры в доме были обо мне, а она страшно злилась от этого и однажды позволила себе на меня зарычать. Но я быстро поставил на место наглую рыжую морду. Стоило только шикнуть, она тут же от испуга плюхнулась на пятую точку и с тех пор желание повышать на меня голос у нее пропало навсегда.
Только за хозяйкой закрылась входная дверь, я закрыл глаза и предался воспоминаниям.
В день, когда я вернулся из космоса, сразу после пресс конференции, на которой моя семья встретилась со мной и познакомилась с моими коллегами астронавтами, мы отправились домой. Едва машина въехала во двор и Катерина открыла дверь, я вырвался из ее рук и с разбегу залетел на соседский забор под дружный смех родственников. А Димка, обычное дело, не смог промолчать:
- Наш котонавт помчался к своей белоснежке.
Над кем смеетесь? Над влюбленным котом. Три месяца не видел свою красавицу.
- Вы посмотрите, как он носится, будто и не жил в невесомости, - сказал Петрович.
- Да что ему будет? - хмыкнула хозяйка и сама же ответила: - его хоть на Марс отправь, он и там выживет.
- Мама, коты очень умные животные, они умеют приспосабливаться к любым условиям, - заступилась за меня Катерина.
Я прохаживался по забору и вспоминал, как на орбите мы с коллегами развлекались после работы. Одним из развлечений было хождение по канату. В модуле натягивалась верёвка, и космонавты должны были пройти по ней, при этом ни разу не упасть. Хотя на МКС упасть невозможно из-за отсутствия гравитации, все же в том соревновании никто так и не дошел до конца, кроме меня, конечно (*Сократ выходит на орбиту).
Я громко мяукал, сообщая Бэлле о своем возвращении. Слава богу, ждать пришлось недолго. Через некоторое время дверь соседнего дома отворилась и из нее выплыла моя ненаглядная. Как же я скучал по ней все это время. Она была настолько прекрасна, что я невольно засмотрелся и чуть не рухнул с забора. Ее белая шубка переливалась в лучах заходящего солнца, играя всеми цветами радуги. Увидев меня, красавица запрыгнула на забор и, грациозно ступая изящными лапками, подошла ко мне. Томно мурлыкая, потерлась своим носом о мой. Это был наш первый поцелуй после долгой разлуки. Я вернулся домой только на следующее утро. Мне повезло, долго не пришлось сидеть под своей дверью, как раз Петрович выходил из дома с портфелем в руках.
- Нагулялся, Ромео? - усмехнулся он, придерживая для меня дверь.
- Мяу, - ответил я и прошмыгнул в прихожую.
Усталый, но довольный, я растянулся на своем диване, впервые за три месяца почувствовав под собой твердую поверхность, и уснул мертвецким сном.
За воспоминаниями не заметил, как вернулась Татьяна Михайловна. Она отворила дверь, занесла пакеты и поставила их на полу в прихожей. Следом за ней забежала Пуха. Пока женщина вешала одежду и снимала обувь, наглая собака беспардонно исследовала покупки.
- Пуха, ты зачем суешься свой нос, куда тебе не положено, - строго воскликнула хозяйка.
Рыжий Ап, обиженно поджав хвост и уши, направился в свое укрытие за диван. Ты смотри, какая обидчивая, слова нельзя сказать против.
Татьяна Михайловна подхватила сумки и понесла на кухню. Она выложила продукты на стол и в этот момент зазвонил ее мобильный телефон. По тому, как хозяйка радостно приветствовала подругу Светлану, помните эта та женщина, которой я когда-то испортил парик (*Невероятные приключения Сократа), я понял - разговор затянется надолго.
Общаясь с подругой, она расхаживала по дому, прижав телефон к уху и параллельно занимаясь своими делами. Все это время я следовал за ней по пятам.
Женщина направилась в ванную, увидев на стиральной машине мигающую лампочку, принялась развешивать белье, по прежнему не прекращая разговора. И как она умудряется говорить по телефону и еще при этом что-то делать. Прямо не хозяйка, а семиделуха какая-то. Я вернулся на кухню и вдруг почувствовал нежнейший аромат, доносившийся со стола. Запрыгнув на стул, я с любопытством стал разглядывать продукты. Прямо перед моим носом лежали упаковки с аппетитным беконом. От увиденной картины я невольно сглотнул обильную слюну. Думаю, да ничего страшного не произойдет, если попробую один кусочек, да и хозяйка вряд ли заметит недостающей тонюсенькой полоски деликатеса. Кто-то же должен снять пробу с продукта, а вдруг он испорченный. Не мог же я допустить, чтобы семья отравилась. Уж лучше пусть я пострадаю. Недолго думая, запрыгнул на стол и вцепился когтем в упаковку. Глупый кот, думал это так легко сделать? Оказывается, пленка была намотана в несколько слоев. Без помощи зубов здесь не обойтись. Я принялся разрывать упаковку одновременно и зубами, и когтями. В этот момент на пороге кухни нарисовалась Пуха. Наглая рыжая морда подбежала к столу и, глядя на меня умоляющими глазами, спросила:
- Сократ, там что-то вкусненькое ? Дай мне тоже кусочек.
- Да погоди ты, - буркнул я, - еще сам не попробовал, не могу разорвать упаковку.
- Бросай на пол, я тебе помогу, - предложила она.
Упаковок с беконом было несколько, я подумал, если мы с Пухой позаимствуем всего лишь одну, возможно Татьяна Михайловна даже не поймет, что она бесследно исчезла. В конце концов, мы же не забираем последнее, людям тоже останется. Я принялся подталкивать деликатес к краю и сам не понял, как случайно зацепил задней лапой стеклянную банку, с чем-то белым внутри. Как я раньше не заметил ее? Та полетела вниз и ударившись о плитку, разлетелась вдребезги, забрызгав все вокруг себя - ножки стола, стулья, кухонные шкафы и даже на стены попало. Ох, люди, люди, какие же опрометчивые поступки вы совершаете порой. Вот зачем было ставить посудину так близко к краю. Пуху словно ветром сдуло. Трусливая собака испугалась и, поджав хвост, помчалась в укрытие. Признаюсь честно, я тоже перепугался не на шутку. За то, что я натворил, хозяйка точно не погладит по головке. И зачем я только поперся на стол, будь он неладен этот бекон. Я еле-еле отцепил коготь от пленки и спрыгнул на пол, залитый сметаной. Татьяна Михайловна по-прежнему разговаривала с подругой, из ванны доносился ее заливистый смех. Я начал быстро слизывать с пола продукт, не пропадать же добру. Еще в космосе я мечтал полакомиться сметанкой, и даже во сне видел, как хозяйка меня ею угощала. Не знаю, о чем так долго разговаривали подруги по телефону, только за это время я успел налопаться, как Тузик косолапый и со спокойной совестью ушел отдыхать на диван. Истошный женский вопль настиг меня, когда радужный сон начал проникать в мое сознание.
- Сократ, сволочь, что ты натворил? - кричала хозяйка, размахивая полотенцем, словно флагом над моей головой, точно хотела прибить меня, как муху, - как тебе не стыдно?
Я смотрел на нее ошарашенными глазами, уже напрочь забыв о содеянном.
- Чего ты вытаращил на меня свои зеленые глазищи? Еще скажи, что ты не причастен к тому погрому, что устроил на кухне. У тебя до сих пор усы в сметане, - ругалась женщина, - ты хоть бы улики слизал с довольной морды. Подлец, ты такой. Называется, побаловала детей блинчиками с домашней сметаной, - она покачала головой, - вот придут они, я им все расскажу, что ты натворил, пусть они тебе спасибо скажут. Я запрещу им пускать тебя в свои комнаты, а мужу пожалуюсь, он отправит тебя ночевать в гараж, - Татьяна Михайловна погрозила пальцем и, ухмыльнувшись, добавила: - какой ты к черту котонавт, воришка ты бесстыжий, вот ты кто. Горбатого могила исправит, - хозяйка махнула рукой и направилась на кухню, выкрикнув на ходу: - вот теперь иди и убирай за собой.
Я так и не понял, к чему она горбатого в могиле приплела? Такую тираду выдала, у меня аж мозги закипели. Подумаешь, разбил банку, так что теперь убить меня за нее. Нет бы порадоваться, ведь я спас семью от употребления лишних калорий, а она еще ругается. Домашняя сметана - это вам не магазинная. После нее, дорогая Татьяна Михайловна, придется тебе на скакалке до утра прыгать. Я слез с дивана и подошел к зеркалу. Да, права хозяйка, на усах засохли остатки сметаны. Надо же, погорел, как малолетний котенок. Если бы не улика на моей морде, возможно Татьяна Михайловна не подумала бы на меня. Мало ли, вдруг банка сама случайно упала. Хозяйка же не поймала меня за лапу на месте преступления. Ага, размечтался наивный кот, есть улика, нет улики, по любому крайний был бы я. Это неписаный закон нашей семьи.
Хозяйка еще долго наводила порядок на кухне: очищала стены, протирала ножки стола и стульев, мыла дверцы шкафов и нарочно громко бубнила, так чтобы я слышал: «Космонавт! Кто тебя только пустил на станцию? Будь я на месте астронавтов, выкинула бы тебя к чертовой бабушке в открытый космос».
Так что же это получается? Бабка, которую постоянно упоминают люди, живет во вселенной? Вон оно что! Надо же, а я и не догадывался.
Вот так нежданно-негаданно слетела моя космическая пыль, то есть спесь, и я снова стал обыкновенным котом.




Глава 1

В тот день все было, как обычно, ничего не предвещало неожиданных поворотов в моей судьбе. Татьяна Михайловна готовила обед, напевая под нос незатейливую мелодию. Я развалился под батареей, наблюдая за ее передвижениями по кухне. Все-таки хозяйка моя удивительная женщина. Когда мы с ней оставались наедине, она со мной общалась, словно я ее лучший её друг. За исключением тех случаев, когда я выкидывал какой-нибудь фортель. Тогда женщина ругалась, на чем свет стоит и запрещала показываться ей на глаза целую неделю. Уже через некоторое время я об этом забывал и заявлялся на кухню как ни в чем не бывало. При виде меня она лишь качала головой и спрашивала: «Явился, не запылился, подлый кот?» А я, хоть убей, не мог понять ее вопроса - при чем здесь пыль? Ее в нашем доме днем с огнем не сыщешь. Не знаю, как другие хозяйки, но моя повернута на чистоте, все что-то моет, трет, чистит. Даже Петрович посмеиваясь над ней, говорит: «Любимое занятие нашей мамы - пылесосить». Скажу честно, пылесос я терпеть не могу, он жужжит, будто стая диких пчел. Я вот не понимаю, неужели этот агрегат настолько полезен в хозяйстве, что даже космонавты на МКС его используют.

Новая книга "Приключения лабрадора Трисона в Израиле"

RT После путешествия на Чукотку лабрадор отправился на Землю обетованную. Новая книга "Приключения лабрадора Трисона в Израиле": https://www.proza.ru/2019/03/21/1677



Путешествие Трисона на
Землю обетованную



Когда у тебя нет выбора, стань отважным.

Еврейская поговорка





Вместо пролога


Шалом, друзья!
Догадались, куда в этот раз мы с вами отправимся в путешествие? Совершенно верно, в страну Израиль. Если вы читали предыдущие мои истории, наверняка, помните, что мы с моим подопечным уже давно собирались в гости к его израильскому другу, но в самый последний момент, что-то пошло не так, планы поменялись и мы отправились на Чукотку (*Тришка на Севере), о чём я, конечно, ни капли не жалею.
Но я заметил, у людей часто такое случается, планируют, планируют, а потом бац, и в один миг все переворачивается с ног на голову. В этот раз я решил не делать долгих пауз в нашем с вами общении, потому как жизнь в последнее время преподносит сплошные сюрпризы. Думаю, будет некрасиво, если я не расскажу вам о своих приключениях на Земле обетованной. Да и вы на меня обидитесь, скажите - вот такой-сякой Трисон, сам где-то путешествует, а с нами не делится впечатлениями.

Collapse )

Павел Дуров размышляет



Тысячелетиями люди рождались великанами, и общество превращало их в карликов. Наше поколение — другое. Мы не откажемся от мечты из-за шума мнений окружающих. И мы не променяем творчество, поиск и дух свободы на уют сосисочно-телевизионного мирка.

Помните: вас – тех, кто может что-то делать, а не разговаривать, очень мало. Действия, а не слова приводят человека к успеху.

Если ты безыдейный, это видно, и на тебя возможно влиять. Со мной это не пройдет. Идеология – это в конечном счете главное, что движет людьми. Нужно создавать более глубинные убеждения для возникновения у людей веры в свои силы и свое мнение.

Уже более 10 лет — со времён, когда я был очень небогатым студентом, — я не устаю повторять: деньги переоценены, потому что созидание намного интереснее потребления, а внутреннее состояние несоизмеримо важнее внешнего.

Есть древнее изречение: «Раб не хочет обрести свободу; он хочет иметь собственных рабов». Человек не может стать по-настоящему свободным, пока существует в тупиковой парадигме «раб — хозяин». В этой системе любой хозяин — чей-то раб, и любой раб — чей-то хозяин. Оставаясь рабом денег, невозможно стать истинным хозяином собственной жизни.

Лучшее, что было в России того времени — интернет, который никак не регулировался. В каком-то отношении, сеть была более свободной, чем в США. Я твёрдо верю в свободный рынок и поэтому то направление, в котором страна идёт сегодня, мне понять трудно.

Когда я жил в России, я встречался с очень богатыми ребятами. Я бывал на огромных яхтах, частных самолётах, в особняках. Сейчас я совершенно точно знаю, что не хочу всего этого для себя.

Ни одна развитая страна не блокирует мессенджеры за отказ выдать спецслужбам ключи шифрования. Отмена права на конфиденциальность – лекарство, которое опаснее самой болезни.

Сообщения СМИ кажутся правдоподобными ровно до тех пор, пока не освещают что-то, с чем ты знаком из личного опыта.

Человечество находится в рабстве у организованных преступных группировок, называющих себя «государствами».

Слушать стоит только свою интуицию. Всякий раз, когда я прислушивался к мнению «старших и разумных», я терял время. Если вы чувствуете, что надо делать, – игнорируйте мнение авторитетов.

Скептики, материалисты, кухонные интеллигенты, которые не уверены ни в чем, кроме одного: проблемы вечны, мир сложен, все решено за них. Это неверие в возможность менять мир страшнее лени, пьянства или наркомании.

Способность к многочасовой концентрации на одном занятии – навык, который в нашу мобильно-онлайновую эпоху встречается все реже. Но именно этот навык необходим для интеллектуального, творческого или духовного прорыва.

Чтобы быть полностью свободным, нужно быть готовым рискнуть всем ради свободы...

С чем вы не согласны?


ПОЖИЛОЙ НЕМЕЦ РАССКАЗАЛ ПРАВДУ О ТОМ, КАК ВЕЛИ СЕБЯ РУССКИЕ В ГЕРМАНИИ

Это говорит о русских солдатах пожилой немец, офицер армии ГДР. Во время Второй мировой ему было совсем мало лет. Но помнит, как в их доме русские солдаты спали на железной сетке, отогнув матрасы в сторону. Чтобы их не запачкать. И это в пустом доме, откуда наслушавшись рассказов Геббельса о «варварах», убежали все жители…

История русского и немецкого народа полна трагедий. Почти половина ХХ века стала одной сплошной трагедией.

Но жизнь продолжилась. И взаимное уважение существует. В России уважают немцев. Ненависти нет, даже, несмотря на все ужасы германской оккупации. В Германии уважают русских. Даже несмотря на всю мощь западной пропаганды, которая лепит из России что-то страшное и темное.

Письмо одной моей читательницы Елены Викторовны Ильземан из Германии, как нельзя лучше это все иллюстрирует.

«Это произошло в 1945 году в окрестностях Берлина. Мне рассказал об этом мой муж Георг Ильземанн (немец,рожденный в Берлине в 1941 г.). Его мать, наслушавшись пропаганды про ужасных русских, вместе с двумя маленькими детьми бежала от наступающих советских войск. Но по дороге все беженцы были остановлены и им пришлось вернуться обратно — их не хотели принимать»союзники».И вот они обреченно возвращаются в свою квартиру. Она была в доме, где жило несколько семей, и он стоял в лесу. А там уже расположились на отдых наши СОВЕТСКИЕ СОЛДАТЫ. И вот ТО, что запомнил на всю жизнь маленький мальчик, ПОРАЗИЛО И МЕНЯ до глубины души. Это надо рассказывать нашей молодежи, чтобы сохранялась историческая ПРАВДА о советских людях, о солдатах-освободителях.Так вот наши солдаты (в брошенном в лесу доме!!!) лежали на кроватях… с загнутыми в сторону матрасами. Как выразился Георг, «на металлических сетках». Я просто не поняла сначала почему и переспросила, муж мне пояснил, что солдаты были в грязной одежде и загнули не только постель (белье постельное), но даже и матрацы на кроватях. Чтобы не запачкать…

Потом пришел русский офицер и выяснив, что эта женщина с двумя детьми — хозяйка квартиры, ИЗВИНИЛСЯ и все солдаты встали и ушли. Когда мама Георга заглянула в шкаф, где оставались вещи, ВСЁ БЫЛО НА МЕСТЕ. Позднее уже бабушка Георга выменивала на эти вещи у наших офицеров продукты. Вот такой запомнил маленький немецкий мальчик (который потом стал майором армии ГДР) первую встречу с РУССКИМИ. Я думаю, что комментарии просто излишни…



(В подтверждение моих слов посылаю видео-рассказ Георга Ильземанна).



Георгу сейчас 75 лет, всю жизнь он покупает домой только черный ржаной хлеб. Почему? Его ответ: «Это самый вкусный хлеб, мне дал его в детстве русский солдат». Солдат стоял на посту, а Георг пролез в дырку в заборе, и был он такой худой, что наш солдат ,посмотрев на ребенка, дал ему кусок черного хлеба. Георг рассказывал, что от недоедания он даже ослеп (временно),поэтому кусок черного хлеба от русского солдата-это было просто целое сокровище.

А вот ещё одна история. Мужа тети Георга убили. Случилось это уже после войны – её муж даже не был на фронте, он был учитель. Однажды ночью на улице закричала какая-то женщина, он выбежал из дома к ней на помощь и его нашли убитым. Как потом выяснили, два наших солдата, видимо, пытались какую-то женщину изнасиловать. Утром всех жителей этой улицы позвали и у них на глазах эти двое солдат были расстреляны за убийство этого немца (мужа тети Георга). Представить себе обратную ситуацию, чтобы расстреляли двух немецких солдат за убийство местного жителя на нашей территории немыслимо. Такого я никогда не слышала.

В Потсдаме в центре города есть церковь и вокруг нее кладбище. Там много могил наших солдат и офицеров. Меня поразили даты смерти- 46 год, 47… Совсем молодые мужчины, явно, что не от болезней умерли. Я спросила мужа, и он удивился, что я не понимаю. Он сказал, что после окончания войны в лесах было полно вооруженных немцев и постоянно советских солдат и офицеров где-то убивали (понятно, что в спину и из-за угла). И вот они не мстили немцам, даже жалость испытывали к детям. Разве это не говорит о великодушии русской души? А какие немцы бездушные и жестокие даже сейчас — это я на себе испытала не раз. Как говорится, немцы меня быстро «научили Родину любить». Мужа Георга я немцем не считаю, у него абсолютно русский менталитет.

Пытаюсь воспитать в сыне любовь к России (он родился в Германии, так получилось, хотя мы собирались жить в Петербурге). Почти каждый год приезжаем в Питер — это самый любимый город у Алёши.

Я не хочу жаловаться на мою ситуацию весьма типичную для русской женщины за границей. После развода с мужем(западным немцем),все права на 5-летнего мальчика «самый гуманный «суд (немецкий) отдал отцу(на тот момент безработному алкоголику) ,который не давал мне общаться с сыном 3 года .Алексей совсем перестал говорить по-русски. Потом я добилась права видеться с сыном раз в месяц на выходные и половину каникул. Вот уже много лет так и живем, поэтому вернуться домой в Россию пока не могу (из-за сына). Гражданство я не меняла, хотя адвокат советовал(было бы позитивно для немецкого суда ). Это ужасно, но даже ради борьбы за единственного сына, потерять Родину для меня оказалось немыслимым. В те недолгие моменты времени, когда сын со мной вместе я занимаюсь с ним и русским языком, и русской литературой, и уже русской историей. В этом году он сказал мне, что сам сделал ремонт в своей комнате в Дуйсбурге (где он живет с отцом). Мои чувства, вы точно поймете, глядя на фото.



«Дизайн» комнаты Алёша сам придумал, если бы в школе узнали, даже боюсь представить реакцию. Но поразительный эффект западной антироссийской пропаганд: чем больше грязи льют на Путина, тем больший он кумир для … подростков, живущих в Германии (ставят его фото на телефон).

Это у моего сына была заставка (сам нашел, сам сделал ещё в 11 лет).



Да, жизнь настолько непредсказуема. Я родилась на Урале, в Перми, закрытый город тогда. Представить, что я буду жить в Берлине, и муж будет немец, было просто невозможно ни в каких самых бурных фантазиях. В 6 лет мама привезла меня в Ленинград, я была так поражена этим городом, что заявила тогда сразу: «Я буду здесь жить». И жила около 20 лет. Училась, потом работала. Кстати в 92-93 годах случайно (я закончила университет им. Герцена) работала экономистом в администрации Калининского района. И каждый день на моем столе были документы за подписью … Путина (тогда он был зам. Собчака по экономическим вопросам). Мы даже представить не могли, что он станет потом президентом страны. Увидели его в телевизоре в новый год (когда Ельцин «устал и ушёл») и удивились — «наш Путин» И.О.президента…».

Вот такое письмо… И такая судьба…

Источник

Новая книга - фантастический роман "Зов Памяти".

Новый роман "Зов Памяти" - публикую по многочисленным просьбам своих читателей: http://www.proza.ru/2015/01/12/2430

101237138_0_a8d2a_3145c284_orig

      Зов памяти

             Фантастический роман



Мысль человеческая не может изобрести
чего-либо несуществующего. Невозможное
не может зародиться в мысли; всякая идея,
какой бы странной она ни казалась, где-нибудь
существует, иначе мысль не могла бы
формулировать её…

В.И. Крыжановская








От автора

Дорогие друзья, все мы читаем те или иные книги, смотрим те или другие фильмы, слушаем музыку, рассматриваем картины, и мы не знаем, как отзовутся в наших сердцах новые слова, новые звуки, новые цвета и оттенки, по какой дороге поведёт нас разум, каких высот мы достигнем с помощью новых знаний и новых эмоций. Но можно с уверенностью сказать: если нами движет жажда знаний, если мы не будем стоять на месте, если мы желаем творить и фантазировать, то впереди нас непременно ждут и новые вершины, и новые свершения!

И ещё: было бы большой несправедливостью, если бы я не отметил, что на написание этой книги меня вдохновили труды учёного-естествоиспытателя, астронома Михаила Васильевича Ломоносова, историка, географа Василия Никитича Татищева, основоположника теоретической космонавтики Константина Эдуардовича Циолковского, академика, создателя науки биогеохимии Владимира Ивановича Вернадского, писателя, руководителя поисковой экспедиции «Гиперборея» Валерия Никитича Дёмина, учёного, лингвиста-любителя Валерия Алексевича Чудинова, историка, философа Сергея Вячеславовича Перевезенцева.






Глава 1

Проснувшись, Димка Котуков по привычке ещё долго не открывал глаза. Любимое время помечтать. В этот раз он размышлял о том, как проведёт летние каникулы.

«Экзамены сдал, - мысленно произнёс он, - девять школьных лет позади, и теперь впереди… кстати, а что впереди-то? Я ведь так и не решил, то ли идти в десятый класс, то ли поступать в какой-нибудь колледж. Откровенно говоря, надоела эта школа до чёртиков. Поступлю в колледж, стану студентом – круто! А если идти в десятый, опять ты «школяр», «школота», как нас называют взрослые, снова этот ненавистный галстук. И сдался же он им! Не понимаю я нашу «классную» - каждый день одно и тоже и так ехидно: «А кто у нас тут сегодня без галстука?» Нет, я бы ещё понял, если бы я пришёл в школу, допустим, в цветастых шортах, рваной майке или, например, в ластах… Конечно, я шучу, но как обидно слышать от классного руководителя, когда он при всём классе отчитывает: «Котуков, ты чего в кроссовки вырядился? Ты в школу учиться пришёл или в футбол играть?». Ну, во-первых, дорогая Лада Алексеевна, в футбол играют в бутсах шиповках, а не в кроссовках для бега. А во-вторых, мне в них комфортнее. А если комфортнее, значит, и всё лучше запоминается. Правильно? Эх, бесполезно говорить! У них приказ директора школы – это… это, даже не знаю, как назвать. В общем, думаю, слово вышло бы не совсем доброе. Понятно, что мы приходим в «храм знаний», как пафосно говорят некоторые преподаватели, мол, здесь необходим деловой стиль и всё такое. Но я ведь и так одет в пиджак, брюки, однотонную рубашку! Кроссовки не нравятся? А галстук вам зачем? Разве он влияет на уровень моих знаний или напомнит мне во время ответа на уроке, если, допустим, я что-то подзабыл?»

На последних словах Димка даже улыбнулся.

«Хорошая идея! – осенило вдруг подростка. – В галстук можно вставить микрофон, в ухо микронаушник и любой экзамен по плечу. Главное – чтобы на том конце провода сидел грамотный и подготовленный человек. Но с этим нет проблем - если помощник за компьютером с хорошим интернетом, всё получится. Обозначил тему, и через минуту-две слушай ответ, успевай только записывать. Хотя, говорят, сейчас при сдаче ЕГЭ включают специальные глушилки. Можно так опростоволоситься, что и аттестат не получишь. Нет, Димон, - юноша обратился сам к себе, - тут никак нельзя рисковать. Лучше уж хорошенько подготовиться и смело идти на экзамен…»

Неожиданно Дмитрий сообразил, что лежит на чём-то твёрдом, совсем не похожем на постель в его спальне. Он осторожно, всё ещё не открывая глаз, провёл рукой рядом с собой. Ощутив пугающую прохладу, открыл глаза и обомлел. Димка лежал на каменном полу, в помещении, по виду которое напоминало самую настоящую пещеру. Он осторожно ощупал себя – пиджак, туфли, брюки, рубашка, галстук… Что за чертовщина? Он вспомнил, как вышел из школы, дошёл до Гранатового переулка, повернул и… А что дальше? А дальше-то я и не помню. Так-так-так! Или… Нет, точно не помню! Да как же так? Что случилось? Вроде никогда не жаловался на память…

Где-то неподалеку разговаривали люди. Он вскочил, сел, обхватил руками колени и прислушался к голосам. Разговор показался каким-то очень странным. Кто-то говорил о необходимости что-то срочно сообщить компетентным органам, мол, нас похитили, это преступление и так далее. Откровенно говоря, Димка испугался, и находиться здесь, в полутемноте было просто невыносимо. Он медленно поднялся с пола, аккуратно ступая, словно передвигаясь по минному полю, подошёл к выходу, постоял, послушал, набрав полные лёгкие воздуха, резко выдохнул и вышел наружу. Перед ним открылась картина вроде загородного пикничка. Залитая солнцем поляна, местами окружённая кустами и деревьями, внизу, метрах в пятидесяти видна река, посреди поляны пятеро незнакомцев, обсуждающих своё странное положение. Четверо мужчин разного возраста и одна девушка-блондинка, державшая на руках милого пуделя. Тот, увидев новичка, беззлобно тявкнул, скорее, для проформы, чтобы отчитаться перед хозяйкой и засвидетельствовать факт своего присутствия. Девушка, прикрыв наманикюренной рукой собаке пасть, тихо сказала:

- Тоша, свои!

«Чего это она меня сразу в свои записала?», - мысленно удивился Димка и тихо сказал:

- Здрасьте!
- Во! – гаркнул полноватый мужчина лет тридцати в малиновом пиджаке. – Ещё один! Ты откуда?
- Оттуда, - Димка кивнул в сторону входа в пещеру.
- Да это мы видим, - рассмеялся толстяк. – Сам-то откуда, братишка? Где живёшь?
- В Москве, - озираясь по сторонам, ответил парень.

«Странный тип, - подумал Димка, - таких обычно показывают в фильмах о новых русских, которые промышляли в девяностые».

- В общем, картина ясна, - щёлкнул пальцами незнакомец, я думаю, это люберецкие что-то сотворили. Вы заметили? Мы все тут жители Москвы. - Он протянул Димке руку и представился: - Лёха Москворецкий. Слышал?
- Не-а, - замотал головой Димка и поморщился от крепкого рукопожатия, - не слышал. Дима, - представился он в ответ.
- А, ну да, - махнул рукой Лёха, - ты просто ещё мелкий. Школота?
- Девятый класс окончил, - подтвердил Димка.
- О! У меня сестрёнка Нинка в следующем году школу заканчивает. Ты в какой школе учишься?
- В 1239…
- Это где такая?
- На Вспольном переулке. Метро Баррикадная.
- Понятно, а Нинка в Жулебино учится, номер 1084, я иногда её туда на машине подвожу.
- Далеко от школы живёте? – поинтересовался Димка.
- Да нет, - рассмеялся Лёха. – Просто перед подругами выпендривается.
- Чем? – удивился Дмитрий.
- Ну, у меня «шестисотый», сам понимаешь, это же круто…
- В смысле, «мерседес»? – уточнил подросток.
- Угу, – закивал Лёха. – В нашей школе таких только два, у меня и ещё у одного экстрасенса - он людям гадает. А у вас в школе есть такие машины?
- Есть, - улыбнулся Димка. – У нас у полшколы родители на мерседесах ездят. Кого сейчас этим удивишь?
- Да ладно! Такая крутая школа, что ли? Хорошо. Выберемся отсюда, я подъеду, гляну, что по чём. - Лёха взглянул на часы, приложил их к уху и принялся махать рукой, пояснив Димке: - долго спал, даже часы успели остановиться.

Второй мужчина лет сорока, маленького роста, не сказать, что толстый, но с отвисшим животом, держал в руках большой кожаный портфель и всё время вытирал платком обильно потеющую лысину. Глаза у портфеленосца были на выкате и бегали из стороны в сторону, губы влажные, а на щеке, рядом с правым крылом носа, расположилась крупная родинка, больше похожая на бородавку.

- Извините, - произнёс он, - но я не москвич, я проживаю в Красноярске, в Москву приехал на двадцать шестой съезд партии. И вот… несчастье такое… как бы уснул... не могу понять…
- На какой ещё съезд? – выпятил губу Лёха. – Что за партия?
- Вы что? – мужчина с портфелем аж подпрыгнул на месте. – Съезд КПСС. Я делегат съезда. У нас одна партия…
- У кого это у вас? – нахмурился Лёха.
- Как это? – мужчина вжал голову в плечи. – Ну, как же? У нас в СССР… Понимаете?
- Не понимаю! – замотал головой Лёха. – У тебя, что, мужик, с головой проблемы или о дерево стукнулся, память отшибло?
- Что вы себе позволяете? – вскрикнул мужчина с портфелем. – Вы… Я…
- Но Алексей прав, - неожиданно вмешалась в разговор блондинка. – КПСС давно нет, как и СССР.

Мужчина с портфелем побледнел и, опёршись о дерево, схватился за сердце.

- Это провокация, - громко глотая слюну, прохрипел он, - прошу при мне такие разговоры не вести. Я не из Москвы, я приехал из Сибири на съезд партии, я…

Стоявший тут же мужчина лет пятидесяти, странно одетый и подпоясанный каким-то шарфом, вдруг, подошёл к сибиряку и сказал:

- Барин, я тоже не из Москвы!

Делегат после этих слов едва не свалился в обморок.

- Вы что, товарищ? – дрожащим голосом сказал он. – Какой я вам барин? Вы сговорились все тут?

Старик рассмеялся, поклонился перепуганному делегату и сказал:

- Как смешно ты меня назвал, барин, но я не торговец, я никакой не товарищ. Я Матвейка из Романовки. Крестьянин, землепашец…

- Погодите, друзья, - неожиданно раздался голос худощавого мужчины, до этого стоявшего молча в стороне. - Что-то тут не так. Давайте пока прекратим споры и всякие умозаключения. Предлагаю тщательно обследовать, с позволения сказать, - он кивнул в сторону пещеры, - данное помещение. Возможно, тут есть кто-то ещё из наших соотечественников, после чего соберёмся и проведём собрание, обсудим…

- Я ни в каких обследованиях и собраниях принимать участие не буду, - заявил красноярец. – Нужно вызывать компетентные органы и…
- Послушай, Федя, - перебил Лёха Москворецкий и подошёл вплотную к делегату, - ты уже достал всех своими компетентными органами. Ты что, не видишь, где мы находимся? Нас завезли на какой-то остров. Какие органы, ты чего несёшь?
- Я не Федя, - испуганно произнёс мужчина, захлопав глазами, - меня зовут Трухин Николай Борисович.
- Неважно! – махнул рукой Лёха. – Федя, Коля, Вася…
- Ну, как же, не важно, это моё имя, я делегат двадцать шестого съезда…
- Уважаемый, пока оставим все эти разговоры, - предложил подошедший мужчина, - тут произошло какое-то недоразумение. Давайте знакомиться, - он протянул руку Николаю Борисовичу, - меня зовут Кирилл Андреевич, Кирилл Андреевич Голиков, я преподаю в МГУ, предмет «современное естествознание».

Трухин осторожно пожал руку и, тяжело вздохнув, потупил взгляд.

- Господа! – раздался голос блондинки, делегат вздрогнул. – Меня зовут Маша, то есть Крючкова Мария Николаевна. – Скажите, а вы тоже купили путёвки на «Экстрим-Тур»?
- Что за тур? – удивлённо спросил Лёха Москворецкий. – Ну-ка поподробнее!
- Я заплатила пять тысяч долларов за эту поездку, - сказала Мария. – За что мне пообещали улётный тур, полный неожиданностей и экстрима…
- Мне экстрима и на работе хватает, - ухмыльнулся Лёха. – А тебя просто развели на бабки.
- Почему сразу «развели»? – обиделась Маша. – Я сама выбрала программу и всё такое…
- Извините, барышня, - спросил профессор, - а что у вас в программе прописано, можно взглянуть?

Мария Крючкова пошарила в сумочке и протянула профессору бумаги. Тот пробежался взглядом, перевернул страницу, поцокал языком и протянул бумаги обратно девушке.

- Нет, по-моему, это не то, что вы думаете, - сказал он.
- Как не то? – возмутилась девушка. – Вы хотите сказать, что меня обманули?
- Пока я ничего не хочу говорить, - сказал профессор. – У меня есть кое-какие предположения, но сначала давайте осмотрим нашу пещеру. Вдруг кто-то здесь есть ещё из людей. Давайте соберём всех и будем решать, что произошло и что нам делать дальше.
- Я думала, вы сотрудник фирмы и будете сопровождать меня до места отдыха, - сказала Маша.
- Нет-нет, Мария Николаевна, - усмехнулся Голиков, - я никакого отношения к вашей фирме не имею.
- Жаль, - вздохнула Мария. – Но я всё-таки считаю, что эта пещера… и всё это, - она помахала вокруг себя руками, - это всё часть моей программы.
- Часть её программы, - передразнил Марию Лёха. – А мы тут при каких корзиночках? Я в твоей программе не участвую, но кто меня сюда приволок? А их, - он кивнул в сторону Матвея и Трухина, - как сюда угораздило? Видишь, у мужика даже крыша поехала.
- Вы хотите меня обвинить, - девушка едва сдерживала слёзы, - в том, что это я виновата? Я вас всех впервые вижу… я…
- Да ладно тебе, - уже мягче произнёс Лёха, - не вздумай плакать, всё хорошо, разберёмся. Никто тебя ни в чём не обвиняет. Успокойся. Это я так, - Лёха Москворецкий подошёл к Марии и погладил ей руку.

На поляне возникла неловкая пауза. Все поглядывали друг на друга и молчали. Первым нарушил тишину профессор МГУ.

- Молодой человек, – Кирилл Андреевич обратился к Димке, - как вас зовут?
- Дмитрий! Но можно просто Дима.
- Отлично, Дмитрий! Позвольте обратиться к вам с просьбой?
- Да, без проблем, обращайтесь, - смущённо ответил Димка, с ним впервые говорили на «вы».
- Пройдитесь, пожалуйста, по пещерке, внимательно посмотрите, может, кого ещё встретите, приглашайте их к нам сюда, на свежий воздух. А мы потом более тщательно поработаем, я видел там много всякой химической посуды.
- Хорошо, - согласился Димка и нырнул в пещеру.

К профессору подошёл Лёха и отвёл его в сторону.

- Слушай, Андреич, ты как думаешь, эти двое, ну… эти… «барин» и «холоп», они нормальные? Мне кажется они из «психушки» нарезали.
- А с чего вы, Алексей… э… как вас по батюшке?
- Да ладно тебе, - Москворецкий хлопнул профессора по плечу, - называй меня просто Лёхой и на «ты», я не привык к таким телячьим нежностям. Кстати, слушай, у меня сестра скоро школу заканчивает. Поможешь ей в МГУ поступить?
- Каким образом? – улыбнулся профессор.
- Ну, ты что? – развёл руками Лёха. - Маленький, что ли? Не переживай, денег хватит… Всё будет пучком.
- Алексей, - перебил профессор, - мне кажется, нам сейчас не об этом нужно думать, произошло что-то неординарное. Сдаётся мне, у нас большие проблемы. Очень большие. Вот почему вы решили, что товарищи, как вы выразились, «нарезали» из психбольницы?
- Так ты разве сам не слышал, что они несут? Один делегат съезда КПСС, другой баринами всех называет, ну, типа крепостной он…
- А тогда ответьте мне на один вопрос: какой стране сейчас принадлежит полуостров Крым? – неожиданно спросил Голиков.
- Ну, профессура! – хмыкнул Лёха. - Экзамены на ходу устраивает! Кончай ты это дело, Андреич. Ты к чему это спрашиваешь? Думаешь, я настолько тупой, что не отвечу?
- Думаю, что не ответишь, - улыбнувшись, заявил профессор. – Вернее, ответишь, но неправильно!
- Да ладно, - нахмурился Лёха. – Крым на Украине.
- Вот-вот! Ты из какого года? – спросил профессор.
- В смысле, родился? – спросил Лёха.
- В смысле, уснул когда? Какой год был у тебя?
- Ты гонишь, профессор? Я что год проспал, что ли?
- Нет, не гоню, - Кирилл Андреевич, рассмеявшись, похлопал Лёху по плечу, - скорее всего мы не год и не два тут проспали. Ты так и не сказал, какой год сейчас по твоему мнению?
- 1997.
- А кто президент России?
- Борис Николаевич, - усмехнулся Лёха. – А что?
- А то! Я, например, уснул в 2015 году. Ехал из Университета домой. Кстати, а Крым уже второй год, как снова в составе России. И Ельцин давно умер, похоронен на Новодевичьем кладбище. Понимаешь?

Лёха Москворецкий присвистнул:

- Ничего себе! Ты не обманываешь?
- Зачем? Зачем, скажи, мне тебя обманывать? Делать мне нечего? – вздохнул Кирилл Андреевич.
- Что-то мне прямо не верится! – Лёха потёр висок. – Если ты говоришь правду, то получается, что я проспал восемнадцать лет?
- Именно так! – подтвердил Кирилл Андреевич.
- Ё-моё, - Москворецкий хлопнул себя по лбу. – А этот делегат? Выходит он… когда он уснул?
- Если учесть, что двадцать шестой съезд КПСС состоялся в 1981 году, это был последний брежневский съезд, то уснул наш делегат тридцать четыре года назад. Я тогда ещё сам пацаном был.
- Мистика какая-то, а как же «холоп»? – Лёха усиленно чесал затылок. - С ним вообще… – он что, тут двести лет проспал, что ли?
- Не знаю, Алексей, не знаю, - тяжело вздохнул профессор, - но что-то тут не так.
- И что будем делать? – почему-то шёпотом спросил Лёха.
- Прежде всего, думать, - ответил профессор. – Нужно хорошенько подумать и разобраться…

Лёха неожиданно отскочил от профессора и, тыкая пальцем за его плечо, закричал:

- Смотри! Смотри!

Профессор обернулся и вздрогнул. Из-за дерева всего в метрах пяти-шести на них смотрело странное существо. По виду олень, но почему-то у него на голове было три куста рог, три глаза и шесть ног. «Олень» постоял несколько секунд, резко развернулся, прыгнул назад и исчез в кустах.

- Что это было? – спросил Лёха.
- Понятия не имею, - пожал плечами профессор.
- Куда это нас забросили, если тут даже олени трёхглазые да шестиногие?

В этот момент Кирилл Андреевич заметил на дереве птицу.

- Надо же, - кивнул он на ветку, - птица тоже трёхглазая.
- И кажется, трёхкрылая и трёхлапая, - уточнил Лёха.
- Да, точно, - присмотревшись, подтвердил профессор. – По-моему, мы попали на остров каких-то мутантов.

Неожиданно раздался истошный крик Марии. Мужчины кинулись к ней. Оказывается, её напугала змея, выползшая из-под листвы. Мария была бледна, словно утренняя манная каша. Она дрожала и пыталась что-то сказать, но у неё не получалось. Той-пудель, не обращая внимания на змею, с изумлением наблюдал за хозяйкой.
- И гадюка тоже с тремя глазами, - произнёс Лёха. – Очень странно.
- Смотри, барин, - отозвался Матвейка, державший в руках бабочку, - здесь у бабочек три глаза.
- Андреич, мне приятель рассказывал, что такие в Чернобыле летают… Елы-палы, - хлопнул себя по лбу Лёха, - а мы случайно не в запретной зоне находимся? Может тут радиация? Как можно проверить?
- Никак! – ответил профессор. – С помощью естественных человеческих чувств обнаружить её нельзя.
- Может, по запаху или на вкус?
- В том-то и дело, что она не имеет ни вкуса, ни запаха, ни цвета, она беззвучна и невидима.
- Но как-то же её определяют? – развёл руками Лёха.
- Определяют, - тяжело вздохнул Кирилл Андреевич, - но обнаружить радиацию можно только с помощью приборов. Называются они дозиметрами, радиометрами и пр.
- Печально, но в любом случае, что-то нужно делать…

В этот момент из пещеры вышел Димка, рядом с ним шёл парень на вид лет двадцати пяти.

- Знакомьтесь, Яр! – объявил Димка. – Больше в пещере никого нет. Но Яр появился здесь, благодаря мне.
- Что значит, благодаря тебе? – удивился профессор.
- Я случайно уронил колбу, вы сами видели, их там миллион. Она вдребезги, а на месте её падения вдруг образовалось такое, знаете, - Димка руками попытался изобразить шар, - облако, похожее на обычный пар. Через несколько секунд облако рассеялось, а на его месте прямо на полу лежал Яр, - пояснил Димка.
- Это так? – спросил профессор.
- Да, - кивнул Яр и спросил: - Ситер, а почему у вас и остальных нет анализаторов памяти?
- Что ещё за анализатор? – удивлённо спросил Лёха. – И ещё раз, как ты назвал профессора? Осётр или свитер?
- «Ситер» - это планетарное, то есть межконтинентальное обращение к человеку, когда не знаешь, с какого он материка, ну, что-то вроде гражданин мира, - пояснил Яр и спросил: - Вы с какого континента?
- Допустим, Евразия, - ответил профессор.
- Почему, допустим? – удивился Яр. – Вы не знаете, точно с какого вы континента?
- Знаю, - улыбнулся Кирилл Андреевич. – Но…
- Вы не ответили на мой вопрос, - перебил новичок, - почему у вас отсутствуют анализаторы памяти? Я сообщу о вас в Высший совет.
- Ещё один! Откуда вы берётесь? - хмыкнул Лёха. - Тот в компетентные органы собрался заявлять, этот в какой-то верховный совет. Ты чего, хлопак?
- Не в верховный, а в Высший совет! – поправил Яр. - Если в вашей голове нет анализатора памяти, это уголовно наказуемое деяние. Это немыслимо, это недопустимо, это…
- Братан, остановись, - Лёха похлопал новичка по плечу, - хватит причитать. «Немыслимо, недопустимо», - передразнил он Яра, - всё у нас мысленно и всё у нас допустимо. Ты лучше скажи, в каком году ты уснул? Ты ведь тоже случайно тут придремал, правильно я понимаю?
- Да уснул, - подтвердил Яр. – Пока не могу разобраться, что произошло.
- Ну вот, видишь? – рассмеялся Лёха. – Сам ещё не разобрался, а уже сообщать куда-то собрался.
- Но…
- Давай без этих «но», - не дал говорить Лёха, - ты так и не сказал, в каком году, закимарил-то?
- По какому летоисчислению вас утроит мой ответ? – спросил Яр.
- Новая эра у нас, - пояснил профессор, - то есть от Рождества Христова.
- Невероятно! – воскликнул парень и добавил: - Тогда значит, в 3027.
- В каком? – недоумённо и хором спросили Лёха и профессор.
- В 3027 году, - повторил Яр, и добавил: - Тридцать первый век.
- Профессор, - язвительно произнёс Лёха, - а мы тут с тобой удивлялись, сколько Матвейка проспал… А он оказывается, так просто прилёг отдохнуть…
- А вы, я так понимаю, уснули ранее двадцать пятого века?
- Я в 2015 году, - вздохнул профессор и кивнул в сторону коллег по несчастью, - есть ещё раньше.
- Я тоже в 2015 году, - сказал Дима.
- И я, - сказала Мария.
- А я в 1997, - почему-то грустно сказал Лёха.
- Слушайте, Яр, - сказал Голиков, - а почему вы только что сделали акцент на двадцать пятом веке?
- С двадцать пятого века у нас началось новое летоисчисление. На земле была страшная катастрофа, наша планета едва не погибла, но нам удалось её сохранить. Высший совет решил, что наступила новейшая эра.
- Любопытно, - покачал головой профессор, - надеюсь, вы нам расскажете всё, что произошло на земле, пока мы тут, как говорит наш коллега, «кимарили»?
- Если это будет вам интересно, с удовольствием, - пожал плечами Яр.
- Надеюсь, у вас больше нет к нам претензий по поводу отсутствия катализатора? – спросил Кирилл Андреевич.
- Анализатора, - поправил Яр. – Нет, вопрос исчерпан. Но теперь проблема у меня.
- Что ещё? – хором спросили Лёха, Мария и Голиков.
- У меня нет связи с «паснетом».
- Это ещё что такое? – спросил Кирилл Андреевич.
- Это как в древности интернет, только раньше можно было перемещать информацию, а теперь…
- Во как! – перебив, воскликнул Лёха. – Никогда не думал, что меня живьём в древние люди запишут.
- Прощу прощения, - сказал Яр, – я не хотел вас обидеть.
- Да какие обиды, братан, шучу я, - рассмеялся Алексей.
- М-да! – вздохнул профессор и добавил: - Я тоже никогда не думал, что человек может прожить более тысячи лет.
- Товарищ, а вы можете объяснить, что с нами происходит? – неожиданно спросил Трухин у новичка.
- Могу, я, кажется, понимаю, что произошло и со мной, и свами, - сказал Яр. – Но мне необходимо немного подумать. У меня нет связи. Это очень плохо.
- Да у нас ни у кого нет связи. Все мобилы сдохли! – сказал Алексей.
- Что «сдохли»? – спросил Яр.
- Телефоны, в смысле, - пояснил Лёха. - А у тебя, кстати, есть телефон?
- Нет, - улыбнулся Яр. – Телефонов на земле нет уже давно, лет пятьсот.
- А как же вы разговариваете? – удивился Москворецкий.
- Через анализатор памяти, - Яр постучал себя по лбу. – Подключаюсь к глобальной системе «паснет» и говорю с теми, кто пожелал мне ответить.
- Запутал ты меня совсем! Слушай, - Лёха решил сменить тему, - а что это за имя у тебя, Яр?
- Ярослав, - улыбнулся парень. – У нас так принято обращаться по первым двум буквам.
- Если меня зовут Лёха, значит я Лё? – сделал вывод Москворецкий.
- Да, - кивнул Яр, - но в каталоге такого имени нет.
- Что ещё за каталог? – удивлённо спросил Лёха.
- Каталог имён нашего континента, - ответил Яр.
- Как всё у вас мудрёно. А Алексей есть?
- Да, это общеизвестное имя.
- Значит я и Лё, и Ал? Правильно?
- Второе предпочтительнее, - сказал Яр. – Псевдонимы запрещены.
- Это ещё почему? – удивлённо спросил Лёха. – Кому они помешали?
- Слишком много на Земле было совершено зла под псевдонимами, - ответил Яр, - а потому Высший совет их просто запретил. Да и к тому же, они стали совершенно бессмысленными после открытия Закона о всемирной Памяти.
- У меня что-то голова разболелась, - сказал Лё-Ал. – Всё как-то смешалось, нужно передохнуть. Только вот проблема: а чем ужинать-то будем. А? Народ!

Все молчали, отозвался лишь Матвейка:

- Может, рыбки уловить?
- А на что ты её улавливать будешь? – язвительно спросил Лёха и рассмеялся.
- Если рыба в реке есть, барин, можно и палкой, - не смутился Матвейка.
- Ты это, мужик, - сказал Алексей, - прекращай нас тут баринами погонять, мы все тут равны. Одна беда на всех.
- Понял, ваше благородие.
- Ну, вот, вы гляньте на него, я ему про Ерёму, а он мне про Фому. Ну, какое я тебе «благородие»?
- Прости, барин, неграмотный я. Как надо-то?
- Лёха я! Понимаешь, Алексеем меня кличут. Вот так и называй. Понял? Не барин, не благородие…
- Хорошо, ваше сиятельство, - выпалили Матвейка.
- Ты не доводи меня, Матвей, - нахмурился Лёха и сжал кулаки.
- Так подскажи, барин, как правильно величать-то? – взмолился мужик.
- Так я тебе уже сто раз объяснил. Называй меня Лёхой.
- Нельзя ведь мне своевольничать, можно и кнута получить…
- Какой кнут? Я тебе что, рабовладелец или помещик? Вот скажи, я похож на помещика?
- Да, ваше благородие, очень похож! – радостно закивал Матвей. – Вылитый наш барин, когда в город сбирается.
- Тьфу на тебя, Матвей, ты точно дурак.
- Точно-точно, барин, дурак, каких свет не видывал, так что ты не серчай на меня. Ладно? Я без злой воли, вот тебе крест! – Матвей перекрестился.
- Да пойми же ты, наконец, Матвей, родной ты мой, нет тут теперь ни холопов, ни бар, ни господ, ни товарищей, - Лёха покосился на делегата, тот следил за каждым его движением.
- Товарищи есть! – возразил Трухин.
- Мыкола, успокойся, - сквозь зубы процедил Лёха, - не мешай мне проводить политико-воспитательную работу, а наши с тобой товарищи остались в двадцатом веке.
- Что за фамильярность? Почему вы себя так ведёте? Вы хотите сказать, что сейчас другой век? – раскрыл рот Трухин.
- Я не знаю, спроси у этого, как его, юного Ярополка, что ли. Он тебе всё объяснит.
- Ярослава, - поправил профессор. – Алексей, а Матвея ты не воспитывай, он сам постепенно привыкнет. Ему сейчас трудно понять твои требования. Веками вдалбливали одно, а тут вдруг ты предлагаешь называть себя по имени. Историю учил? Читал про Салтычиху? У них же это в крови перед барином шапку ломать.
- Учту, - вздохнул Лёха, и, обращаясь к делегату, спросил:
- А ты чего всё портфель обнимаешь? У тебя там что, касса партийная, что ли?
- Здесь очень важные документы, я могу их доверить только компетентным органам.
- А ну дай посмотрю! – протянул руку Лёха.
- Да вы что? Я не имею права. Это документы для ЦК КПСС…
- Дай почитаю! – рассмеялся Лёха.
- Не могу, не имею права, - запричитал Трухин. – За это сразу партбилет на стол…
- Я вот не могу понять, - возмущённо произнёс Лёха, - ты тоже дурак, или придуриваешься? Какие документы, какой ЦК? Посмотри, у нас человек из тридцать первого века пришёл, мы все здесь проспали более тысячи лет.
- Это ещё не известно, - заявил Яр.
- Что? – удивился Лёха. - Ты же сам сказал, что уснул в 3027 году. Пошутил, что ли?
- Нет, - сказал Яр. – Но мы ведь не знаем, сколько я тут спал вместе с вами. Если мы обнаружим колбы, например, пятого или шестого тысячелетия, то…
- Да теперь собственно нам какая разница, - махнул рукой Кирилл Андреевич, - остаётся одно: организовать свой быт и до конца жизни слушать лекции жителя четвёртого тысячелетия. Думаю, нам всем будет интересно послушать.

Димка разместился под деревом. Тихонько всхлипывая, он утирал слёзы.

- Чего ты, парень? – спросил профессор.
- Грустно как-то, - всхлипнул Димка. – Где сейчас мои мама и папа?
- Эх, брат, они остались навсегда там, в двадцать первом веке. Очень много прошло времени, я сам до конца не могу понять, как это случилось. Но у нас теперь есть очень осведомлённый консультант – человек из будущего. Хотя это для нас он таким является, а может, он для кого-то такой же древний, как мы для него. Не грусти, Дима, чтобы не случилось, жизнь продолжается. Читал «Два капитана» Каверина?
- Угу, - кивнул Димка и, шмыгнув носом, улыбнулся, - это моя любимая книга.
- Так вот! – профессор поднял вверх указательный палец: - «Бороться и искать, найти и не сдаваться!»
- Точно! – твёрдо произнёс Димка. – Значит, и мы найдём выход из сложившейся ситуации!
- Молодчина, - профессор погладил мальчика по голове. – Обязательно найдём. Кстати, а ты знаешь, откуда взял эти слова Санька Григорьев?
- Нет, - замотал головой Димка.
- Они были вырезаны на могильном кресте, поставленном в Антарктиде на вершине «Обсервер Хилл» в память английского полярного путешественника Роберта Скотта. В оригинале это звучало так: «То strive, to seek, to find, and not to yield!».

Продолжение здесь: http://www.proza.ru/2015/01/12/2430

Французы поняли: США виновны в ухудшении отношений между Россией и Европой!

Ответ России на санкции Евросоюза, США и некоторых других стран вызвал бурную реакцию в интернете у жителей Франции. Неожиданно многие французы сочли ответные меры Москвы оправданным шагом. Они уверены, что путём введения санкций США добились одной из своих целей - ослабить Европу экономически и разрушить её добрые отношения с восточным соседом.

01010203040506

Несмотря на то, что доля России составляет 2% в импорте продовольственных товаров из Франции, стремительное ухудшение отношений двух стран не на шутку встревожило французов. В усилении напряжённости они, однако, в большинстве своём винят не Россию, а собственное правительство, чиновников ЕС и Соединённые Штаты, которые навязали свою волю европейским странам. RT приводит цитаты участников форума газеты Le Figaro.

12120012

Melle Сlairon
Путин прав, что не позволил наказывать Россию, как страну третьего мира. Не надо дразнить русского медведя, иначе придётся горько об этом пожалеть. Мы только что праздновали юбилей высадки американцев в Нормандии, но забыли о 20 миллионах русских, погибших на войне. Какая глупость!

charite
Мы попали в свою же ловушку. Нам следует больше заниматься собственными делами. А если это санкции против французов, то они попали в самую точку. Вероятность, что этот кризис взорвёт Европу, – 50/50. Десяток стран ЕС поддерживал санкции, остальные в большей или меньшей степени были против. Брюссельские чиновники очень скоро сойдут с ума: когда они вернутся из отпусков, их почтовые ящики будут ломиться от гневных писем избирателей. Обама добился своих целей – ослабить Европу и рассорить её со страной, от которой так зависит её экономика.

2013030110591716963

blackhawck36
Наши политики хотели поиграть с Россией, и теперь их ждёт большой проигрыш. Россия – это сверхдержава без долгов. Она имеет экономику, которая только выиграет от того, что станет самодостаточной, и дружит с Бразилией, которая продаст ей необходимые материалы. Глупость наших политиков приведёт к закрытию предприятий и бедственному положению рабочего класса.

Calamity Jo
Как можно было думать, что санкции будут односторонними? Эта ситуация абсурдна, мы ничего не выиграем, если будем плясать под дудку Обамы. Исторические и культурные связи объединяют Францию и Россию, а США всегда предпочтут нам англичан.

framce

Gerard Dillier
Мне повезло однажды посетить Россию. Меня удивило, как популярна в этой стране наша культура (язык, литература, архитектура, живопись). Наши отношения были очень долгими и дружескими. История этой великой страны сделана не ковбоями, а очень культурными людьми. У наших двух народов общее прошлое, которое необходимо возродить.

Isabelle 695
На нашем побережье гостиницы, рестораны, парфюмерные магазины, бутики живут главным образом за счёт туристов из России. Что должен сделать Фабиус (Лоран Фабиус – министр иностранных дел Франции – прим. RT), чтобы разрешить этот кризис? Уволиться!

pressa_30

Sylvie91
Не зря говорят: «Палка о двух концах!»

Напомним, сегодня был утверждён Перечень сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых являются Соединенные Штаты Америки, страны Европейского союза, Канада, Австралия и Королевство Норвегия и которые сроком на один год запрещены к ввозу в Россию. Россия вводит полный запрет на поставки говядины, свинины, плодоовощной продукции, то есть овощей и фруктов, мяса птицы, рыбы, сыров, молока и молочных продуктов из перечисленных стран. Однако Москва готова пересмотреть сроки действия эмбарго на импорт из ряда стран, если иностранные партнёры проявят конструктивный подход, сообщил сегодня премьер-министр РФ Дмитрий Медведев.

Франко-российская торгово-промышленная палата (CCIFR) выразила крайнее сожаление в связи с принятием Европейским союзом нового пакета экономических санкций в отношении России и в очередной раз призвала политических лидеров к дипломатическому разрешению украинского кризиса.


Источник

Сочинцы, не пройдите мимо: детская библиотека в столице зимней Олимпиады - 2014.

Печально, что приходится писать об этом в год культуры в России. Речь пойдёт о Центральной детской библиотеке города Сочи.

Я просто публикую здесь письмо местной жительницы и присланные ею фотографии. Надеюсь, этот материал не останется без внимания местных и федеральных властей.

"Лет тринадцать назад из хорошего здания Детскую библиотеку переместили в совершенно неблагополучное: крысы, плесень, отсутствие нормального ремонта, отопления, бесконечные потопы во время дождей, потому что сточные воды выведены в канализацию - то есть на голову в буквальном смысле течёт канализация, и многое другое.
Библиотека находится совсем рядом с центральной администрацией города, но до неё совершенно никому нет дела - это странно, ведь мы всё таки в статусе столицы зимних олимпийских игр, а хуже детской библиотеки, чем у нас, кажется нет ни у кого - я имею ввиду другие города, гораздо меньше по площади, численности населения и без такого пафосного статуса, но там есть ремонт, там есть современное техническое оснащение, хорошие книги, а у нас нет ничего. Администрация периодически обещает ремонт, но ничего не происходит. Пока не разберутся с крышей и канализацией, а с ними разбираются уже много лет, но ничего сделать не могут, ремонт самой библиотеки бесполезен. Нужно новое здание, но город его найти не в силах.

По городу висят щиты с громкими лозунгами "Дети наше будущее!".

Я долго терпела, периодически обращаясь к разным людям здесь в Сочи за помощью - ничего не получилось, и терпение на исходе. Я думаю, Вы со мной согласитесь, что так относится ни к кому нельзя, а особенно к собственным детям.

Хочу отдельно сказать, что непосредственно директор детской библиотеки никакой вины не имеет, это целиком и полностью вина города - почему они проявляют такое безразличие, я не понимаю.

Аналогичная ситуация в Юношеской библиотеке, которая находится там же.

Жительница Сочи (по понятным причинам автор попросила пока имени её не называть - М.С.)"

фото 020
фото 021
фото 022
фото 023
фото 024
фото 026
фото 027
фото 028

Неужели, проведя такое масштабное мировое спортивное мероприятие, мы не можем найти "крошку" денег на ремонт или на новое здание детской библиотеки?

Думаю, со мной согласятся все: учреждения культуры и чтения не менее важны для подрастающего поколения, чем спорт. В любом случае, одно другому не мешает.

Пожалуйста, не пройдите мимо этого сообщения, подскажите всем заинтересованным лицам.

_________________________________________________________________________________


P.S. Ответ от Министра культуры последовал незамедлительно. Посмотрите на время поста в ЖЖ и время ответа в твиттере. Это, конечно,не может не радовать. Будем теперь ждать результат.

med-02