Михаил Самарский (misha_samarsky) wrote,
Михаил Самарский
misha_samarsky

Category:

Аркадий Дворкович: "Не привык врать, особенно - учителям". (Интервью)

"Не забывать об учителях, об истории и хороших традициях нашей любимой России. Любить то, что делаешь, и тех, кто рядом. Тогда многое получится", - говорит помощник президента Аркадий Дворкович.



На Спасской башне Кремля главные часы страны отсчитывают время уходящему 2010 году, объявленному в России Годом учителя. Всех нас на жизненную дорогу ведут учителя. Несомненно, каждому есть, что вспомнить из школьных лет. Аркадий Владимирович в канун Нового года рассказал о перспективах российского образования, проблемах школы и планах на будущее.


Михаил Самарский: Аркадий Владимирович, вот и подошёл к концу Год учителя. На ваш взгляд, что изменилось в жизни простого учителя за прошедший год? Общаясь с учителями, постоянно слышу, что не хватает им на жизнь, приходится перерабатывать, а это сказывается на качестве обучения. Какова перспектива? Планируется ли в ближайшем будущем повышение зарплаты рядового учителя?

Аркадий Дворкович: Год учителя стал первым годом реализации инициативы Президента "Наша новая школа". Она рассчитана на несколько лет, и мы - только в самом начале пути. В жизни простого учителя - во многих школах - появились новые технологии, учебные пособия и другие образовательные ресурсы. Пусть совсем немного, но повышались доходы. Особенно в тех регионах, где решились на перемены в системе оплаты труда. Но, конечно, уровень зарплаты учителей в большинстве школ России все еще неприлично низок. И это - не чья-то злая воля, а отражение состояния нашей экономики и общества в целом. Перспектива - в серьезном изменении образовательной среды в целом, особенно - в средней и старшей школе. В отказе от иллюзий, что все у нас было идеально, и что все знают, как правильно развивать школьное образование. Есть лидеры - и школы, и отдельные учителя - на них и будем ориентироваться, шаг за шагом распространяя их опыт и находя новые способы улучшения ситуации. Тогда, по мере развития экономики, выше станут и зарплаты, но это небыстрый процесс. Хочется ответить более оптимистично, но не привык врать, особенно - учителям.


Михаил Самарский: Как вы считаете, какие предметы можно в школе убрать, а какие добавить? Или то, что есть, полностью удовлетворяет потребностям государства?

Аркадий Дворкович: В начальной школе серьезные изменения в наборе обязательных предметов, мне кажется, не нужны. Разве что - дополнительный час физических нагрузок (не дополнительный урок физкультуры, а любое приближенное к спорту занятие, которое можно заменять и спортивными секциями). А вот в средней и старшей школе обязательная программа, с моей точки зрения, перегружена. Есть много идей, как поменять ситуацию, но это требует серьезного, детального обсуждения.

Михаил Самарский: Планируется ли в будущем ввести в школах всей страны предмет «Шахматы» по примеру Калмыкии?

Аркадий Дворкович: Это есть уже не только в Калмыкии, и, считаю, для школьников - это только в плюс. Развивается память, логика, способности к борьбе за победу. Я бы хотел, чтобы шанс заниматься шахматами на начальном уровне был у всех. Для этого Российская шахматная федерация совместно с регионами готовит методики проведения занятий, курсы подготовки преподавателей, компьютерные программы. И нужно, конечно, найти способ обеспечить всех комплектами шахмат и часами. Надеюсь, что школьникам станет доступен и наш лучший шахматный журнал "64". Обсуждаем, как организовать такую возможность.


Михаил Самарский: Скажите, как, на ваш взгляд, привлечь учителей-мужчин в школу. Не кажется ли вам, что это большая проблема для пацанов. Ничего не имею против женщин, но мы всё время «варимся» в женском коллективе – дома, в основном, это бабушки, мамы (помогают делать уроки), приходишь в школу, и там одни женщины.

Аркадий Дворкович: Согласен, что есть такая проблема и надо ее решать. Мужские советы и личный пример часто незаменимы. Прежде всего, надо привлекать профессионалов смежных специальностей с сохранением того уровня оплаты труда, который у них был на предыдущем месте работы. Такое право и у школ, и у регионов есть, но надо найти способ не нарушать микроклимат в педагогических коллективах школ.

Михаил Самарский: Как вы относитесь к идее создать в России Детскую (подростковую) Общественную палату?

Аркадий Дворкович: Любые способы вовлечения школьников в обсуждение вопросов, касающихся всех и каждого - хороши, если они интересны и законны. Если детская общественная палата не будет очередным скучным "мероприятием" - почему бы и нет. Прообразом этого может служить деятельность "юношеской восьмерки", которой я стараюсь помогать. Советую всем посмотреть, что делают ребята, это может увлечь многих.

Михаил Самарский: Можно ли нам, школьникам, рассчитывать на то, что в школах введут так называемые «взрослые игры» - например, старшеклассникам дадут возможность поучаствовать вместе с солдатами в каких-то учениях, поприсутствовать на полигонах, стрельбищах. Может, и поменьше будем косить от армии. )))

Аркадий Дворкович: Хорошая идея! Главное - соблюдать все требования безопасности. Уверен, что это возможно и нужно делать. И участие в армейских мероприятиях - только один пример. Надо ездить и на заводы, и в лаборатории, и в банки. Это же - часть нормальной профессиональной ориентации. Те, кто этим не занимается - лентяи, не дающие возможностей школьникам сделать осознанный выбор.

Михаил Самарский: Может, пора уже признавать нас совершеннолетними с 16 лет? Жизнь меняется, паспорта стали выдавать с 14. Согласитесь, ведь мы уже другие. Разумеется, и ответственность установить, как для взрослых.

Аркадий Дворкович: Только если это не касается самостоятельного потребления алкоголя. В остальном - не вижу больших препятствий. Но это нельзя сделать одномоментно. Это потребует в том числе и изменения школьных программ. Можно подумать, как это сделать за несколько лет. И дело - не только в интересах самих старшеклассников, но и в том, что демографический спад потребует большего числа людей, готовых зарабатывать. Иначе - не будет ни нормальных пенсий, ни качественной медицины.

Михаил Самарский: Можно организовать так, чтобы оканчивая среднюю школу, человек уже имел какую-то специальность? Возможно, получив аттестат и специальность, не все будут стремиться сразу после школы идти в техникум или институт. Многие захотят поработать, чтобы определиться с будущим.

Аркадий Дворкович: Во многих школах это делается. Я, например, при выходе из школы имел специальность программиста. Невысокого уровня, но все же. Главное - наличие у каждого выпускника права выбора, подкрепленного знаниями, навыками, умениями, а не только дипломными "корочками".

Михаил Самарский: На ваш взгляд, есть у нас в стране молодёжная политика и какие в ней проблемы? Что нужно делать для того, чтобы убедить подростков не пить, не курить, не употреблять наркотики?

Аркадий Дворкович: Молодежная политика - пока слишком слабая. Это подтвердили и последние московские и не только московские события. Готовых рецептов у меня нет. Вместе с коллегами инициировали обсуждение в Интернете. Уже тысячи предложений пришли. Будем сводить, обсуждать и учитывать при принятии специальной федеральной программы. Чтобы не пить и не курить - надо мотивировать и дать возможность заниматься физкультурой, спортом, другими интересными делами. А вот за продажу алкоголя и табака несовершеннолетним надо судить и жестко наказывать. Без этого тоже ситуацию не исправить.

Михаил Самарский: Чем отличается современный школьник от вас и ваших одноклассников в школьные годы?

Аркадий Дворкович: У нас не было мобильных телефонов и персональных компьютеров. Были пионерские линейки и комсомольские собрания. В остальном - мы были почти такими же. Разве что родители меньше боялись, когда мы одни уходили гулять.

Михаил Самарский:
Как вы относитесь к ювенальной юстиции? Нужна ли она в нашей стране? Приживётся ли?

Аркадий Дворкович: В этом вопросе я - не специалист. Не буду отнимать "хлеб" у своих коллег.

Михаил Самарский: Каким образом не пропустить, не потерять одарённых детей, чтобы по максимуму использовать их потенциал?

Аркадий Дворкович: Выявлением и поддержкой талантов надо заниматься системно и ежедневно. И до школы, и в школе, и в последующий период. Пока эти действия - слишком разрозненные. Отсюда и наше отставание от конкурентов. По поручению Президента на эту тему готовятся специальные решения. Вскоре о них будет объявлено.

Михаил Самарский: Можно решить вопрос о публикации в интернете всех разрешённых учебников на одном портале? Это так будет удобно для всех – и учеников, и учителей.

Аркадий Дворкович:
Наверняка, можно. И нужно. Хотя, я считаю, что учебник перестает быть главным источником знаний по большинству предметов.

Михаил Самарский: Возможно ли пригласить из других стран в наши школы учителей иностранных языков, то есть носителей языка. И вообще поставить цель, чтобы наши школьники к окончанию школы владели в совершенстве иностранным языком. Согласитесь, сейчас это так – игра в иностранный язык.

Аркадий Дворкович: Эту идею я пропагандирую уже пару лет. Надеюсь, наиболее продвинутые регионы займутся этой темой уже в 2011 году. Без знания английского, мне кажется, не может быть не только хороших банкиров, но и хороших врачей и учителей. Мы обедняем себя, не имея возможности пользоваться языком профессионального общения. Как обедняют себя и те, кто не знает русского языка и не может читать в оригинале шедевры русской литературной классики.

Михаил Самарский: Нельзя ли сделать так, чтобы государственные деятели в обязательном порядке хотя бы несколько раз в году проводили в школах какие-то уроки, допустим по своей специальности. Представляете, губернатор ведёт в школе, допустим, урок истории или министр здравоохранения урок биологии, химии. И лучше будут знать проблемы школы, и будет сближение учителей с руководителями. Мне кажется, два-три раза в год любой руководитель найдёт пару часов.

Аркадий Дворкович: Готов показать личный пример.

Михаил Самарский: Как вы считаете, нужно ввести систему материального поощрения хорошистов и отличников в школе?

Аркадий Дворкович: Не уверен. Если молодой человек талантлив, надо дать ему шанс сделать что-то, что другие будут покупать. А зарабатывать на оценках - странная идея. Если родители считают нужным поощрять за оценки - это их выбор.

Михаил Самарский: Разговор у нас откровенный, потому задам вопрос напрямую: вам лично известно, что большинство учителей недовольно своим министром?

Аркадий Дворкович: Не знаю, откуда это может быть "известно". Всенародных голосований на эту тему никто не проводил, а встречи министра с учителями показывают весь спектр отношений - от любви до неприятия. Должность министра - "расстрельная" по определению. К Андрею Александровичу я отношусь с огромным уважением, отчасти - с завистью. Он старается решать труднейшие, но очень интересные задачи. Продолжу ему в этом помогать и уверен - "Наша новая школа" станет реальностью уже через несколько лет.

Михаил Самарский: Напоследок, Аркадий Владимирович, чтобы вы пожелали нынешним школьникам? Как войти во взрослую жизнь, чтобы в ней не потеряться?

Аркадий Дворкович: Каждый, надеюсь, почувствует, что он или она - владелец своей будущей жизни. Свободный человек, способный выбирать свой путь, отвечать за свой выбор и за благополучие близких людей. Совсем скоро - воспитывать своих детей, хотя бы - двух или трех. И не забывать об учителях, об истории и хороших традициях нашей любимой России. Любить то, что делаешь, и тех, кто рядом. Тогда многое получится. В том числе и в Новом Году! Удачи!

Михаил Самарский: Спасибо, Аркадий Владимирович. От имени учащихся и учителей московской школы № 1239 поздравляю вас с Новым годом и желаю вам всего самого наилучшего – успехов и в личной жизни, и в работе.

 (600x450, 68Kb)
Tags: 2010, Аркадий Дворкович, Год учителя, Михаил Самарский, интервью, школа 1239
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments