Михаил Самарский (misha_samarsky) wrote,
Михаил Самарский
misha_samarsky

Ветер по имени Фим

Возвращаются все, кроме лучших друзей…

Владимир Высоцкий



Николай познакомился с ветром уже давно – так ему казалось. Для Николеньки, как называли его мама и бабушка, вообще, всё, что происходило в прошлом году, это было давно. Наверное, это правильно. Есть люди, которые даже о событиях десятилетней давности говорят, что это было совсем недавно. Впрочем, так считают только те, для кого десять лет совсем уже и не срок. Например, бабушка Николеньки перешагнула рубеж девятого десятилетия. Ну, сами подумайте, что для неё такое – десять лет. Ей можно так выражаться. А, например, тот же Николенька скажи такое в двенадцать лет, будет выглядеть нелепо и смешно.
- Николенька! – донеслось со двора. – Время! Обед! – это была бабушка.
- Сейчас иду! - крикнул он в ответ и, обращаясь к друзьям, спросил: - После обеда выйдете на улицу?
- Не знаю, - пожала плечами девочка Зина. – Мои собирались к кому-то в гости ехать.
- А ты с ними? – спросил Николай.
- Ну, да! – улыбнулась девочка. – Кто ж меня одну дома оставит?
- Я вообще на обед не пойду, - сказал Тимофей, - буду ждать родителей.
- Голодный, что ли, будешь гулять? – удивлённо спросил Николай и предложил: - Тим, а пойдём ко мне, у нас поешь.
- Не! – замотал головой Тимка. – Нельзя. Отец узнает, мне влетит.
- За что? – Николай вытянул лицо. – Мы же соседи…
- Ну и что? Папа строго-настрого запретил у кого-то есть. Буду потом неделю дома сидеть.
- Ну, а ты есть-то хочешь? – поинтересовалась Зина.
- Нет, - ответил Тимофей. Пока не хочу. Буду ждать родителей.
В створе калитки появилась грузная Людмила Алексеевна и, погрозив пальцем, сказала:
- Николенька, ну, что это такое? Все собрались и ждут только тебя.
Внук, проходя мимо бабушки, стиснув зубы, процедил:
- Ба, сколько можно тебе говорить, не называй меня при друзьях Николенькой, да и без друзей больше не называй. Какой я тебе «Николенька»? – Николай скривил лицо и ещё несколько раз противным, гнусавым голосом произнёс: «Николенька-Николенька-Николенька…». Тьфу! Как это звучит мерзко!
- Бог с тобой, Нико… Коля, что ты такое говоришь? Между прочим, Тургенев, по-моему… да… а нет, вспомнила, Толстой, точно – Толстой даже рассказ написал, и там тоже есть мальчик Николенька.
- Вот пусть он у Толстого и будет, - внук грозно посмотрел в глаза Людмиле Алексеевне, - а меня больше так не называй. В конце концов, я прошу тебя. Неужели так трудно пойти мне навстречу. Когда ты меня о чём-то просишь, я же соглашаюсь, помогаю, не упрямлюсь…
- Ну, хорошо-хорошо, Нико… Николай. Я больше не буду. Не обижайся на меня, внучек. Прости ради бога. Честное слово, вырвалось. Случайно…
- Ладно, забыли, - махнул рукой внук. – Я по-быстрому, меня Тимка ждёт.
За столом сидели родители и младшая сестра, ей недавно исполнилось четыре года, и она считает себя взрослой.
- Колян, - именно так называла Катя старшего брата. По правде говоря, Николай сам её этому и научил. – Мы тут уже с голоду помираем!
- Что-то по тебе не скажешь! – усмехнулся Николай. – Щёки, как у хомяка.
- Мама! Мама! А Колян обзывается! – закричала Катя.
Мама неодобрительно покачала головой и сказала:
- Николай, ты это нарочно? Хочешь нам всем обед испортить?
- Прости, ма! – улыбнулся сын и, подойдя к сестре, обнял её: - Прости, Кать, я пошутил.
- Ладно, прощаю, - снисходительно ответила Катерина.
- И куда ты садишься? – отозвался отец. – А руки кто за тебя будет мыть? Пушкин. Что ли?
У отца была смешная привычка – во все дела вмешивать Александра Сергеевича. Чуть что, а кто это будет делать, Пушкин, что ли? Иными словами, Александр Сергеевич должен был заправлять за Николаем постель, мыть в спальне полы, в холодное время надевать шапку, ставить в гараж велосипед… Знал бы поэт, сколько на него возложено обязанностей, написал бы ещё один роман в стихах: например, «Николай Звягинцев».
После обеда Кате объявили «тихий час», а Николай уже был освобождён от такой «повинности». Основательно подкрепившись, юноша вышел на улицу. К его большому огорчению, Тимка куда-то исчез, наверное, ушёл на озеро. Каникулы только начались, пора проведать своего старого друга. Недолго думая, Николай отправился в лес к ветру Фиме. Между прочим, имя Фима ветер получил от Николая.
Впервые ветер заговорил с парнем прошлым летом. Николай забрёл в берёзовую рощу, там было прохладно и тенисто, мальчик сел на землю, опёрся спиной о дерево и закрыл глаза. Вокруг щебетали птицы, поскрипывали стволы деревьев, шумела листва, а солнце, словно балуясь, время от времени бросалось солнечными зайчиками и заставляло мальчишку уклоняться от них. И вдруг…
-Фим-фим! – кто-то сказал совсем рядом.
Николай вскочил, повертел головой по сторонам, заглянул за дерево, но никого не обнаружил.
«Странно! – подумал Николай. – Кто бы это мог быть? Может, птица какая новая завелась? Сколько сюда прихожу, никогда такого странного щебетания не слышал…».
- Фима-фима! – послышалось вновь.
- Эй, ты кто? – крикнул куда-то вверх Николай. – Что за Фима?
В ответ – тишина. Николай прислушался. Вдруг среди леса прозвучало протяжное «фифифифима-а-а-а-а»!
- Фима, ты кто? – повторил мальчик, и вдруг кто-то ответил:
- Ветер! Ветер я!
- Давай знакомиться, - предложил парень. - Я Николай. А тебя как зовут?
- У нас, у ветров нет имен! – прошуршал невидимый собеседник.
- Как это нет? – возразил Николай. – Быть такого не может. Нам в школе рассказывали, что ветры бывают разные. Ну, там всякие бризы, бури, штормы, ураганы, тайфуны и так далее. А ты кто?
- Это мои старшие братья, - прошептал ветер, - и это не имена их, а названия. Хотя особо сильным ветрам люди придумывают имена, в основном почему-то женские. Но это где-то далеко-далеко, это наши родственники, они сюда не прилетают, мне дедушка рассказывал о них.
- Как интересно! – воскликнул Николай. – У ветров тоже есть папы, дедушки, мамы, бабушки?
- Конечно, - сказал ветер и где-то там, наверху, свистнул.
- Слушай, ветер, а ты не будешь возражать, если я буду называть тебя Фимой? Хочешь быть моим другом? – спросил Николай.
- А разве могут человек и ветер быть друзьями? – прошуршал ветер.
- Я думаю, могут, - ответил Николай.
- Тогда дружим, - согласился ветер.
- Ты так и не ответил, - мальчик воздел руки вверх, - тебе имя Фим нравится.
- Красивое имя, - шепнул ветер и, взъерошив мальчику волосы, добавил: – Мне нравится.
- Отлично! – радостно произнёс Николай. – Считай, мы и познакомились: я Николай, ты Фим.
Мальчик ещё долго в тот день бродил по лесу, они разговаривали с Фимой, затем вместе пели песни, на лужайке поднимали вверх зонтики от одуванчиков, а ветер их разносил в разные стороны, за лесом погоняли большие шары «перекати-поле», образованные из высохших растений.
Вечером мальчик спросил у отца:
- Пап, а человек может дружить с ветром?
Оказалось, человек и ветер дружат уже тысячи лет.
- Человек всегда дружил с ветром, - неожиданно ответил отец. - Даже когда ещё наши предки были дикарями. Ветер всегда помогал человеку.
- Как? – удивился сын. – Расскажи, пожалуйста.
- Например, на охоте, - сказал отец. – Человек, охотясь на дикого зверя, всегда заходил с ветреной стороны, то есть навстречу ветру.
- Но ведь против ветра неудобно идти! – сказал мальчик.
- Правильно! – подтвердил отец. – Зато зверь не услышит запах охотника. Понимаешь?
- Понял-понял, - закивал Николай. – А ещё? Ещё как помогал?
- Конечно, человек, не сразу сообразил, как использовать силу ветра, но постепенно научился многому. В далёкие времена, люди поставили на корабли паруса, ещё до нашей эры в Китае запускали воздушных змеев. Сейчас они в магазине продаются, а мы в детстве с пацанами сами их изготавливали…
- И они поднимались в небо? – Николай от удивления раскрыл рот. – Самодельные?
- Конечно! – улыбнулся отец. – А для чего же мы их изготавливали? Для красоты, что ли?
- Пап, научи меня делать змеев! – воскликнул Николай.
- Да что с ним возиться? – усмехнулся отец. – Поедем завтра в магазин, да купим…
- Нет-нет-нет! – запротестовал сын. – Так неинтересно! Давай сами соорудим.
- И охота тебе с ним возиться? Целый день убьём! – попытался отец отговорить сына.
- Ну и что? Хочешь, я тебе секрет открою? – загадочно спросил мальчик.
- Валяй! – кивнул папа.
- Только ни-ко-му! Договорились?
- Рыба! – отец ладонью закрыл рот. – В смысле молчу, как рыба.
- У меня в лесу друг появился!
Папа аж крякнул от неожиданности.
- Ну-ка, ну-ка, подробнее! – насторожился отец. – Что за друг? Где он живёт?
Мальчик, увидев, как напрягся отец, громко рассмеялся.
- Да он не человек, папа!
- А кто? – вздохнул отец с облегчением.
- Это ветер. Обыкновенный ветер, а зовут его Фим.
Отец откашлялся в кулак, поцеловал сына в лоб и тихо сказал:
- Сынок, у меня к тебе просьба: ты тоже больше об этом никому не говори! Хорошо? Даже своим друзьям. Ты, кстати, никому ещё о своём друге не рассказывал?
- Нет! – замотал головой парень.
- Вот и отлично! – похвалил отец сына. – Пусть это будет нашей тайной.
- А у тебя нет среди друзей ветра? – спросил Николай.
- Пока не встречал, - ответил отец. – А ты как со своим-то познакомился?
- Гулял по роще, а он мне на ухо говорит: «Фим-фим»! Ну, я сначала думал, птица какая. Он снова: «Фим-фим». Я спросил: «Ты кто?».
- А он что? – настороженно спросил родитель.
- Ну что? – усмехнулся Николай. – Говорит: «Ветер я».
- И что дальше? – испуганно спросил отец, исподлобья наблюдая за сыном.
- Дальше мы познакомились, - сказал Николай, - мы договорились, что его будут звать Фим, и что мы будем дружить.
- Ясно, - тяжело вздохнул отец, - ты знаешь, Колюнь, я что-то сегодня устал, ты не возражаешь, я пойду уже отдыхать. Готовься, в выходной день соорудим с тобой «воздушного змея». Ты пока подумай, как мы его назовём.
Мальчик обнял папу и прошептал:
- Спасибо, я попрошу Фиму, чтобы он нашего змея поднял высоко-высоко.
- Отлично! – сказал отец и отправился к себе в спальню.
Ночью Николаю снился океан и бушующий ветер. Он то завывал, то гудел, то рычал, словно медведь. Николай стоял на берегу и дышал полной грудью. Ветер хватал большие клочки тёмно-серых облаков и расшвыривал их по сторонам. Потом собирал облака в охапку и сооружал из них разные фигуры. Вот большая лошадиная голова, следом из рук ветра-гиганта выплыл большой корабль, а вот воздушный замок. Красотища!
На следующий день Николай рассказывал своему новому другу, что они с отцом в выходные дни решили изготовить воздушного змея и придут на поле его запускать.
- Фим, ты же нам поможешь запустить его высоко-высоко? - спросил мальчик.
- Ф-ф-ф-ф! – Ответил ветер и добавил: - Помогу! Только вы правильно его сделайте.
- Мой папа ещё в детстве запускал воздушных змеев. Мы решили с ним не покупать, а сами соорудить.
- Это хорош-ш-ш-о! – шепнул ветер. – Я тоже люблю запускать воздушных змеев. Мой папа учил меня в детстве правильно держать их в воздухе. Это тоже нужно уметь делать правильно! Чуть ошибся, и змей уходит в штопор.
- Слушай, Фим, а где сейчас твой папа? – неожиданно спросил мальчик. – Может, его познакомить с моим папой?
- Не получится, - зашуршал ветер, - у нас взрослые ветры не живут вместе с родителями, мы лишь изредка встречаемся…
- Так ты здесь совсем один? – спросил мальчик.
- Ну, почему один? – фыркнул Фим. – Теперь у меня есть ты, мой друг Николай.
- А до этого был один?
- Да, - угрюмо прогудел ветер.
- А ты никуда не улетишь? Будешь здесь всегда?
- Улеч-ч-ч-чу, Николай. Улечу на Север. А сюда прилетит другой ветер.
- Я буду скучать, - с грустью произнёс мальчик.
- Я тоже, - ответил ветер.
В субботу, изготовив воздушного змея, отец и сын отправились проводить лётные испытания. Радость и шум вокруг мероприятия были такие, что на поле сбежались едва ли не все пацаны и девчонки, проживающие в посёлке. Но что самое удивительное, на следующий день Фим поднимал в воздух уже пять воздушных змеев – идея для местных пацанов оказалась очень заразительной. Правда, самодельным был только змей Николая, чем парень несказанно гордился. Накануне вечером, после первых испытаний, они с отцом нарисовали на своём летательном аппарате ярко-красную звезду, а под ней написали название «корабля» - «Звезда».
- А что, - сказал Николай, – звучит!
Так получилось, что за лето «Звезда» несколько раз ремонтировалась. Николай стал опытным пилотом, он теперь мог соорудить воздушного змея с закрытыми глазами. В конце августа Николай попрощался с Фимой – они договорились встретиться летом следующего года.

* * *

И вот тот день сегодня наступил.
- Фим-Фим! – войдя в лес, громко крикнул Николай. – Отзовись!
Лес молчал, деревья не шевелились. Лишь кто-то шуршал в траве.
- Фи-и-и-м! – ещё громче повторил юноша.
Но и на этот раз ответа не последовало.
«Наверное, улетел на Север, - подумал Николай и тяжело вздохнул: – Даже не попрощались…»
Вечером сын рассказал отцу грустную новость. Папа погладил сына по голове и сказал:
- Не грусти, сынок, он ещё вернётся. Ветры – они ведь вольны летать там, где им захочется. Так что вы обязательно ещё с ним встретитесь. Друзья всегда когда-то встречаются.

© Михаил Самарский

_______________




Instagram

Михаил Самарский на сервере Проза.ру

______________________
Tags: ветер, друг, отец, сын
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments