Михаил Самарский (misha_samarsky) wrote,
Михаил Самарский
misha_samarsky

Category:

О стукачестве Солженицына в лагере.

Несколько слов о так называемом «стукачестве» Солженицына. Многие «разоблачители» даже не задумываются о том, как же появилась эта информация. Оказалось, всё просто – Александр Исаевич сам рассказал о том, как его вербовал лагерный опер и как з/к Солженицын превратился в «Ветрова». Спрашивается, ну, кто тебя за язык-то тянул? Ан нет! Александр Исаевич не из тех, кто, громя других, щадит себя. Никаких подлостей он при этом не совершал, ни на кого не доносил, а бумагу подписал якобы о сотрудничестве, чтобы опер отвязался и не вставлял заключённому палки в колёса. Такие подписки операм нужны для отчётности – мол, работает он, привлекает контингент к сотрудничеству.



Вот что пишет в своём исследовании Анатолий Лемыш: «Некоторые критики утверждают: Солженицын вынужден был признаться в «Архипелаге ГУЛаг», что его завербовали, потому что он боялся разоблачения. Но тогда давайте додумаем мысль до конца: если он так опасался, что КГБ обнародует его «подписку о сотрудничестве», то почему он не боялся, что опубликуют его доносы? Если бы они действительно существовали в архивах, он бы вообще поостерегся высовывать нос и что-либо писать – хоть «В круге первом», хоть «Архипелаг ГУЛаг».

У нас, нынешних, нет прав бросить в него камень только за то, что дал подписку на сотрудничество: кто знает, как бы мы, каждый из нас, повел себя в сталинских застенках, когда ломались могучие мужики, когда генералы и маршалы сознавались в намерении прокопать подземный ход до Японии...»

Легенда о стукаче «Ветрове» - это позор не Солженицына, а спецслужб. Все сведения, относящиеся к этому эпизоду, основаны исключительно на строках самого Солженицына в «Архипелаге ГУЛаг». Но один «донос» Ветрова в виде фотокопии гуляет по интернету. Откуда он взялся? Каким-то чудесным образом та копия «утекла» из личного дела Солженицына. Неужели кто-то поверит, что это произошло без вспоможения государства?

Но меня лично настораживает другое – как могли сотрудники КГБ разрешить ознакомиться с «доносом», да ещё и сделать его копию, иностранным журналистам - чеху Томашу Ржезачу и немцу Франку Арнау? Но самое странное эти юркие «журналисты» не удосужились провести даже минимальных графологической и почерковедческой экспертиз, несмотря на то, что Александр Исаевич даже нарочно для этого предоставил СМИ образцы своего почерка. Что тут говорить? Видимо, заказчики рекомендовали не связывать с экспертизами и исследованиями – понимали, что дело шито белыми нитками.

Любопытная история! Франк Арнау предложил швейцарскому журналисту Холенштейну 25 тысяч швейцарских франков (с чего бы это?) за соучастие в публикации компромата. Холенштейн в письме Солженицыну сообщил, что отказался: «У меня возникли самые серьёзные сомнения в подлинности документов. Я предполагал, что всё это представляет собой сознательно направляемое нападение на Вас… в связи с появлением «Архипелага». Я предложил провести экспертизу со сравнением почерка, но автор на это не согласился. Арнау сказал, что письма стопроцентно написаны С.». Ответ Солженицына был краток и естественен: « Отчего же не согласился, раз так уверен?».

После того, как советские власти стали распространять на Западе так называемый «донос», Солженицын иронизировал в газете «Лос-Анжелес таймс»: «Ещё никогда власти нашей страны не проявляли такой смехотворной слабости, отсутствием опоры, как обвинить своего врага в сотрудничестве… с ними самими». Писатель в пух и прах разбил все «доказательства» конторы. Провокация 1976 года, в которую были вовлечены Ржезач и Арнау, была воспринята на Западе с брезгливостью и нескрываемым отвращением.

Вот вам и вся история со стукачеством лауреата Нобелевской премии – гора родила мышь.
Tags: СССР, Солженицын, архипелаг ГУЛАГ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments