Михаил Самарский (misha_samarsky) wrote,
Михаил Самарский
misha_samarsky

Categories:

Хватит травить Колю из Уренгоя. Лучше давайте скажем правду!

Возвращаюсь к теме мальчика из Уренгоя. Сейчас уже сложно сказать, что там произошло в «городе Бундестаге» (как назвала его одна дама-интеллектуалка из КПРФ), то ли пацан оговорился, то ли что-то имел в виду другое, но явно, он не предатель и не злоумышленник. И вся эта псевдопатриотическая истерия вокруг его слов вызывает отторжение и тошноту. Взрослые мужики и женщины состязаются, кто из них патриотичнее и святее, у кого больше человек погибло, кто какие подвиги совершил и т.д.



Нет в нашей стране семьи, в которой кто-то не погиб – отец, дед, прадед, дяди тёти. Эта страшная беда коснулась всех и каждого, даже тех. кто, возможно, и не знает о погибших родственниках. Нашлись и те, кто под шумок стал оправдывать бездарные действия Сталина и бить себя в грудь, что это не превзойдённый стратег и гениальный полководец. Мальчика Колю готовы порвать, как тузик грелку.

А теперь давайте честно и по порядку. Я считаю, что ничего дурного и лживого Коля не сказал. В армии Гитлера действительно было много людей, которые не хотели воевать. Об этом мне говорили и дед, и бабушка, жившие в разных населённых пунктах. Оба они были под оккупацией. Немцы квартировались у них в домах. Так вот бабка по линии отца рассказывала, как немец плакал по вечерам, вспоминая своих троих маленьких детей, и на чём свет стоит, проклинал Гитлера. Мама моей бабушки (моя прабабка немного говорила по-немецки) даже наезжала на немца, мол, брось оружие и уходи, то есть, по сути, предлагала немцу дезертировать. Немец говорил, что даже если он останется жив, то его семью в Германии уничтожат.

Давайте отбросим всю фальшь и скажем правду.

Что должен был сделать немец и что сделал бы русский, попав в такую ситуацию? Конечно, нам долгие годы внушали, что на войну с фашистами поднялась вся страна и все как один просились и шли на фронт. Никого не хочу оскорбить, действительно, большинство наших сограждан готово было идти на фронт и защищать Родину, но куда прикажете записать тех, кто в первые дни войны сдался в плен, и, кстати, почему сдались? Кто в этом виноват? Куда мне записать всех тех, кто перешёл под начало к генералу Власову? Откуда взялись в советских населённых пунктах тысячи полицаев-пособников фашистов? По какой причине были высланы миллионы соотечественников разных национальностей вглубь страны? Кто принимал такие дебильные решения и с какой целью? Вопросов много. Ответы лежат в архивах. Но главный ответ состоит в том, что и с той стороны, и с нашей было очень много людей, не желающих воевать. А почему?

Да потому что войну развязали два политика-психопата. Не все у нас в стране были зомбированными и неграмотными. Многие понимали, что сам же Сталин выкормил Гитлера. Не с ним ли он делил Европу, а потом два года снабжал стратегическим сырьём и помогал другу всем самым необходимым?
В газетах мелькали фотографии, на которых советские военнослужащие чуть ли не взасос целовались и стояли с фашистами в обнимку.

Почему сегодня никто эти действия Иосифа Виссарионовича не осуждает. Почему вдруг весь гнев обрушился на мальчика Колю? Только не рассказывайте мне слащавые сказки о том, что Сталин хотел оттянуть начало войны и хорошо подготовиться к ней (читаем дальше). Это несусветная глупость – можно подумать, Гитлер сидел, сложа руки, и не повышал свою боеготовность, в том числе и с помощью друга Иосифа.

Сегодня, как десятилетия назад карманные историки нам врут о том, что немцы напали на СССР без объявления войны и без предъявления претензий. Я понимаю, что в начале войны эта ложь была оправдана, чтобы не смущать дух советского солдата и не пригасить его решимость. Но сейчас зачем врёте? Были и Нота, и Декларация, где подробно излагались претензии к СССР. Почему вы сегодня её прячете и широко не обсуждаете?

Вынужден привести большую цитату (https://goo.gl/VEa4LL)

«…в Ноте говорится о том, что попытка найти общий язык между «издавно считающимися дружественными народами» и «защититься от дальнейшего распространения коммунистических доктрин международного еврейства в Европе» была предпринята: 23 августа 1939 года произошло подписание Пакта о ненападении, а 28 сентября был подписан и Договор о дружбе и границах между обоими государствами.
После прочтения следующего параграфа сразу становится понятным, почему советские историки избегали выносить Ноту на всеобщее обозрение: в ней говорится о сути вышеуказанных договоров, первый из которых, подписанный 23 августа 1939 года, обычно упоминается как Пакт Молотова – Риббентропа. Интересно, что немцы этот и последующий договор, подписанный 28 сентября 1939 года, называют «Московскими договорами» – по месту проведения переговоров и подписания соответствующих документов.
«Суть этих договоров, – говорится в Ноте, – заключалась в следующем:
1) в обоюдном обязательстве государств не нападать друг на друга и состоять в отношениях добрососедства;
2) в разграничении сфер интересов путем отказа германского Рейха от любого влияния в Финляндии, Латвии, Эстонии, Литве и Бессарабии, в то время как территория бывшего Польского государства до линии Нарев – Буг – Сан по желанию Советской России оставалась за ней».
Нота подчеркивает, что правительство Рейха «усмирило Польшу, а это значит, ценой немецкой крови способствовало достижению Советским Союзом наибольшего внешнеполитического успеха за время его существования. Это стало возможным лишь благодаря доброжелательной политике Германии по отношению к России и блестящим победам Вермахта». Таким образом, Гитлер признает, что таскал каштаны из огня для Сталина, но делал это без всякого восторга: ведь при этом он втравил Германию в войну с половиной мира, а потому про пролитую за советские интересы «немецкую кровь» не забыл…»

И дальше (там же):

«Не буду останавливаться на обсуждении совсем уж абсурдного аргумента сталинистов, до сих пор пытающихся оправдать позорное надругательство над Польшей: мол, не подпиши СССР Пакт, и Гитлер дошел бы до Урала. Полная чушь: никуда бы он не «пошел». А если бы и «пошел», то далеко бы не «ушел» – не было у него на это ни сил, ни желания, ни топлива с боеприпасами. Думаю, и сами сторонники легенды о «миролюбии» СССР это тоже прекрасно понимают: просто привычно врут в надежде, что упорное повторение заведомой лжи как минимум поставит под сомнение правду.
Так или иначе, но призом за цинично-элегантную двухнедельную задержку с вторжением Красной Армии в Польшу («это уродливое детище Версальского договора» – словами доклада Молотова на заседании Верховного Совета СССР 31 октября 1939 года) стали союзнические отношения с Западом. Напади Сталин на четырнадцать дней раньше – и неизвестно, чем бы это закончилось для судеб мира и Европы. Сомневающихся прошу вспомнить остракизм, которому был подвергнут СССР после нападения на Финляндию через каких-то два с половиной месяца после этого: изгнание из Лиги Наций, экономические санкции (приведшие, помимо прочего, к замораживанию советских активов в банках США и запрету на поставки американского оборудования в СССР), планы бомбовых ударов англичан по Баку и советских ВВС – по Каиру и Багдаду. Но вернемся к нашей основной теме…
Теперь авторы Ноты переходят к перечислению претензий германского Рейха к СССР. Сначала там говорится о довольно странных для дипломатического документа обидах на сохранение связей с Англией и бежавшими югославскими «заговорщиками». Обиды, впрочем, совершенно обоснованные: не прошло и года после подписания Пакта, а новый союзник фашистской Германии уже вполне сердечно общался с представителями ее опаснейшего врага. Вот что сообщает на этот счет «История Второй мировой войны»: «1 июля (1940 года) посол Криппс (посол Великобритании) был принят И.В. Сталиным. Во время встречи обсуждались вопросы о военном положении в Европе, о политических и экономических отношениях между Англией и СССР. Советское правительство проявило готовность содействовать нормализации отношений с Англией» (том 3, с. 351). Замечу, что это задушевное общение происходило практически сразу после того, как Советский Союз «освободил» Прибалтику с Бессарабией и Северной Буковиной, но до того, как Гитлер отдал своим генералам распоряжение о подготовке плана войны с СССР – это произошло 22 июля 1940 года. Иначе говоря, несмотря на то, что «брак» Сталина с Гитлером состоялся откровенно «по расчету» (их так и изображали карикатуры в западной прессе – «жених»-Гитлер ведет усатую «невесту»-Сталина под венец), именно Иосиф Виссарионович первым дал основание «царственному брату» Адольфу подозревать его в неверности.
Далее речь в Ноте идет о следующем:
1) подрывная работа советских/коминтерновских агентов в Германии и на территории ее сателлитов (вроде Румынии и Болгарии), а также в захваченных немцами странах (Польша, Чехословакия);
2) шпионаж и диверсионная деятельность.
3) большевизация стран, отданных «на съедение» Сталину.
4) грубое поведение Советского правительства при аннексии Бессарабии и Северной Буковины.
5) саботирование оговоренных поставок в Германию стратегического сырья.
6) соглашаясь, в принципе, на присоединение к Тройственному пакту, в конце 1940 года Советский Союз выдвинул неприемлемые для Гитлера условия: 1 – отдать ему Болгарию «по прибалтийскому» варианту»; 2 – оказать совместное давление на Турцию с целью получения ее согласия на создание в проливах советских сухопутных и военно-морских баз; 3 – дать СССР возможность покончить с Финляндией.
Интересно, что имеющиеся в моем распоряжении материалы (донесение посла Шуленбурга Риббентропу от 26 ноября 1940 года, приведенное в том же сборнике «Канун и начало войны») полностью подтверждают вышеупомянутые требования Сталина и Молотова. Странно, но Нота не упоминает еще два советских пожелания: заставить Японию отказаться от своих прав на угольные и нефтяные концессии на Северном Сахалине и позволить СССР выйти к Персидскому заливу (по-видимому, посредством оккупации Ирана и Ирака);
7) поддержка незаконного правительства Югославии, пришедшего к власти в результате антигерманского переворота и подписание с заговорщиками договора о дружбе.
Подчеркну, что многие современные историки считают именно это событие, произошедшее в начале апреля 1941 года, «точкой невозврата» в советско-германских отношениях. Напомню также, что судя по цитатам из просоветской газеты Шведской компартии, опубликованным американской New York Times, этого же мнения придерживались в Кремле и, разумеется, в Берлине;
8) крайне негативная реакция СССР на появление немецких войск в Болгарии, которую Сталин фактически в одностороннем порядке «застолбил» как зону собственных стратегических интересов и де-факто уже перестал считать суверенной державой;
9) концентрация советских войск на границе с Рейхом начиная с 1940 года: «Верховное командование Вермахта, – говорится в Ноте, – с начала года неоднократно указывало внешнеполитическому руководству Рейха на возрастающую угрозу территории Рейха со стороны русской армии и при этом подчеркивало, что причиной этого стратегического сосредоточения и развертывания войск могут быть только агрессивные планы. Эти сообщения Верховного главнокомандования Вермахта со всеми подробностями будут доведены до общественности. Если и было малейшее сомнение в агрессивности стратегического сосредоточения и развертывания русских войск, то они были полностью развеяны сообщениями, полученными Верховным главнокомандованием Вермахта в последние дни. После проведения всеобщей мобилизации в России против Германии развернуто не менее 160 дивизий. Результаты наблюдений за последние дни свидетельствуют о том, что созданная группировка русских войск, в особенности моторизованных и танковых соединений, позволяет Верховному главнокомандованию России в любое время начать агрессию на разных участках германской границы».

Отметим, что Гитлер и его военное руководство понятия не имели об истинных масштабах советского военного сосредоточения:
1) вплотную к самой границе стягивались не 160, а 171+ дивизия пяти приграничных округов – первый стратегический эшелон в полном составе, включавший на 22 июня 1941 года не менее 3 миллионов военнослужащих;
2) в мае – июне в приграничные округа перебрасывались или планировались к переброске в начале июля еще минимум 77 дивизий из семи армий внутренних округов – это был второй стратегический эшелон, насчитывавший еще не менее миллиона военнослужащих;
3) начали формироваться как минимум три армии третьего стратегического эшелона;
4) германский Генштаб не смог разгадать, что главный советский удар планировался не по Германии, а по Румынии – с территории Украины. Основой замысла советского командования являлось отрезать Германию от единственного, помимо советских поставок из Баку и заводов синтетического горючего, источника топлива в Европе и тем самым вызвать скорое и неизбежное поражение Рейха;
5) ни Гитлер, ни его Генштаб не представляли настоящей картины ресурсного, промышленного и технологического превосходства Советского Союза.
Очень интересной считаю и следующую приведенную в Ноте информацию о планах СССР, которая содержалась в захваченном немцами в Белграде секретном докладе югославского военного атташе в Москве: «По данным, полученным из советских кругов, полным ходом идет перевооружение ВВС, танковых войск и артиллерии с учетом опыта современной войны, которое в основном будет закончено К АВГУСТУ 1941 ГОДА. ЭТОТ СРОК, ОЧЕВИДНО, ЯВЛЯЕТСЯ И КРАЙНИМ (ВРЕМЕННЫМ) ПУНКТОМ, ДО КОТОРОГО НЕ СЛЕДУЕТ ОЖИДАТЬ ОЩУТИМЫХ ИЗМЕНЕНИЙ В СОВЕТСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ». Таким образом, Гитлер дал понять, когда именно он ожидал советский удар: не позже конца июля 1941 года».

Скажите, зачем сегодня врать? Сами же призываете, не переписывать историю! Вы в каком смысле это говорите? Не переписывать ложь? Или замалчивать правду? Я ничего не хочу переписывать, я, как и многие мои соотечественники, просто хочу знать правду, за что и по чьей вине полегли на той войне мои прадеды и многочисленные родственники.

И что нам с этим делать? Несмотря на все эти очевидные вещи, мы продолжаем славить «генералиссимуса» Сталина, ставить ему памятники и называть его защитником Отечества. Доколе? И это при том, что посей день многие документы хранятся в архивах под семью печатями. Но даже без них сегодня уже ясно, что сотворил Генеральный секретарь и почему Гитлер принял решение напасть на нашу страну. И мы не имеем права молчать, во имя наших дедов, во имя наших героев. Отдавших жизни за нашу Родину. Только вот лицемерить не надо. А то на мальчика Колю навалились, а главного виновника и провокатора наших бед прославляем. Не хорошо получается.

И напоследок выражу своё недоумение. Вопрос к неистовым патриотам. Почему почётный караул у Могилы неизвестного солдата под Кремлёвской стеной стоит только в дневное время? Почётный караул стоит на посту в Александровском саду у Вечного огня ежедневно с 08.00 до 20.00 часов. Патриотов это не тревожит? Не слышу возмущённых голосов. Я уже миллион раз обращался и к президенту, и к премьеру, куда только не писал. А воз и ныне там. И всем глубоко наплевать на этот казус. Лично меня это сильно огорчает.



Может, хватит лицемерить? Пора сказать народу правду и сделать соответствующие выводы.
Tags: Коля, Уренгой, война, гитлер, пакт, сталин
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Сатановский влюбился в Бузову?

    Вы, наверное, тоже заметили, в сети стало модно «наезжать» на Ольгу Бузову. И странно то, что хамят в основном те, кто сами не…

  • Жертвы ЕГЭ и СССР

    Никого не хочу оскорбить, но, на мой взгляд, адепты Советского Союза не совсем вменяемые люди. Я это говорю без всякого намёка на их здоровье,…

  • Как Солженицын занизил цифры репрессий

    Кто бы мог подумать? Особенно после того, как коммунисты вылили столько грязи на писателя. Чего мы только не слышали, чего только ни читали в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments