Михаил Самарский (misha_samarsky) wrote,
Михаил Самарский
misha_samarsky

ХИМИК (рассказ)



1



Абрам Моисеевич Менделеев очень любил химию. Так любил, что даже сменил свою настоящую фамилию. Правда, это было давно, и его окружение забыло, что когда-то Абрик, как называла его в детстве мама, носил фамилию Равинович. В молодости Абрам огорчался, когда его называли Рабиновичем, и всякий раз возмущённо поправлял собеседника или чиновника:
- Вэ! Вэ-вэ-вэ! - едва не на крик срывался он. – Понимаете? В моей фамилии нет буквы «б». Я Равинович.
Собеседник обычно удивлялся и, извинившись, спешил удалиться от неспокойного юноши или, на крайний случай, сменить тему.
Со временем Абрам Моисеевич понял, что дело вовсе не в букве «б», а в принципе. К большой его радости, студент Равинович неожиданно узнал, что можно обратиться в ЗАГС и через некоторое время превратиться хоть в самого Иосифа Виссарионовича Сталина. Такая перспектива его не прельщала, а вот стать Менделеевым идея ему понравилась. Сказано – сделано. Не все однокашники оценили находчивость, некоторые даже покрутили пальцем у виска, но Абрик к тому времени уже перестал обращать внимания на такие мелочи и, спустя год, он держал в руках не только паспорт с новой фамилией, но и Диплом о высшем образовании.
Мама, узнав, что сын отрёкся от фамилии, даже заболела. Однако Абрик её заверил, что всё это временно, как только он разбогатеет и станет известным учёным, он вернёт себе фамилию предков или сделает её двойною, то есть станет Менделеевым-Равиновичем. Маме такое объяснение понравилось, и она быстро пошла на поправку.
Следующий шаг был не менее решительным – Абрам обратился в посольство Израиля с просьбой представить ему гражданство. Там очень быстро оформили все необходимые документы, и дипломированный специалист по электрохимии через несколько дней улетел на землю обетованную. Гражданство господин Менделеев получил без проблем, поскольку в его еврействе не было никаких сомнений, но вдруг выяснилось, что по законам Израиля ему нужно идти служить в армию, а откупиться или закосить от неё здесь практически невозможно. Умные и опытные люди подсказали, что нужно срочно организовать из дому телеграммку, мол, мама при смерти. С помощью телеграммы Абрик вернулся на неисторическую Родину и желания вернуться на историческую - больше не проявлял.
На работу он устроился быстро. В отделе кадров известного НИИ долго восхищались тем, что у них теперь будет работать потомок великого учёного. Некоторые сотрудники первое время даже заходили по надуманным предлогам в лабораторию, чтобы посмотреть на новенького коллегу.
Абрам решил не останавливаться на собственной фамилии. В их квартире с мамой поселились кот и собака. Кота назвали Азотом, а крохотную болонку - Молекулой. Благодаря вечеринке, организованной в честь первой зарплаты, эта весть разлетелась очень быстро по институту, и Абрик резко возрос в глазах своих коллег, его стали считать не только настоящим химиком-патриотом, но и истинным продолжателем великого дела пра-пра-пра- … деда. Он заказал себе очки без диоптрий, отпустил жиденькую бородёнку (густая почему-то не росла) и совсем превратился в настоящего, но молодого профессора.
Иными словами химик нахимичил предостаточно, чтобы создать себе отличный имидж. Но судьбу ведь на мякине не проведёшь, ей нет никакой разницы, кто ты – Равинович, Рабинович, Менделеев, да хоть сам Нобель, всё по боку.


2



Так что же случилось? Влюбился наш Абрик, да так, что и от второй самозваной фамилии готов был отказаться. И самое страшное в этой истории, невесту завали Лена Насибулина. Вы слышите, куда ведер подул. Насибулина Елена Байбековна – очень красивая татарка. Мама, когда узнала, эту новость, снова заболела. И вот тут уж никто не знал, чем её лечить. Мама даже сдала в весе. За полмесяца со ста тридцати двух килограммов упала до ста двадцати пяти.
- Если ты, сынок, хочешь моей преждевременной смерти, - угрюмо произнесла мама, - можешь жениться на этой… этой… на этом своём «суповом наборе».
- Мама, - нахмурился потомок великого учёного, - что ты такое говоришь? Лена просто стройная девушка.
- То есть? – мама подняла голову с подушки. – Ты на кого намекаешь? Не на мать ли родную?
- Ну, что ты, мамуля? – виновато отвечал Абрик и разводил руками. – Ты вне обсуждений. Ты лучшая из лучших.
- Подлый льстец, - процедила мама, - если я лучшая из лучших, то чего ж ты якшаешься с дистрофиками? Ты внимательно приглядись к этой… этой… с позволения сказать, девушке. Она ведь чем-то страшно больна. Я, что ли, не видела, стройных девушек? Нет! Это не стройность, это какая-то болезнь. Или ты думаешь, что я в этом не разбираюсь?
- Мама, я тебя умоляю, прекрати, - наигранно захныкал сын. – Ну, что ты прицепилась к её весу? Она очень умная девушка, ласковая, нежная…
- Ой-ой-ой! – перебила мама и всплеснула руками. – Я сейчас разрыдаюсь. Прошу тебя, не связывайся ты с этой вертихвосткой…
- Попрошу не оскорблять мою… э… невесту, - вскрикнул Абрам. – В конце концов, мне не двенадцать лет, и я сам разберусь, с кем мне… с кем… это… дружить.
- Абрик, миленький ты мой, - неожиданно рассмеялась мама, - Бог с тобой, дружи с кем угодно разве я возражаю. Если это просто дружба, дружи…
- Нет, - твёрдо сказал сын, - это не просто дружба. Я хочу жениться на Елене.
- У тебя семь пятниц на неделе, - усмехнулась мама, - то он дружить собрался, то жениться. Ты бы уж определился и не морочил больной матери мозги.
- Я определился. Мы решили пожениться.
- И она согласилась взять нашу фамилию? – вдруг спросила мама.
- Нашу какую? – ехидно спросил сын.
- О Боже! – мама подняла вверх руки. – Ты уже забыл нашу фамилию?
- Ничего я не забыл, - промямлил Абрик. – Но Лена не хочет быть ни Менделеевой, ни Равинович. Она знает, что Менделеев – это искусственная фамилия…
- Об этом даже наш дворник Фёдорович знает, - язвительно подтвердила мама. – А почему она не хочет брать нашу фамилию?
- Я не знаю, мама, - ответил Абрам, - мне как-то всё равно!
- Господи Боже мой, - мама то ли смахнула слезу, то ли сделала вид, что смахивает, - уж не приворожила она тебя? Ты хоть понимаешь, что говоришь? И какая же у вас будет фамилия?
- Насибулины, - гордо ответил сын, и мать потеряла сознание.



3



Иван Насибулин не стал «косить» от армии. В первый же день службы старшина роты прапорщик Махнов остановился напротив новобранца и пристально посмотрел на него.
- Насибулин!
- Я! – громко ответил солдат.
- После поверки зайди в каптёрку, поговорить нужно!
- Есть! – Выпалил солдат.
В каптёрке старшина долго смотрел на солдата, кряхтел, мял сигарету и вдруг говорит:
- Смотрю я вот на тебя и понять не могу, - выпятил губу прапорщик, - ты кто по национальности?
- Русский, - улыбнулся воин во весь рот.
- Ну, по имени, вроде, да, - согласился старшина роты. – А почему фамилия Насибулин? У меня в роте было два татарина, один Хабибулин, другой – вот что как ты, Насибулин. Так может и ты татарин?
- Не, товарищ прапорщик, русский я, точно говорю! – возразил солдат.
- А вот если внимательно присмотреться, - продолжил прапорщик, - то морда-то у тебя еврейская. Ну-ка, давай говори всю правду.
- Не знаю, - развёл руками солдат, - честное слово!
- Ладно, зайдём с другой стороны. Как девичья фамилия твоей матери?
- Насибулина, - ответил Иван.
- А отец-то у тебя есть? – удивлённо спросил прапорщик.
- Есть!
- А у него как фамилия?
- Насибулин.
- Тьфу ты чёрт, - прапорщик почесал затылок, - ничего не могу понять. Они что до свадьбы оба были Насибулины?
- Нет, отец до свадьбы был Менделеевым.
Прапорщик от неожиданности аж побелел и рефлекторно спросил:
- Химик, что ли?
- Так точно, товарищ прапорщик. Химик.
Старшина взял со стола графин с водой и осушил его до дна.
- Ты точно говоришь? Не врёшь?
- А зачем мне врать? – удивился солдат. – Он после свадьбы взял фамилию матери.
- А зачем? – прапорщик раскрыл рот.
- Вот этого я не знаю, - поджал плечами Иван, - отец сам никогда не говорил, а я не лез с расспросами.
- И он что, до сих пор жив? – лоб прапорщика покрылся испариной.
- Ну, да, - кивнул головой Иван, - забыв как нужно правильно отвечать старшему по званию.
Прапорщик принялся ходить их угла в угол каптёрки и, вдруг остановившись, погрозил пальцем солдату и сказал:
- Ладно, иди спать! Завтра проверю, если наврал, ты у меня из нарядов вылезать не будешь! Понял?
- Так точно! – ответил солдат. – Разрешите идти?
- Иди, - буркнул прапорщик и добавил: - химики, блин, вечно чего-то нахимичат, а мне тут разбирайся.

Сентябрь, 2014 г.
©Михаил Самарский


Рассказ "Сверчок"

Рассказ "Сапфировый поезд"

Tags: Менделеев, Химик, рассказ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment