March 7th, 2021

Юбилей Игната Семёновича




Игнат Семёнович Безуглов не шибко доверял телефонным звонкам – «поговорит-поговорит, а на следующий день забудет». Потому он заранее разослал всем родным открытки-приглашения на свой юбилей. Шутка ли – восемьдесят лет!
- Не думал, не гадал, - смущённо говорил Игнат Семёнович Люсе, помощнице из соцзащиты, - что доживу до таких лет, а оно вишь как…
- Ой, Семёныч, - улыбалась Люся, - вам ещё жить да жить. – Крепкий мужчина, мы ещё на вашем столетнем юбилее погуляем.
Старик ничего не ответил, прикурил сигарету и жадно затянулся. С нового года Безуглов курил пять сигарет в день – врач рекомендовал. Так и сказал: «Дед, я не требую от тебя полностью отказаться от курения, знаю, всё равно уже не бросишь, но настоятельно рекомендую сократить количество выкуренных сигарет в день до минимума. Давай для начала остановимся на пяти штуках…».
Игнат Семёнович не стал перечить доктору (впервые встретил врача, которой не стал полностью запрещать курить). Старик строго соблюдал уговор, да и само курение превратилось в необычное удовольствие. Это как жажда: ждёшь, ждёшь, ждёшь, а потом добрался до источника и пьёшь так, что, кажется, до конца жизни не напьёшься.
Старик вспомнил, как он пацаном в лесу оторвался от своих приятелей-грибников и заблудился. Более трёх суток блукал по лесу, грешным делом, думал, что там и останется навеки. А тут как назло, ни ручейка, ни родничка, ни речушки. Пацан утром рукой водил по траве и облизывал с ладошки росу. А когда на четвёртые сутки вышел на речку, пил так долго, так много, что в какой-то миг ему показалось, речушка стала мелеть. Вдоль реки Игнат и вышел в незнакомый посёлок. Оказалось, там уже о нём знали, и тут же сообщили куда следует, вскоре за ним приехали односельчане. Получив нагоняй от строгих родителей, сын ещё долго был отлучён от походов по грибы и ягоды.
Игнат Семёнович заранее через банкомат снял с карты почти все деньги (слава богу, научился набирать проклятый пин-код). Люся смеялась:
- Семёныч, вам ещё до дня рожденья целый месяц, а вы уже всю наличку выдернули. Куда торопитесь?
- Пока дают, надо брать, - заметил старик.
Люся звонко рассмеялась:
- Ну, вы и юморист Семёныч, да банкомат круглые сутки выдаёт деньги. В любое время, пошёл да снял.
- Не хочу рисковать, Людмила, - вздыхал старик.
- Да чем же вы рискуете? Думаете, деньги закончатся?
- Всяко бывает, - пожал плечами Безуглов. – Я ведь людей наприглашал человек двадцать, а у них там, у этих банкиров, возьми да кризос какой случись, и всё. Люди придут, а стол пустой. Как я буду им в глаза глядеть? Лучше заранее побеспокоиться.
- Ну, смотрите сами, - согласилась женщина. – Вам решать. Сильно заранее ничего не покупайте, у продуктов есть срок годности, да и ближе ко дню рождения количество гостей будет точно известно…
- Количество и сейчас известно, - возразил старик, я же чужих не зову, только своих. Дети, внуки, жена брата тоже, наверное, с внуками придёт. Всего человек двадцать будет. Лёньку баяниста позвал, без него нельзя, будем петь и танцевать.
- А зачем вам баян, - удивилась Людмила. - У вас же музыкальный центр есть.
- Да ну его к чёрту, махнул рукой старик, - он орёт, гремит, тарахтит, не поймёшь что, а под баян мы сами будем петь, - мечтательно ответил Игнат Семёнович и, подмигнув женщине, добавил: – большая разница. Знаешь, милая, какие мы песни знаем! Душевные – их никакой центр не сыграет.
- Игнат Семёныч, а кто будет к столу готовить? – спросила Людмила.
- Соседка, - Безуглов кивнул в сторону окна, – через три дома от меня живёт, Зинка. Она на поминки мне готовила, когда я Нюру свою хоронил. И на сорок дней, и на год. Отличная стряпуха. У неё всё так шустро получается, да и вкусно. Люди были очень довольны…
- Вы уже с ней договорились?
- Нет ещё, - замотал головой старик, - но она баба безотказная, поможет. Туда, ближе к дню рожденья поговорю.
- Вот с этим делом вы бы заранее договорились, а то знаете, как бывает? Придёт пора, а она куда-нибудь уедет, то в отпуск, то…
- Да какой ей отпуск? – перебив, рассмеялся Игнат. – У неё две коровы и коза. Кур полный двор, гуси. Не! Зина привязана к хозяйству. Я ведь иногда ей тоже помогаю, если в город уезжает. Кормлю курочек, гусочек. Дружим мы с ней. Хорошая ба… женщина, отзывчивая.
- Одна живёт? – спросила Люся.
- Одна, - закивал Игнат, - тоже мужа похоронила, дети по городам разъехались, а за городом сейчас одни старики живут? Но дети приезжают. Не часто, правда, но изредка навещают старуху. Она им названивает, мол, приедьте, хоть сметанки, маслица, яиц возьмите. Они смеются, да у нас тут в супермаркете этого добра… В общем, их не убедишь.
Старик махнул рукой и надолго умолк. Люся не стала отвлекать подопечного от размышлений, тихо покинула дом. Игнат Семёнович что-то бормотал себе под нос, жестикулировал руками, пару раз перекрестился. «Сколько же ещё мне отмеряно? – мысленно задавался он вопросом. – Странное существо человек. Когда родился, не помнит, когда умрёт, не знает. Но как быстро пролетело время, с ума сойти. Кажется, да вот же только бегал босиком, потом школа, армия, леспромхоз, свадьба, дети, внуки… Не успел оглянуться, а уже восемьдесят. Скажи мне кто-нибудь, что буду когда-то отмечать такую страшную цифирь, не поверил бы. Хотя люди и по сто лет живут. Не зря же слово «человек» состоит из двух частей «чело» и «век». Чело – голова. А век – сколько этой голове сидеть на плечах. Вот и получается, что Бог отвёл каждому из нас век, то есть сто лет. Ну, а то, что мы не дотягиваем до ста, так тут мы сами виноваты. Вот, например, - старик кивнул на пачку сигарет, - к чему эта зараза? Уму непостижимо, семьдесят лет дышу этой гадостью. А это Мишка, царствие ему небесное, тогда на рыбалке подбил, дескать, да попробуй, ничего страшного нет. Попробовал, и что? До сих пор отвязаться не могу, тьфу…».
Игнат потянулся к пачке сигарет, но, взглянув на часы, отдёрнул руку – рановато. Время следующей порции «отравления» (так он сам называл свою вредную привычку) ещё не подошло.
Старик прилёг на диван, и закрыл глаза – в последнее время он всё чаще и чаще устраивал себе днём так называемый «тихий час». Час тот длился каждый раз по-разному. Иногда и полчаса хватало, а другой раз дрых и полтора-два часа. Но и в том и другом случаях после сна старик вставал бодрым. Выпивал кружку чая и шёл во двор – летом косил траву, полол огород, осенью подметал опавшие листья, зимой чистил двор от снега, весной обрезал деревья, кусты, готовил их к урожаю. Иными словами, сидеть без дела было некогда, да и накладно. Запустишь двор, потом нагонять трудно. Проблемы в своём доме накапливаются очень скоро. Словно снежный ком: цепляются одна за другую, наслаиваются, чуть дал слабину и всё – зови помощников, сам не справишься. По молодости мог работать от зари да зари, да прошли те времена. Иногда и хочется порезвиться, а организм сопротивляется, тормозит, мол, охолонись.
«Сейчас нужно действовать аккуратнее, - размышлял старик, - гостей жду, не переутомляйся. Неудобно будет, если люди вместо юбилея попадут на поминки. Вон, у кузнеца Ивана как получилось, собрал всю родню на день рождения и за день до праздника крякнул. Народ наехал с цветами, с подарками, с песнями, а тут траур. Впрочем, ничего страшного не произошло, похоронили, да сели поминать. Поели, попили и разъехались. Никто никаких неудобств больно и не испытал. Зато экономия какая – гостям повезло, не пришлось второй раз ехать».
Юбиляр в местной газете случайно обнаружил объявление: «Украсим ваш праздник воздушными шарами». Идея Семёнычу очень понравилась. Он позвонил по указанному телефону, сначала хотел от затеи отказаться – заломили цену, но в конце концов удалось сторговаться. За день до юбилея приехали молодые ребята и увешали все углы в доме разноцветными шарами. Получилось красиво.
«Ребятишки обрадуются, - подумал Игнат Семёнович, - мы тоже в детстве шарики надували, а потом их «лопали», девчонки жмурились и визжали, а мы демонстрировали своё геройство, дескать, смотрите, пацаны ничего не боятся».
В день рождения Семёныч встал рано. Сдвинул столы, покрыл их ажурной клеёнчатой ослепительно белой скатертью, с одной стороны столов поставил длинную скамью, с другой - расставил стулья. Через полчаса пришла и соседка Зина.
Посчитав количество мест, она предложила соседу:
- Может, ещё пару стульчиков добавить? Говорил, гостей будет двадцать человек, а я насчитала восемнадцать мест.
Игнат улыбнулся и махнул рукой:
- А лавка для чего? Поместятся.
- Да что ж они буту толкаться? Давай принесу ещё два стульчика, не помешают.
- Не переживай ты так, если не хватит места, позвоню, пацанов отправлю к тебе. Слушай, может, ты всё-таки присоединишься к нам. А то как-то неудобно, все будут гулять, а повариху выпроводили.
Зина рассмеялась:
- Да кто ж меня выпроваживает? Я сама уйду. Нет, Игнат, у тебя тут соберутся все свои, родня, ну что мне тут делать? Гуляйте уже без меня.
- Неудобно как-то, - развёл руками старик.
Зина установила на край стола мясорубку и скомандовала:
- Крути мясо, это мужская работа. А я пока картошку почищу.
Работа закипела. К обеду всё было готово.
- Накрывать не будем, - сказала соседка, - гости начнут собираться, тогда и накроете.
- Да-да, - закивал Игнат, - я попросил дочку, она с внуками пораньше должна приехать, к трём. Вот с ней всё и накроем. Гостей жду к четырём. Справимся. А ты всё-таки подумай, присоединяйся к нам.
- Посмотрим, - уклончиво ответила Зина, – с хозяйством управлюсь, может, заскочу на часок.
Первой позвонила дочь Клавдия.
- С днём рожденья, папуля! Желаю тебе счастья, здоровья и долгих лет жизни.
- Спасибо, доченька, спасибо. Вы далеко?
- Пап, прости ради бога, я не смогу сегодня приехать. У мужа температура, «скорую» вызвали. Куда ехать? Не обижайся, мы потом как-нибудь приедем, поздравим тебя.
Отец тяжело вздохнул.
- Главное – здоровье. Передавай Грише привет…
Через двадцать минут раздался звонок от Николая, старшего сына:
- С днюхой, батя! Как ты там? Здоровья, счастья, настроения!
- Спасибо, спасибо, Коля! Не опаздывайте, ждём…
- Бать, тут такое дело, - виновато произнёс сын, - по работе меня загрузили. Извини, сегодня не смогу приехать. Честное слово…
- А Люба? Она-то приедет? Моя любимая невестка…
- Не сможем мы, - сказал Николай, - Любе сегодня нужно отчёт сдать. Если не сдаст, будут большие неприятности. Шеф пригрозил, вплоть до увольнения. Прошу тебя, не обижайся… Так получилось. На той неделе заедем. Поздравим, подарок и всё такое… Не обидишься?
- Что поделаешь, - грустно ответил Игнат, - понимаю. Ну, давай, удачи вам.
Следующий отказ пришёл от внука Пети.
- Дед, не получается у нас приехать. У Светки сегодня занятия, она не может пропустить. Препод – зверюга. Строго-настрого предупредил: кто сегодня пропустит лекцию, на сдачу экзаменов не надейтесь.
- Ну, а ты? – спросил дед.
- А что я? Я же вожу её в универ и жду там. Лекция в шесть вечера. Всё это затянется часов до девяти-десяти вечера. А потом куда уже ехать?
- Желаю успеха вам, дети, - сказал Игнат и положил трубку.
Жена брата Марина осталась вдовой три года назад. Со дня похорон мужа, приезжала в гости два–три раза. Посидит полчаса и собирается домой. Толком так ни разу и не поговорили. В этот раз Марина позвонила и объявила, что чувствует себя плохо, мол, не до праздников ей. Пожелала Игнату здоровья, счастья, благополучия, на том разговор и закончился.
К пяти часам вечера позвонила Зина:
- Ну, как ты там? Стульев хватило?
- Хватило, - усмехнувшись, ответил Игнат и пошутил: - А кому не хватит, коврик у стола постелю.
- Ой, шутник, какой, - рассмеялась Зина. – Клава-то приехала?
- Клава мужа лечит, - ответил старик. – Сказала потом приедет?
- А Коля?
- Коля работает.
- А кто ж там у тебя? Молодёжь? Внуки?
- Внуки учатся, - ответил Игнат.
- Баянист-то хоть пришёл?
- Звонила его жена, сказала, что он сегодня нетранспортабельный.
- Что с ним?
- С утра у кого-то на крестинах был, в стельку, еле домой пришёл и баян где-то забыл.
- А с кем же ты там празднуешь?
- С Кексом! Приходи, Зин. Пожалуйста.
- Иду-иду! Сейчас с живностью разберусь и приду.
Кота Кекса Игнат подобрал пять лет назад во дворе районной больницы. Котёнок увязался за Игнатом, бежит, мяукает, словно это старик забыл его накормить. Семёныч положил котёнка в сумку и принёс домой. Обжился тот очень скоро, ночью спал, свернувшись калачиком, рядом с кроватью Игната. А когда хозяин работал во дворе, кот забирался на забор и внимательно следил за кормильцем. Чёрный, как смоль, с белой манишкой и в белых носочках, кот чувствовал, что старик его любит. Удачно поохотившись, Кекс приносил на порог то мышку, то птичку и отчитывался перед хозяином, мол, смотри, я тоже не зря хлеб кушаю.
- Ах ты, разбойник. – журил его старик.
За котом нужен был глаз да глаз. Никак старик не мог отучить того от стола. Стоило только упустить его из виду, как он забрался на стол и проводил там инспекцию. То в коробку с лекарствами залезет, то салфетки разорвёт в клочья то сахарницу перевернёт, но старик всё прощал своему питомцу, а тот, видимо, понимал, что сурового наказания не будет, и повторял свои выходки снова и снова.
Вот и сегодня, пока Игнат разговаривал по телефону, Кекс запрыгнул на стол, и, сдвинув крышку со сковороды, добрался до котлет. Заметив это безобразие, Игнат махнул рукой и промолчал. Сел во главе стола и принялся наблюдать за своим единственным гостем.
Войдя на кухню, Зина всплеснула руками, и возмущённо вскрикнула:
- Ты посмотри, что делает паразит. Игнат, ты не видишь, что ли? Твой бандит котлеты жрёт. Брысь негодяй!
Кот на слова соседки даже не думал реагировать. Мельком взглянул на беспокойную женщину и продолжил свой юбилейный ужин
- Не кричи на него, - спокойно сказал Игнат, – я ему разрешил. – У него тоже юбилей. Пять лет живёт у меня. Я ему свой день рождения назначил. Вместе и отмечаем.
- Я бы своего убила за такие вольности, - нахмурила брови Зина.
- Ой, Зина, прекрати, - махнул рукой Игнат, - а то я не знаю, как твой Макарыч крадёт у тебя сметану. И до сих пор живой.
- Я своего отучила от стола… Ну, ладно, что мы о котах заговорили. Где гости-то твои?
Игнат пожал плечами, вздохнул:
- Суета сует, Зинаида. Все заняты, видно, не судьба.
- Что говорят?
- Сказали, на девяностолетие приедут обязательно, - пошутил юбиляр. - А что для нас десяточка? Пролетит как птица над головой. Ну, что, Зин, по рюмочке?
- Наливай, - кивнула Зина и покосилась на кота.
- Да не смотри ты на него так, Зина. Он же понимает, что сегодня у хозяина юбилей, хозяин угощает. Ты знаешь, дорогая моя соседушка, я тебе признаюсь: мне кажется, что я больше всего в жизни люблю своего кота. Да-да, не удивляйся, никого в жизни так сильно не любил, а вот его… полюбил всем сердцем.

Игнат и Зина посидели славно – спели с десяток песен, вспомнили детство, рассказали друг другу всякие смешные истории. Разошлись поздно вечером.
А все приглашённые на юбилей собрались через три дня в доме Игната. На поминки.


© Михаил Самарский, 2021 г.


______________________________________________