March 3rd, 2021

Зона для Навального




В июне 1987 года, когда Навальному едва исполнилось одиннадцать лет, в газете «Известия» от 18 числа был опубликован Указ об амнистии в связи с 70-летием Октябрьской революции. Алексей тогда и подумать не мог, что его ждёт впереди. Тогда почти никто не обратил на это событие особого внимания – мало ли в нашей стране объявлялось амнистий. Однако, та амнистия была особенной. По ней не «выгоняли» сразу на волю, но срока снижали очень даже многим, и что самое примечательное, даже рецидивистам. Видимо, советская власть в какой-то миг поняла, что перегнула палку и с количеством заключённых, и со сроками лишения свободы.





Вроде, благое дело. Но сколько в связи с эти Указом случилось беззакония и произвола – с ума сойти.
Впрочем, это тема для другого разговора – сейчас не об этом. В начале своей заметки я не случайно упомянул имя Алексея Навального и вот почему. Во многих либеральных и псевдолиберальных СМИ сегодня раздаются «охи» и «ахи» по поводу режима содержания в колонии, куда направили известного оппозиционера. На страницах печати, в динамиках радио, на экранах телевизоров, в мониторах компьютеров пестрят такие выражения – «пытки», «ужасный режим», «красная зона», «ментовский беспредел» и т.п.
Попался мне недавно на глаза истеричный выкрик эховки Ксении Лариной, где она возмущается тем, что ни один житель города Покрова, где находится колония № 2, не выразил сочувствия Алексею, а напротив выражают эмоции очень уж своеобразно: «да чтоб он сдох», «нам он до лампочки», «пусть посидит» и т.д. Фрондерка театрально вопрошает: «Это так всегда было, или это Путин так развратил нацию, поставил её с колен? Это что ж такое надо сделать с народом, чтобы он превратился в мясо? Вот это самое страшное, что случилось».
Ответ напрашивается сам собой: «Всегда, Ксения. Это было всегда! Только вы этого раньше не замечали. Мало того, что не замечали, так ещё и помогали развращать нацию своими действиями и поступками – не буду уточнять, вы и сами прекрасно помните свои недостойные манипуляции».
О «народном мясе» писал ещё Солженицын: «…жаркой ночью в Омске, когда нас, распаренное, испотевшее мясо, месили и впихивали в воронок, мы кричали надзирателям из глубины: «Подождите, гады!». «Гады» так и не дождались. В обществе думали, ГУЛАГ прикрыли, и всё наладилось. Ан нет! Советская пенитенциарная система живёт по сей день и здравствует. Никакие переименования ей не страшны, после ГУЛАГа она была и ГУИТУ, и ГУИДом, теперь вот - ФСИН, а внутреннее содержание остаётся прежним.
Почему только сейчас так остро поднимается этот вопрос? Конечно, я тоже переживаю за Алексея и сочувствую ему. Но «красных» зон по стране великое множество. «Красная» - это полбеды, это та зона, где режим содержания в основном контролирует администрация колонии, а не осуждённые. Главное – чтобы не было произвола, а вот за этим должна следить общественность и СМИ. Так что, Ксения, флаг вам в руки и вперёд! Берите под контроль этот процесс, помогайте политику, попавшему властям предержащим в немилость.
Почему я вспомнил 1987 год? Объясняется просто. Чтобы понять исправительную систему сегодняшнего дня, прочтите роман Анны Самарской «Краплёное забвение» (https://proza.ru/2021/03/03/1057 ). Сейчас она работает над книгой о «Белом лебеде», что в Соликамске. Это всё наследие СССР. В нашей пенитенциарной системе нужно менять не названия, а содержание. Если лень читать роман, пожалуйста, у Анны есть замечательные рассказы «Энтэшник» (https://proza.ru/2014/10/01/1374 ) и «Чёрный ворон» ( https://proza.ru/2009/02/10/604 ).
Чтобы понять суть российской исправительной системы, обязательно прочтите. Годы мало чего изменили. Мимикрия продолжается.