July 12th, 2010

Молитва

Прости, меня, Господи! Прости мою смелость.
Прости торопливость, и трусость прости.
Прости мою яркость, прости мою серость,
И помоги мою душу спасти.



                           Дай, Господи, силы для дел и для веры,
                           Богоугодный мне путь укажи,
                           Открой в эту жизнь православные двери,
                           Не дай мне нарушить священной межи!

Прощание славянки (рассказ)

У нас сегодня в школьном дворе целый день играют военные марши. Мы репетируем праздничный концерт ко Дню Победы. Говорят, кто-то из Министерства приедет к нам на праздник. Все суетятся, глаза как у селёдок, какой-то нездоровый ажиотаж.

Наконец-то объявили всеобщий перерыв. На втором этаже, вылетая из туалета, мы столкнулись с Фёдором Ильичом.

- Осторожно, ребята, - улыбнулся наш бывший физик. – Вы всё носитесь, как угорелые.
- Извините, Фёдор Ильич! – едва ли не хором закричали мы, а я спросил: - Вы уже выздоровели? Снова нас будете учить?
- Нет-нет, ребята, я своё отучил. На пенсии я.

Мы попадали на диван, расположенный под окном в фойе и принялись фантазировать о войне. Серёга из 8-го «в» говорит: «Если бы я пошёл в разведку, то обязательно взял бы «языка»…»

- Угу! – язвительно произнёс Пашка «Пузо» (по фамилии Пузенко), «взял бы»! Ты пять раз на физре подтянуться не можешь, а туда же: «языка» взял бы».
- А причём тут подтянуться?! - надул губы Серёга. – Там не сила нужна, а сноровка.
- Нет, Серый, ты не прав, - возразил Лёвка, - без силы «языка» не взять.
- Ну, и ладо, - махнул рукой Серёга и встал с дивана.

В этот момент мы увидели, как из туалета выходит Фёдор Ильич, а навстречу ему Ваня Бережков – новенький наш одноклассник. Не помню, откуда он переехал, но то, что он законченный разгильдяй и двоечник, мы поняли в первый же день, когда Ванька прямо на уроке стал громко разговаривать по телефону. Учительница сделала ему замечание и предупредила, что у нас на уроке нельзя пользоваться телефоном, на что тот ответил: «Это у вас. А у нас можно…» Пришлось потратить несколько дней, чтобы убедить Ваньку и его родителей в том, что ученик не прав. И действительно, что это за урок будет, если мы все начнём по телефонам своим разговаривать. Прощайте знания! Иными словами, Ванька наш, можно сказать, какой-то придурковатый.

Видимо, не сумев разминуться с бывшим учителем, Ванька вдруг заорал:

- Ну ты, чё, батя, такой неповоротливый, шевелись, а то дам щас по бочине!

Фёдор Ильич остолбенел от такого «приветствии».

- Ты что, парень? – выдохнул он. – Ты здесь учишься?
- Нет, - наигранно расхохотался Ванька, - я здесь отдыхаю! Ты чё, дедуль?

Ту мы не выдержали и, вскочив с дивана, направились к ним.

- Ваня, извинись, - потребовал Серёга. – Это наш бывший учитель физики.
- Ха, - скривился Ванька, - а я тут причём? Да хоть химии. Мне-то какая разница.
- Ребята, ребята, - поднял руки Фёдор Ильич, - не ссорьтесь, пожалуйста. – И, обращаясь к грубияну, сказал: - Иван, взрослым хамить - это самое последнее дело.
- Без вас разберусь, - процедил Иван. – Тоже мне, нравоучители нашл…

Договорить он не успел. Серёга со всего маху влепил ему в ухо. Влепил так, что тот упал на пол и заорал:

- А-а-а-а-а! Скотина, ты ответишь за это! А-а-а-а!

Фёдор Ильич подал Ваньке руку:

- Вставай, Ваня, вставай.
- Ты ещё пожалеешь, - приподнявшись, пригрозил Ванька Серёге. – Вот увидишь, сволочь…
- Вали отсюда, пока ещё не получил, - ответил Сергей и направился по коридору к выходу. Мы тоже, попрощавшись с Фёдором Ильичом, все пошли во двор.

После репетиции наша «классная» отозвала меня в сторону и спросила:

- Миш, а что там сегодня случилось с Фёдором Ильичом? Мне одна девочка сказала, что ты всё видел. Ни у кого не могу добиться правды. Что было?
- Да ничего страшного, Татьяна Борисовна, всё нормально. По-мужски побеседовали.
- По-мужски? – прищурилась учительница.
- Ну да, - кивнул я.
- А почему Фёдор Ильич в учительской вдруг расплакался?
- Не знаю, - пожал я плечами. – Может, жалеет, что из школы уходит? – предположил я.

Во дворе громко звучал марш «Прощание славянки».

К нам подошла учительница биологии Тамара Иосифовна и заявила:
- Татьяна Борисовна, и что вы думаете? Вы думаете, почему Фёдор Ильич уволился? Только что позвонила моя знакомая. У него, оказывается, рак лёгких…