May 13th, 2010

Радуга-2. Возвращение Трисона!

Глава 1.

Сейчас и не вспомню, где слышал: собака так предана, что даже не веришь в то, что человек заслуживает такой любви.

Здравствуй, читатель. Узнаёшь? Это я – Трисон. Если бы ты знал, как я за тобой соскучился. Помнишь моих подопечных Сашку, Ивана Савельевича? Вспоминая их, я иногда даже плачу по ночам. Тихонько, по-собачьи, без слёз. Поскулю, можно сказать, про себя и засыпаю. А иногда бывает и не до сна. Я сейчас живу, как на вулкане. В любой момент может что-либо случиться. Да-да. Попал я, так попал. Но давай всё по порядку расскажу.



После того, как меня вернули в школу для собак-поводырей, тунеядствовал я недолго. Буквально через несколько дней за мной приехала нынешняя моя подопечная – Полина Фотеевна Ивахник. На вид старушка-одуванчик. Такая вежливая, внимательная, добрая. Инструктора слушала с открытым ртом, улыбалась, меня всё наглаживала. Правда, я сразу заподозрил что-то неладное. К ней всё время приезжал какой-то дедулька (она его братом называла), и после его отъезда Полина Фотеевна становилась веселее разговорчивее. Да и запашок тянулся не совсем приятный. Попивала моя старушка. Но, думаю, что поделаешь. У каждого человека ведь свои причуды. Один попивает, другой покуривает, третий… В общем, не нам собакам рассуждать о том, что человек делает. Главное, чтобы за нам присматривал и не обижал. Мы-то, ясное дело, людям помогали, помогаем и будем помогать. Вы не забыли, как я рассказывал о негласном договоре между собакой и человеком?

Эх, если бы человек не забывал о своих обязанностях. Вы представляете, Полина Фотеевна даже шлейку иногда забывает с меня снять. Так и сплю с ней. Я уж рот не раскрываю по поводу вычёсывания, купания, кормления. Не жизнь у меня наступила, а кошмар какой-то. Благодаря моей подопечной, я, например, могу целый день провести в пивнушке. Дружки Полины Фотеевны гладят меня своими грязными руками, могут на голову мне и пиво разлить, и селёдку уронить. Да и это полбеды. Недавно один бугай. Чуть лапу мне не отдавил. Так было больно, что я громко рявкнул. Последнее время только и рявкаю. Совсем почти забыл свои (вернее Санькины) «Ав» и «У-у».

Какой же я был дурак, когда обижался на Сашку за Тришу. Вы знаете, как меня теперь часто называет моя подопечная. Ни за что не догадаетесь. Мне даже стыдно такое слово произносить. И ведь, когда трезвая, называет правильно, Трисон, а как только рюмку-другую пропустит, у неё словно язык набекрень становится. Говорит мне:

- Трусон, к мине.

Я когда первый раз услышал, вообще не понял, к кому она обращается и с какой просьбой. Ну, во-первых, что это за команда такая – «к мине»? Я еле разобрался – оказалось это она так «ко мне» говорит. Странная женщина. А во-вторых, что это за пошлое имя такое, Трусон? От слова «трус», что ли? Так какой же я трус?! Вы же знаете, что я отважный пёс. Или от слова «трусы»? Ну, это вообще, позор полнейший. Чего-чего, а вот такого коверкания своего имени я никак не ожидал. Так что Триша теперь мне кажется совершенно безобидным и даже приятным именем. Но имя – это ещё полбеды. Я помню пословицу «Хоть горшком называй, только в печь не сажай». Что имя? Главное – я помню свою имя. И в школе оно записано. Никто не перепутает. А с подвыпившего человека что взять? Бог с ним, с этим Трусоном. Кем я только в жизни не был, даже Рексом однажды побывал. Не облез же.

Да тут беда другая. Дело не в имени, дело в моём образе жизни. Если уж говорить честно, то я превратился в самого настоящего бомжа. Только не подумайте, что в том есть моя вина. Нет, конечно. От меня здесь мало чего зависит. Первую неделю к Полине Фотеевне приезжали из школы, смотрели, проверяли, да и она вела себя иначе, чем теперь. И покормит, и почешет, правда вычёсывала редко, как и купала через день, но всё же как-то было терпимо. А что сейчас? Э-э-э! Да я уже забыл когда я дома ночевал. Старушка моя где только не бродит, где только не спит.

Хорошо, хоть лето на дворе. Она может просидеть целый день в пивнушке, а вечером за этой же пивнухой упасть на траву и уснуть. А я сижу всю ночь, сторожу её. Куда я денусь? Положу голову ей на ногу, чтобы никуда не сбежала, и дремлю. Иногда даже самому противно на себя смотреть. Как-то увидел своё отражение в витрине, чуть со стыда на лапы не рухнул. Если бы не шлейка и красный крест, точно приняли бы за бродячую дворнягу. Вот такая у меня теперь жизнь…

(Читайте продолжение в новой книге «Радуга-2. Возвращение Трисона»)

Ой, бедный пёс. Что же ему довелось пережить. Кошмар…

Первая книга здесь: http://www.proza.ru/2009/07/25/697

Заказать бумажный вариант книги вы можете здесь:
http://www.mishasamarsky.ru