February 16th, 2010

Роман "Двенадцать прикосновений к горизонту" - продолжение: пролог № 2

Продолжаем?

Пролог № 2:


2

Говорят, от любви до ненависти один шаг. Это правда? Если так, значит, обратное расстояние то же самое? Ну да. Чего я спрашиваю? Вспомним математику: там же вечно эти безликие придурки (велосипедисты, мотоциклисты, лыжники, и пр.) едут из пункта А в пункт Б и наоборот. Подвох всех задачек как раз и заключается в том, что расстояние АБ равно расстоянию БА.

О! Ни фига себе, до чего я додумался: моя бабушка замирает, когда слышит по телевизору свою любимую группу «АББА». Если бы вы видели это зрелище! Лилия Степановна мгновенно затихает, впивается взглядом в «плазму», широко раскрывает рот и делает шумный глубокий вдох. После чего на втором-третьем такте, выпуская возглас «О-о-о!», заламывает кисти рук, затем резко подымает руки вверх и, смешно ими махая, словно на неё миллион мух или пчёл напало, вертит по сторонам головой и кричит: все замолчали! Потом, будто испугавшись собственной дерзости, тихонько добавляет: умоляю, дайте послушать.

АББА. Если это необычное название переложить на язык моей «любимой» математики, что же выходит? Как романтично и красиво: любовь и ненависть, ненависть и любовь!

Как вы уже догадались, именно эти строки я пишу уже после того, как мои родственники рукопись прочитали. Нужно будет бабушке доложить свою теорию по поводу её любимой группы. Порадуется, наверное. Я так частенько делаю: придумаю какой-либо прикол и иду к бабуле. Она выслушает и сразу вопрос:

- Ты где это нашёл?
- В «сетке», - говорю.

Наивная старушка. Она почему-то думает, что интернет – это такая всемирная виртуальная библиотека. Не знаю, кто её в этом убедил, но она мне так и говорит:

- Мишенька, внучок, я понимаю, что у вас сейчас свобода слова, что за вами всё равно не уследишь, но, пожалуйста, ты уж не бери там в своём «тырнете» плохие книги. Они до добра не доведут. Начитаешься всякой гадости, испортишь мозги, потом уже не выправишь. Хорошо, миленький?
- Хорошо, ба, - киваю я. – Только ты скажи мне: а как они называются, плохие книги?

Бабуля посмотрит на меня пристально, покачает головой и говорит:

- Эх, Мишка-Мишка, у плохих книг названий нет. Каждый человек сам для себя определяет название.

Вот и пойми мою бабулю. Книжек плохих не читай, а названий не говорит. Хотя, ну, что уж кочевряжиться, понял я всё: дескать, думай сам – что такое хорошо, что такое плохо. Только вот не получается никак без «плохих» книжек. Одними хорошими сыт не будешь. Да и привкус на душе остаётся: приторно как-то. Иногда хочется почитать и солёненького, и горького, и острого…

Что-то я перешёл на какой-то кулинарный язык. Но, думаю, вы поняли, что я хотел сказать. В общем, двигаемся дальше.

Слушайте, я вот что думаю: а это допустимо в начале книги забабахать целую дюжину прологов? Впрочем, это же моя книга. Сколько хочу, столько и пишу. Правильно? Я тут вообще подумал: вот подрасту немного, поумнею, ещё книжек разных почитаю и напишу прикольный роман. Придумаю название и начну писать. Вначале напишу «Пролог». И буду писать-писать-писать… С полмиллиона знаков напишу и скажу: пардон, это был пролог, роман читайте в следующей книге. Читатель, наверное, офигеет. Но и это полбеды. Следующий роман будет «Эпилогом». Понимаете, в чём прикол-то? Издам «Пролог» и «Эпилог», а года через два-три сам роман. О! Это будет настоящий роман! Всем романам роман! Вы не подумайте, что у меня крыша подтекает. Я, между прочим, уже этот роман придумал. Так что всё у нас впереди. Дайте только школу окончить. Как же я хочу написать свою «Трилогию мечтаний»!