Михаил Самарский (misha_samarsky) wrote,
Михаил Самарский
misha_samarsky

Categories:

Ещё одна глава из повести "Возвращение Трисона". Маскарад.






Вы бывали на маскараде? Я побывал. Мои старушки-сёстры куда-то уехали. Меня оставили у соседей. А у них две пятилетних девчонки-близняшки. Такие шустрые, спасу нет. Хорошие, спору нет, но затаскали меня чуть ли не до смерти. Вечером их родители тоже куда-то ушли. Меня оставили за охранника и воспитателя. Боже мой! Что же они вытворяли. Эти девочки, наверное, перепутали меня со своими куклами. Только родители за порог, как Эллочка заявила:

- Маришка, а давай нашу собачку оденем.

«Началось, - думаю, - этого мне ещё не хватало».

- Давай! – тут же согласилась Мариша.

Стыдно, конечно, рассказывать, но придётся. Сёстры притащили какой-то сарафан и давай его натягивать на меня. Провозились полчаса. Когда закончили, радости их не было предела. Но это только начало.

- Тришик, - говорит одна из девочек, - ты будешь нашей девочкой.
- И подружкой, - добавила вторая.

Да, многое мне пришлось уже в жизни испытать, но вот такой позор случился впервые. Следующим шагом стало надевание на мои могучие лапы розовых носочков. Не стал я сопротивляться – боялся напугать девчонок. Ладно, думаю, пусть уже творят что хотят – потерплю. Нацепили девчонки на меня какой-то дурацкий чепчик и потащили к зеркалу. Не хотел я туда идти, но, когда увидел своё отражение, вот честное слово, мог бы, зарыдал. Ну, сами представьте. Большой кобель, породистый лабрадор, профессиональный поводырь стоит в платьице, в розовых носочках и в чепчике. У меня у самого скоро инфаркт будет от всех этих экспериментов. А эти малявки бегают вокруг меня, хохочут, целуют, обнимают. И главное – им непременно хотелось, чтобы я ходил на задних лапах, то есть чтобы был настоящей их подружкой.

На этом мои мучения не закончились. Одной из девчонок пришла в голову умопомрачительная идея.

Она решила накрасить мне губы. Господи, да когда же эти взрослые вернутся? Вторая притащила клипсы и украсила мои уши. Если вы думаете, что больше нечем унизить собаку, вы заблуждаетесь. Способов ещё очень много. Угадайте, что произошло дальше? А вот что: через некоторое время у меня на хвосте появился огромный розовый бант. Я, правда, неосторожно вильнул хвостом, и бант улетел куда-то за шкаф. Сколько было визга! Девчонки не растерялись и тут же привязали другой бант, ещё больший и красочный.

Фух! Представляю, что было бы, если бы мне пришлось остаться с этими маленькими деспотами на сутки-двое. Даже не могу предположить, в кого бы я превратился. Мои девичьи наряды быстро наскучили Марише и Эллочке.

- А давай поиграем в доктора, - предложила одна из сестёр. Это снова была неугомонная Эллочка.
- Давай, - согласилась Мариша. А эта, по-моему, других слов и не знала, когда поступало очередное предложение от сестры.

Оказывается, мама у девочек работает медсестрой, а папа врачом. Хорошо хоть родители не водолазы. Как вы уже догадались, дефицита медицинской одежды в квартире не наблюдалось. Через десять минут я сидел за столом (так решили мои костюмеры) в белом халате с колпаком на голове. Вместо носков на моих лапах красовались белоснежные бинты (девочки решили, что я ранен), на шее, вместо привычной шлейки, висел фонендоскоп (приклеенный, между прочим, пластырем – чтобы не свалился). Эллочка мерила мне давление, а Маришка совала под мышку электронный градусник.

«Где вы, господа взрослые? – мысленно вопрошал я. - Возвращайтесь поскорее, прошу вас!»

Я обомлел, когда в руках у Эллочки увидел шприц. На моё счастье, Маришка оказалась сообразительной девочкой.

- Элка, - вдруг завопила она, - а зачем мы ей (они окончательно поверили, что я их подружка) будем делать укол? Ведь она же доктор. Это она должна делать нам уколы.
- Правильно, - неожиданно согласилась сестра и тут же приняла решение: - Хорошо, раздевай её, мы её сделаем теперь больной.

«Эх девочки-девочки, да вы уже и так сделали меня больным. У меня от ваших экспериментов уже голова кругом.»

Слава богу, укол сделали мне понарошку. Пронесло. Только я подумал, какую ещё пакость придумают мои подружки, как Эллочка приказала сестре:

- А теперь неси грелку.
- Несу, - откликнулась Мариша.
- Больная, ложитесь на бочок, - это мне.

Больной повиновался. Лежу. Сунули мне грелку под бок. А что, приятно. Я даже слегка задремал. Лежу балдею. И вдруг слышу ужаснейшее предложение от Эллочки.

- Мариша, ты знаешь, что мы ещё не сделали?
- Нет!
- Нужно ей клизму поставить!

Я даже подпрыгнул от таких слов.

- Лежите-лежите, больной, - хлопает меня по спине Эллочка,- вам нельзя волноваться!

Нет, девчонки, достаточно! Долго я терпел, но ведь всему же есть предел. Давайте оставим вашу затею, иначе стану рычать. Потом не обижайтесь на меня. На моё счастье, клизму подружки не нашли. Опять повезло.

Следующая игра оказалась куда приятнее. Называлась она «чаепитие». Вместо чая мне налили лимонада. Пить я эту гадость не стал, да и девчонки не настаивали. А вот тортика не отказался. Вкусняшка! Торт мне очень понравился, и я даже получил добавку. Спасибо, подруженьки! Потом были шоколадные конфеты и печенье. Уже доедая последние угощения, я услышал, как клацнул замок.

Взрослые – интересные люди. Папа, увидев меня сидящим в кресле в позе человека, нахмурил брови и изумлённо произнёс:

- Да ты, Трисон, наглая собака, оказывается.

Вот и поиграли. Правильно: кто виноват? Собака. Я виновато скульнул и сполз на пол. Хорошо ещё, у меня были защитники, вернее, защитницы.

- Папа, папа, - заверещала Эллочка, - это мы его попросили посидеть с нами в кресле.
- И он согласился, - добавила Мариша.
- А стихи он вам не читал? – съязвил папа.

Ёрничайте-ёрничайте, господин доктор, только я тут не виноват. Поедание торта, это самое безобидное, что произошло в этот вечер. Спасибо вам, что вы с мамой хоть кружку Эсмарха подальше упрятали.

Больше меня с костюмерами наедине не оставляли. Все мои мучения остались в прошлом. Хотя, чего я тут возмущаюсь. Ничего страшного не произошло. Подумаешь, девочки поиграли. В любом случае, это гораздо лучше, чем сидеть на привязи в полуразрушенном доме и наблюдать, как мальчики разжигают мангал, понимая, что через некоторое время там будут шипеть твои рёбрышки.

Мои пожилые сёстры вернулись из поездки через три дня, и я вернулся к своей обычной работе. Правда Полина Фотеевна выходила на улицу всё реже и реже.

Первая книга "Радуга для друга" здесь: http://eksmo.ru/catalog/888/1315104/?sphrase_id=1004526






Tags: Михаил Самарский, Радуга для друга, Трисон, возвращение, книга, повесть
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments