?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сверчок

(рассказ)







Искусство есть такая потребность для
человека, как есть и пить. Потребность
красоты и творчества, воплощающего её, -
неразлучна с человеком, и без неё человек,
может быть, не захотел бы жить на свете.

Ф.М. Достоевский





I

Даша на всё лето переехала к бабушке. Дед нарочито хмурился и бурчал на внучку:
- Не понимаю я своих внуков. Все они почему-то едут к бабушке. А ко мне, значит, вы не приезжаете?
- Ты чего дед? – громко рассмеялась Даша. – Приезжаем! К бабушке и дедушке приезжаем.
- А почему тогда все говорят «к бабушке в деревню»? – выпятил нижнюю губу старик. – Я где тут? Вон даже в рекламе молока, сметаны всегда бабушек показывают, словно дедушек вовсе не существует. Дискриминация сплошная…
- Это ещё что такое? – удивлённо спросила внучка.
- Ты же в школу уже ходишь, - усмехнулся Иван Ефимович.
- Мы пока такое слово не проходили, - замотала головой Даша. – Может, во втором классе начнём. А ты не можешь мне рассказать?
- Что рассказать? – сразу не сообразил дед.
- Ну, слово это… как его дистрима… дискра… ну, вот, которое ты только что сказал.
Дед улыбнулся, махнул рукой, подошёл к девочке, обнял её и ласково сказал:
- Да не слушай ты меня, старого дурака, пошутил я.
- Пошутил-и-ил? – удивилась девочка. – Значит, такого слова на свете нет?
- Ну, почему же сразу нет? – рассмеялся дед. – Слово-то есть, да у нас его нет…
- Где нет? В деревне? – уточнила Даша.
Дед уже был и не рад, что затеял эту тему. Он знал, что теперь Дашка не отстанет, и, пока он не объяснит ей, что означает слово «дискриминация», та вынесет ему весь мозг.
- Хорошо, - дед присел на порожек, - присаживайся, сейчас объясню.
Внучка уселась на ступеньку выше и приготовилась внимательно слушать.
- А ну-ка скажи ещё раз, - потребовала Даша. – Я хочу запомнить слово.
- Дискриминация, - буркнул дед.
- Не, - замотала девчонка головой, - я так не запомню, давай по слогам. Ди… кри…
- Да не «ди-кри», поправил Иван Ефимович, а «ди-скри»…
- Так! – радостно воскликнула Даша. – Ди-скри… Запомнила. А дальше?
- Дальше «нимация», - произнёс старик и осёкся.
- Нимация! – повторила Даша.
- Нет, - досадливо произнёс дед. – Погоди, я сам ошибся. – Жестикулируя пальцами, он что-то пробормотал и выпалил: - Не «нимация», а «минация».
- Минация? – уточнила Даша. – Ой, дед, а я начало забыла.
Павел Ефимович тяжело вздохнул и предложил начать всё сначала.
- Слушай внимательно ещё раз: ди…
- Ди.., - тут же повторила Даша.
- А ты можешь сначала всё слово полностью послушать, а потом повторить? – нахмурившись, спросил дед.
- Нет! – решительно ответила внучка. – Такое длинное слово я сразу не запомню. Давай по слогам.
- Ладно, - согласился дед, - «наша песня хороша, начинай сначала»!
- Что ещё за песня? – Даша вытаращила глаза. Это из песни, что ли? Я такой не слышала.
- Да нет! – рассмеялся дед. – Просто есть такая песня, без начала и конца. Её можно петь хоть весь день.
- Ой, как интересно! - Даша радостно захлопала в ладоши. – А ну спой, - потребовала тут же внучка.
- А слово? – хмыкнул дед. – Мы же ещё слово не выучили…
- Да, точно, - согласилась девочка. – Ну, тогда давай выучим слово, а потом ты споёшь песню. Договорились?
- Договорились! – кивнул дед. – И так, «Ди…»
- Ди…
- «Скри…»
- Скри…
Иван Ефимович задумался.
- Да что ж это такое? – возмущённо воскликнул он. – Погоди. Дай я про себя его произнесу. Он снова стал что-то бормотать.
- Забыл, что ли? – тихо спросила девочка.
- Да не забыл, просто сам запутался с этим словом. Вот такое оно нехорошее слово.
- Не хорошее? – девочка испуганно прикрыла ладошкой рот и, наклонившись к уху деда, шёпотом спросила: дед, а оно не матерное? А то мама меня будет сильно-пресильно ругать. Мне матерные слова нельзя говорить, потому что я девочка.
- Дашенька, миленькая ты моя, - громко рассмеялся дед, - да ну что же ты такое говоришь? Ну, разве я бы стал учить тебя матерным словам? Да ты что?
- Ты же сам сказал, что слово нехорошее…
- Да ну я не в том смысле, - дед продолжал смеяться и утирать слёзы, - ну, рассмешила! Я имел в виду нехорошее, в смысле, трудно произносимое. Ты видишь, сколько прошло времени, а мы всё никак его не выучим.
- Это не много, дед, - возразила внучка, - у нас в классе есть Ромка Делягин, так вот он целую неделю учил слово «экскурсовод». Ты знаешь, кто это такой?
- Да откуда же я знаю, - старик развёл в стороны руки, - я и школу-то твою ещё не видел, а ты за Ромку какого-то спрашиваешь…
Даша залилась звонким смехом, да так, что на её смех прибежала Мотька, средних размеров ушастая дворняжка. Она села напротив хозяина и его собеседницы и, время от времени, склоняя голову то в одну, то в другую сторону, внимательно стала всматриваться в их лица. Со стороны это смотрелось как собачье недоумение, дескать, чего вы тут расхохотались.
- Ты чего заливаешься? – удивился Иван Ефимович.
- Да я же тебя не за Ромку спрашиваю, - пояснила внучка, - а за этого… как его… сбил ты меня… за экс-кур-со-во-да, - произнесла она на всякий случай по слогам.
- А-а-а! – протянул дед. – Так бы сразу и сказала. Ну, конечно, знаю. Я тоже, когда в школе учился, ходил с классом на экскурсии всякие. В Краснодон ездили, например. Про «Молодую гвардию» слышала?
- Нет, - ответила Даша и тут же добавила: - мы это ещё не проходили.
- Хотя, вас уже теперь туда вряд ли повезут.
- Почему? – удивилась Даша. – Вас возили, а нас не повезут…
- Так, Дарья, - перебил дед, - слово-то учим или нет?
- Учим-учим, – подтвердила Даша. – Я начало уже запомнила: «Дискри…»
- А дальше проще, - сказал старик, - «…ми-на-ци-я».
- Ди-скри-ми-на-ци-я! – верно?
- Молодчина, - дед погладил внучку по голове и повторил, - молодчина. Так вот слово «дискриминация» означает… означает… как бы тебе объяснить, что бы ты сразу поняла. Ну, в общем, это когда кто-то считает себя лучше другого и всячески ему об этом напоминает, мол, я лучше, я умнее.
- Всё поняла! – воскликнула Даша. – Это про нашу учительницу.
- Как это про вашу учительницу? Она что…
- Ну, она всё время нам говорит: сиди не умничай. Понимаешь? Умничать можно только ей. И вообще, ей можно всё – краситься, делать маникюр, на уроке по телефону говорить, всё-всё-всё! А нам ничего нельзя. Это дикри… дискри… минация?
- Нет, Даша, какая же это дискриминация, это дисциплина.
- Дисциплина, дед, – не согласилась внучка, - это когда не разговариваешь и не крутишься на уроках. А так получается, Вере Семёновне, можно всё, а нам ничего. Я, например, тоже хочу в школу ходить красивой.
- А ты некрасивой ходишь, что ли? – улыбнулся дед.
- Какая там красота, - вздохнула девочка, - я перед Новым годом накрасила ногти и чуточку губы. Губнушку мне, кстати, мамина подруга, тётя Надя, подарила. Так Вера Семёновна такой шум подняла, что я даже плакала. Принесла мне жидкость, заставила стереть лак, потом отвела в туалет, умыла, и ещё маму в школу вызвала.
- Ну, а мама что? Ругала? – спросил дед.
- Нет, в школе она просто промолчала, а по дороге домой назвала Веру Семёновну идиоткой.
- Ну, это зря она, - неодобрительно покачал головой Иван Ефимович, - учительницу нельзя обзывать.
- Дед, - нахмурилась внучка, - ты что, против меня?
- Как это понять?
- Ну, ты за меня или за Веру Семёновну?
- Конечно, за тебя, внучка!
- Тогда и не защищай её. Злая она. Понимаешь?
- Понимаю, - ответил дед. – А вдруг она не злая, а просто строгая?
- А какая разница? – хмыкнула девчонка. – Всё равно ругается. Не нравится она мне. Вот тётя Надя хорошая. Мамина подружка. Она такая добрая и красивая…
В этот момент отворилось окно, и появилась голова бабушки.
- Ну, чего вы там воркуете? – весело спросила Анна Васильевна. – Мойте руки и за стол. Я вам тут таких вкусняшек наготовила.
- Идём-идём, бабулечка! – радостно ответила Даша и вспорхнула с порога, словно бабочка.




II


- Вот зараза! – бабушка палкой стучала по половице. – Не даст спать сегодня. Как же он туда забрался?
Сверчок, словно прислушиваясь к проклятиям Анны Васильевны, на какое-то время умолк, но через несколько минут снова «запел». «Запел» он, конечно, по мнению Даши - она радовалась каждой его новой мелодии. А для бабы Ани это было не пение, а «тарахтение». Дед почему-то употреблял и вовсе смешное слово. Он, заслышав непрошеного гостя, говорил:
- Ну вот, опять забулькал.
- Бабушка, - спросила девочка, - а как его зовут?
- Кого?
- Ну, сверчка вашего!
- Да Бог его знает, - пожала плечами старушка, - сверчок да сверчок. Кто б его называл?
- А можно я ему имя придумаю?
- Упаси, Боже, - перекрестилась бабушка. – А то приживётся тут на всё лето. Будем потом ходить как сонные тетери. Сегодня до часу ночи трындел.
- А разве тебе не нравится, как он поёт? – удивилась Даша и предложила: – Послушай! Слышишь? Он говорит: перелью, перелью, перелью! А вот теперь: рули-рули-рули! Слышишь?
- Ой, Дашенька, не придумывай ты, ради Бога.
- Да ничего я не придумываю! – возразила Дарья. – Внимательно слушай. Теперь вот запел: бирюлёво-бирюлёво-бирюлёво!
- Ага, точно, скоро начнёт петь: Войковская-Шоссе Энтузиастов-Университет.
- Ой, смешно очень, - Дарья закатила вверх глаза. – Я же не виновата, что у вас слуха нет.
- У кого это нет? – возмутилась бабушка. – У меня нет слуха? А ты забыла, что твоя бабушка преподавала в музыкальной школе сольфеджио? И кто тебя на фортепьяно настоял отдать?
- Значит, постарела, - сделала вывод внучка. – Только старые люди и хулиганы не любят музыку. Мне так сказала мама.
- Нет, Дашенька, - возразила Анна Васильевна. – Не знаю, как там насчёт хулиганов, а музыку я любила всю жизнь и люблю сейчас.
- Тогда ты почему не любишь Бульку?
- Это ещё кто такой? – округлила глаза бабушка.
- Наш сверчок. Я придумала ему такое имя.
- Откуда ты его придумала? – удивилась бабушка.
- От деда, - рассмеялась Даша, - он всё время говорит, что сверчок булькает. Вот и пусть будет Булькой. Красиво же?
- Да ну тебя! – махнула рукой Анна Васильевна и прислушалась к Бульке.
Видимо, Даша всех заразила. И дед замер, слушая сверчка, и бабушка долго молчала. А потом вдруг удивлённо произнесла:
- А ведь и впрямь он поёт: «бирюлёво». Вот чертяка. Ладно, пусть живёт собака. Я хотела отравить, но…
Дашка аж побледнела.
- Как отравить? – испугано спросила она. – Ты хотела убить Бульку?
- Как тараканов травят, вот так и его! – ответила бабушка.
- Но ведь тараканы же не поют! – воскликнула Даша. – Ты что, бабушка? Нам в школе учительница говорила, что сверчок приносит в дом счастье. А моя учительница в «музыкалке» рассказывала, что все великие композиторы слушали сверчков. Плохо, что у нас в квартире нет сверчка.
- Я пошутила, Дашенька, - заметив в глазах внучки слёзы, одумалась бабушка.
- Правда? – засияла девчонка и бросилась на шею бабушке. – Пожалуйста. Пусть живёт, не выгоняй его. Он такой хороший. И он вам принесёт счастье. Вот увидите.
На следующий день Даша пригласила в дом своих друзей – соседских детей. Те тоже приехали в деревню на лето. Мальчик Максим перешёл в третий класс, а девочка Лиза ровесница Даши, тоже перешла во второй класс. Максим увлекался плаванием и в музыке не разбирался. Лиза занималась в музыкальной школе по классу аккордеон. Девчонки решили открыть музыкальный театр.
Дождавшись, когда сверчок начнёт свой концерт, девчонки начали поочерёдно закрывать тетрадными листами щель, из которой раздавались Булькины трели. Затем девочки вырезали в листах разные окошки и, ловко прикладывая и меняя разные листы, они добились звучания первой мелодии. Радость случилась такая, словно девчонки попали на концерт Дмитрия Хворостовского.
За несколько дней юные музыкантши так усовершенствовали своё изобретение, что с его помощью могли смело воспроизвести начало любого музыкального произведения. Но что самое удивительное, в эту работу активно включилась и Анна Васильевна. Да и трудно было представить, что со своим опытом преподавателя музыкальной школы она пройдёт мимо такого великолепного начинания. Вечерами вся семья, кроме Мотьки (её в дом не пускали), слушала арии в исполнении деревенского артиста Бульки. Юные продюсеры использовали на подпевках даже басистое мурлыкание Соньки, чёрно-бело-рыжей кошки. Она, правда, долго не могла присутствовать на представлении, её хватало на первые полчаса концерта, затем она забиралась на спинку кресла и оттуда молча наблюдала за происходящим в местном музыкальном театре.
- Мама, мамочка, - кричала днём в трубку Даша, - приезжай скорее. Мы тут тебе концерт приготовили.
К сожалению, мама на премьеру не успела. Однажды вечером Булька так и не объявился.
- Булька, Булечка, отзовись, – умоляли девчонки.
Прошло два часа, но ничего не изменилось – Булька как сквозь землю провалился. Бабушка вышла по своим делам на улицу, но через минуту вернулась в дом со слезами на глазах.
- Что случилось? – первой вскрикнула Даша. – Что?
Бабушка не сразу решилась объявить, что произошло, но всё же пришлось.
- Концерты отменяются, пока нового сверчка не заведём.
- А что с Булькой? – всхлипнула Даша.
В этот момент в комнату вошла Сонька.
- Она его съела, - кивнула на кошку Анна Васильевна.
Девчонки расплакались, а Максим пытался их успокоить.
- Не плачьте, Даша, Лиза, поймаю я вам нового Бульку.
Даша повернулась к довольной, мурлыкающей Соне и, всхлипывая, строго сказала:
- Бессовестная ты кошка! Мы больше тебя никогда не позовём на концерт!
Словно в знак протеста, Соня, задрав хвост, гордо прошагала мимо музыкантов на улицу.


Рассказ "Сапфировый поезд".

Последние записи в журнале

  • Люди второго сорта в СССР.

    Сколько копий сломано в твиттерах, вконтактах, одноклассниках, фэйсбуках и на других площадках. Восхвалители и заступники социализма с пеной у рта…

  • Провёл встречу с читателями

    Закончилась встреча с читателями в МДК на Новом Арбате. Встретил друзей, знакомых и новых читателей. Новые книги понравились всем. Красивые обложки,…

  • Олимпиада без флагов

    Нужно рассмотреть возможность проведения Олимпийских игр без использования национальных флагов вообще. Сегодня страны используют спорт, и эта…

  • Встреча с читателями на Новом Арбате!

    Дорогие друзья, жду вас завтра, 9 декабря 2017 г., на Новом Арбате в Московском доме книги. Начало встречи в 17:30. Будет интересно. После встречи,…

  • Перебор

    Ну, с биркой на куртке перебор. 😳 Что за бестолковые имиджмейкеры у Путина! То на ГАЗе в Нижнем Новгороде устроили Северную Корею, то бирку с…

  • Как у вас дела в библиотеках?

    Согласитесь, с одной стороны, читать такие сообщения с утра приятно. С другой - все библиотеки жалуются на очень слабое финансирование. Некоторые…

Comments

( 2 комментария — Оставить комментарий )
(Анонимно)
25 янв, 2016 12:28 (UTC)
Умение находить красоту в мелочах.
Расслабляющий рассказ, читается быстро.
Тут довольно много юмора и простых житейских ситуаций, в которых читатель, возможно, увидит и себя. Язык повествования пафосом тоже не отличается.
Но что немаловажно - за простой историей, закончившейся, казалось бы, неоднозначно, скрывается большой смысл.
Недаром автор выбирает эпиграфом слова Достоевского об искусстве.
Девочка Даша умеет замечать красоту и искусство в мелочах. Быть может, сказывается её юный возраст, её мозг, ещё не затуманенный и умеющий искать счастье в небольшом.
Более того - она научила свою семью искусству малого. Тут важно заметить, как меняется отношение бабушки к сверчку. Изначально она против него, а к концу уже им дорожит. И немудрено - Анна Васильевна музыку любит, а сверчок - солист их группы. Вполне можно сказать, что это искусство!
Рассказ интересен, а автор довольно легко и без напряга доносит здесь важные мысли.
misha_samarsky
25 янв, 2016 17:28 (UTC)
Re: Умение находить красоту в мелочах.
Спасибо за добрые и тёплые слова.
( 2 комментария — Оставить комментарий )

Profile

misha_samarsky
Михаил Самарский
Мой сайт!

Latest Month

Декабрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek