?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Новый роман "Зов Памяти" - публикую по многочисленным просьбам своих читателей: http://www.proza.ru/2015/01/12/2430

101237138_0_a8d2a_3145c284_orig

      Зов памяти

             Фантастический роман



Мысль человеческая не может изобрести
чего-либо несуществующего. Невозможное
не может зародиться в мысли; всякая идея,
какой бы странной она ни казалась, где-нибудь
существует, иначе мысль не могла бы
формулировать её…

В.И. Крыжановская








От автора

Дорогие друзья, все мы читаем те или иные книги, смотрим те или другие фильмы, слушаем музыку, рассматриваем картины, и мы не знаем, как отзовутся в наших сердцах новые слова, новые звуки, новые цвета и оттенки, по какой дороге поведёт нас разум, каких высот мы достигнем с помощью новых знаний и новых эмоций. Но можно с уверенностью сказать: если нами движет жажда знаний, если мы не будем стоять на месте, если мы желаем творить и фантазировать, то впереди нас непременно ждут и новые вершины, и новые свершения!

И ещё: было бы большой несправедливостью, если бы я не отметил, что на написание этой книги меня вдохновили труды учёного-естествоиспытателя, астронома Михаила Васильевича Ломоносова, историка, географа Василия Никитича Татищева, основоположника теоретической космонавтики Константина Эдуардовича Циолковского, академика, создателя науки биогеохимии Владимира Ивановича Вернадского, писателя, руководителя поисковой экспедиции «Гиперборея» Валерия Никитича Дёмина, учёного, лингвиста-любителя Валерия Алексевича Чудинова, историка, философа Сергея Вячеславовича Перевезенцева.






Глава 1

Проснувшись, Димка Котуков по привычке ещё долго не открывал глаза. Любимое время помечтать. В этот раз он размышлял о том, как проведёт летние каникулы.

«Экзамены сдал, - мысленно произнёс он, - девять школьных лет позади, и теперь впереди… кстати, а что впереди-то? Я ведь так и не решил, то ли идти в десятый класс, то ли поступать в какой-нибудь колледж. Откровенно говоря, надоела эта школа до чёртиков. Поступлю в колледж, стану студентом – круто! А если идти в десятый, опять ты «школяр», «школота», как нас называют взрослые, снова этот ненавистный галстук. И сдался же он им! Не понимаю я нашу «классную» - каждый день одно и тоже и так ехидно: «А кто у нас тут сегодня без галстука?» Нет, я бы ещё понял, если бы я пришёл в школу, допустим, в цветастых шортах, рваной майке или, например, в ластах… Конечно, я шучу, но как обидно слышать от классного руководителя, когда он при всём классе отчитывает: «Котуков, ты чего в кроссовки вырядился? Ты в школу учиться пришёл или в футбол играть?». Ну, во-первых, дорогая Лада Алексеевна, в футбол играют в бутсах шиповках, а не в кроссовках для бега. А во-вторых, мне в них комфортнее. А если комфортнее, значит, и всё лучше запоминается. Правильно? Эх, бесполезно говорить! У них приказ директора школы – это… это, даже не знаю, как назвать. В общем, думаю, слово вышло бы не совсем доброе. Понятно, что мы приходим в «храм знаний», как пафосно говорят некоторые преподаватели, мол, здесь необходим деловой стиль и всё такое. Но я ведь и так одет в пиджак, брюки, однотонную рубашку! Кроссовки не нравятся? А галстук вам зачем? Разве он влияет на уровень моих знаний или напомнит мне во время ответа на уроке, если, допустим, я что-то подзабыл?»

На последних словах Димка даже улыбнулся.

«Хорошая идея! – осенило вдруг подростка. – В галстук можно вставить микрофон, в ухо микронаушник и любой экзамен по плечу. Главное – чтобы на том конце провода сидел грамотный и подготовленный человек. Но с этим нет проблем - если помощник за компьютером с хорошим интернетом, всё получится. Обозначил тему, и через минуту-две слушай ответ, успевай только записывать. Хотя, говорят, сейчас при сдаче ЕГЭ включают специальные глушилки. Можно так опростоволоситься, что и аттестат не получишь. Нет, Димон, - юноша обратился сам к себе, - тут никак нельзя рисковать. Лучше уж хорошенько подготовиться и смело идти на экзамен…»

Неожиданно Дмитрий сообразил, что лежит на чём-то твёрдом, совсем не похожем на постель в его спальне. Он осторожно, всё ещё не открывая глаз, провёл рукой рядом с собой. Ощутив пугающую прохладу, открыл глаза и обомлел. Димка лежал на каменном полу, в помещении, по виду которое напоминало самую настоящую пещеру. Он осторожно ощупал себя – пиджак, туфли, брюки, рубашка, галстук… Что за чертовщина? Он вспомнил, как вышел из школы, дошёл до Гранатового переулка, повернул и… А что дальше? А дальше-то я и не помню. Так-так-так! Или… Нет, точно не помню! Да как же так? Что случилось? Вроде никогда не жаловался на память…

Где-то неподалеку разговаривали люди. Он вскочил, сел, обхватил руками колени и прислушался к голосам. Разговор показался каким-то очень странным. Кто-то говорил о необходимости что-то срочно сообщить компетентным органам, мол, нас похитили, это преступление и так далее. Откровенно говоря, Димка испугался, и находиться здесь, в полутемноте было просто невыносимо. Он медленно поднялся с пола, аккуратно ступая, словно передвигаясь по минному полю, подошёл к выходу, постоял, послушал, набрав полные лёгкие воздуха, резко выдохнул и вышел наружу. Перед ним открылась картина вроде загородного пикничка. Залитая солнцем поляна, местами окружённая кустами и деревьями, внизу, метрах в пятидесяти видна река, посреди поляны пятеро незнакомцев, обсуждающих своё странное положение. Четверо мужчин разного возраста и одна девушка-блондинка, державшая на руках милого пуделя. Тот, увидев новичка, беззлобно тявкнул, скорее, для проформы, чтобы отчитаться перед хозяйкой и засвидетельствовать факт своего присутствия. Девушка, прикрыв наманикюренной рукой собаке пасть, тихо сказала:

- Тоша, свои!

«Чего это она меня сразу в свои записала?», - мысленно удивился Димка и тихо сказал:

- Здрасьте!
- Во! – гаркнул полноватый мужчина лет тридцати в малиновом пиджаке. – Ещё один! Ты откуда?
- Оттуда, - Димка кивнул в сторону входа в пещеру.
- Да это мы видим, - рассмеялся толстяк. – Сам-то откуда, братишка? Где живёшь?
- В Москве, - озираясь по сторонам, ответил парень.

«Странный тип, - подумал Димка, - таких обычно показывают в фильмах о новых русских, которые промышляли в девяностые».

- В общем, картина ясна, - щёлкнул пальцами незнакомец, я думаю, это люберецкие что-то сотворили. Вы заметили? Мы все тут жители Москвы. - Он протянул Димке руку и представился: - Лёха Москворецкий. Слышал?
- Не-а, - замотал головой Димка и поморщился от крепкого рукопожатия, - не слышал. Дима, - представился он в ответ.
- А, ну да, - махнул рукой Лёха, - ты просто ещё мелкий. Школота?
- Девятый класс окончил, - подтвердил Димка.
- О! У меня сестрёнка Нинка в следующем году школу заканчивает. Ты в какой школе учишься?
- В 1239…
- Это где такая?
- На Вспольном переулке. Метро Баррикадная.
- Понятно, а Нинка в Жулебино учится, номер 1084, я иногда её туда на машине подвожу.
- Далеко от школы живёте? – поинтересовался Димка.
- Да нет, - рассмеялся Лёха. – Просто перед подругами выпендривается.
- Чем? – удивился Дмитрий.
- Ну, у меня «шестисотый», сам понимаешь, это же круто…
- В смысле, «мерседес»? – уточнил подросток.
- Угу, – закивал Лёха. – В нашей школе таких только два, у меня и ещё у одного экстрасенса - он людям гадает. А у вас в школе есть такие машины?
- Есть, - улыбнулся Димка. – У нас у полшколы родители на мерседесах ездят. Кого сейчас этим удивишь?
- Да ладно! Такая крутая школа, что ли? Хорошо. Выберемся отсюда, я подъеду, гляну, что по чём. - Лёха взглянул на часы, приложил их к уху и принялся махать рукой, пояснив Димке: - долго спал, даже часы успели остановиться.

Второй мужчина лет сорока, маленького роста, не сказать, что толстый, но с отвисшим животом, держал в руках большой кожаный портфель и всё время вытирал платком обильно потеющую лысину. Глаза у портфеленосца были на выкате и бегали из стороны в сторону, губы влажные, а на щеке, рядом с правым крылом носа, расположилась крупная родинка, больше похожая на бородавку.

- Извините, - произнёс он, - но я не москвич, я проживаю в Красноярске, в Москву приехал на двадцать шестой съезд партии. И вот… несчастье такое… как бы уснул... не могу понять…
- На какой ещё съезд? – выпятил губу Лёха. – Что за партия?
- Вы что? – мужчина с портфелем аж подпрыгнул на месте. – Съезд КПСС. Я делегат съезда. У нас одна партия…
- У кого это у вас? – нахмурился Лёха.
- Как это? – мужчина вжал голову в плечи. – Ну, как же? У нас в СССР… Понимаете?
- Не понимаю! – замотал головой Лёха. – У тебя, что, мужик, с головой проблемы или о дерево стукнулся, память отшибло?
- Что вы себе позволяете? – вскрикнул мужчина с портфелем. – Вы… Я…
- Но Алексей прав, - неожиданно вмешалась в разговор блондинка. – КПСС давно нет, как и СССР.

Мужчина с портфелем побледнел и, опёршись о дерево, схватился за сердце.

- Это провокация, - громко глотая слюну, прохрипел он, - прошу при мне такие разговоры не вести. Я не из Москвы, я приехал из Сибири на съезд партии, я…

Стоявший тут же мужчина лет пятидесяти, странно одетый и подпоясанный каким-то шарфом, вдруг, подошёл к сибиряку и сказал:

- Барин, я тоже не из Москвы!

Делегат после этих слов едва не свалился в обморок.

- Вы что, товарищ? – дрожащим голосом сказал он. – Какой я вам барин? Вы сговорились все тут?

Старик рассмеялся, поклонился перепуганному делегату и сказал:

- Как смешно ты меня назвал, барин, но я не торговец, я никакой не товарищ. Я Матвейка из Романовки. Крестьянин, землепашец…

- Погодите, друзья, - неожиданно раздался голос худощавого мужчины, до этого стоявшего молча в стороне. - Что-то тут не так. Давайте пока прекратим споры и всякие умозаключения. Предлагаю тщательно обследовать, с позволения сказать, - он кивнул в сторону пещеры, - данное помещение. Возможно, тут есть кто-то ещё из наших соотечественников, после чего соберёмся и проведём собрание, обсудим…

- Я ни в каких обследованиях и собраниях принимать участие не буду, - заявил красноярец. – Нужно вызывать компетентные органы и…
- Послушай, Федя, - перебил Лёха Москворецкий и подошёл вплотную к делегату, - ты уже достал всех своими компетентными органами. Ты что, не видишь, где мы находимся? Нас завезли на какой-то остров. Какие органы, ты чего несёшь?
- Я не Федя, - испуганно произнёс мужчина, захлопав глазами, - меня зовут Трухин Николай Борисович.
- Неважно! – махнул рукой Лёха. – Федя, Коля, Вася…
- Ну, как же, не важно, это моё имя, я делегат двадцать шестого съезда…
- Уважаемый, пока оставим все эти разговоры, - предложил подошедший мужчина, - тут произошло какое-то недоразумение. Давайте знакомиться, - он протянул руку Николаю Борисовичу, - меня зовут Кирилл Андреевич, Кирилл Андреевич Голиков, я преподаю в МГУ, предмет «современное естествознание».

Трухин осторожно пожал руку и, тяжело вздохнув, потупил взгляд.

- Господа! – раздался голос блондинки, делегат вздрогнул. – Меня зовут Маша, то есть Крючкова Мария Николаевна. – Скажите, а вы тоже купили путёвки на «Экстрим-Тур»?
- Что за тур? – удивлённо спросил Лёха Москворецкий. – Ну-ка поподробнее!
- Я заплатила пять тысяч долларов за эту поездку, - сказала Мария. – За что мне пообещали улётный тур, полный неожиданностей и экстрима…
- Мне экстрима и на работе хватает, - ухмыльнулся Лёха. – А тебя просто развели на бабки.
- Почему сразу «развели»? – обиделась Маша. – Я сама выбрала программу и всё такое…
- Извините, барышня, - спросил профессор, - а что у вас в программе прописано, можно взглянуть?

Мария Крючкова пошарила в сумочке и протянула профессору бумаги. Тот пробежался взглядом, перевернул страницу, поцокал языком и протянул бумаги обратно девушке.

- Нет, по-моему, это не то, что вы думаете, - сказал он.
- Как не то? – возмутилась девушка. – Вы хотите сказать, что меня обманули?
- Пока я ничего не хочу говорить, - сказал профессор. – У меня есть кое-какие предположения, но сначала давайте осмотрим нашу пещеру. Вдруг кто-то здесь есть ещё из людей. Давайте соберём всех и будем решать, что произошло и что нам делать дальше.
- Я думала, вы сотрудник фирмы и будете сопровождать меня до места отдыха, - сказала Маша.
- Нет-нет, Мария Николаевна, - усмехнулся Голиков, - я никакого отношения к вашей фирме не имею.
- Жаль, - вздохнула Мария. – Но я всё-таки считаю, что эта пещера… и всё это, - она помахала вокруг себя руками, - это всё часть моей программы.
- Часть её программы, - передразнил Марию Лёха. – А мы тут при каких корзиночках? Я в твоей программе не участвую, но кто меня сюда приволок? А их, - он кивнул в сторону Матвея и Трухина, - как сюда угораздило? Видишь, у мужика даже крыша поехала.
- Вы хотите меня обвинить, - девушка едва сдерживала слёзы, - в том, что это я виновата? Я вас всех впервые вижу… я…
- Да ладно тебе, - уже мягче произнёс Лёха, - не вздумай плакать, всё хорошо, разберёмся. Никто тебя ни в чём не обвиняет. Успокойся. Это я так, - Лёха Москворецкий подошёл к Марии и погладил ей руку.

На поляне возникла неловкая пауза. Все поглядывали друг на друга и молчали. Первым нарушил тишину профессор МГУ.

- Молодой человек, – Кирилл Андреевич обратился к Димке, - как вас зовут?
- Дмитрий! Но можно просто Дима.
- Отлично, Дмитрий! Позвольте обратиться к вам с просьбой?
- Да, без проблем, обращайтесь, - смущённо ответил Димка, с ним впервые говорили на «вы».
- Пройдитесь, пожалуйста, по пещерке, внимательно посмотрите, может, кого ещё встретите, приглашайте их к нам сюда, на свежий воздух. А мы потом более тщательно поработаем, я видел там много всякой химической посуды.
- Хорошо, - согласился Димка и нырнул в пещеру.

К профессору подошёл Лёха и отвёл его в сторону.

- Слушай, Андреич, ты как думаешь, эти двое, ну… эти… «барин» и «холоп», они нормальные? Мне кажется они из «психушки» нарезали.
- А с чего вы, Алексей… э… как вас по батюшке?
- Да ладно тебе, - Москворецкий хлопнул профессора по плечу, - называй меня просто Лёхой и на «ты», я не привык к таким телячьим нежностям. Кстати, слушай, у меня сестра скоро школу заканчивает. Поможешь ей в МГУ поступить?
- Каким образом? – улыбнулся профессор.
- Ну, ты что? – развёл руками Лёха. - Маленький, что ли? Не переживай, денег хватит… Всё будет пучком.
- Алексей, - перебил профессор, - мне кажется, нам сейчас не об этом нужно думать, произошло что-то неординарное. Сдаётся мне, у нас большие проблемы. Очень большие. Вот почему вы решили, что товарищи, как вы выразились, «нарезали» из психбольницы?
- Так ты разве сам не слышал, что они несут? Один делегат съезда КПСС, другой баринами всех называет, ну, типа крепостной он…
- А тогда ответьте мне на один вопрос: какой стране сейчас принадлежит полуостров Крым? – неожиданно спросил Голиков.
- Ну, профессура! – хмыкнул Лёха. - Экзамены на ходу устраивает! Кончай ты это дело, Андреич. Ты к чему это спрашиваешь? Думаешь, я настолько тупой, что не отвечу?
- Думаю, что не ответишь, - улыбнувшись, заявил профессор. – Вернее, ответишь, но неправильно!
- Да ладно, - нахмурился Лёха. – Крым на Украине.
- Вот-вот! Ты из какого года? – спросил профессор.
- В смысле, родился? – спросил Лёха.
- В смысле, уснул когда? Какой год был у тебя?
- Ты гонишь, профессор? Я что год проспал, что ли?
- Нет, не гоню, - Кирилл Андреевич, рассмеявшись, похлопал Лёху по плечу, - скорее всего мы не год и не два тут проспали. Ты так и не сказал, какой год сейчас по твоему мнению?
- 1997.
- А кто президент России?
- Борис Николаевич, - усмехнулся Лёха. – А что?
- А то! Я, например, уснул в 2015 году. Ехал из Университета домой. Кстати, а Крым уже второй год, как снова в составе России. И Ельцин давно умер, похоронен на Новодевичьем кладбище. Понимаешь?

Лёха Москворецкий присвистнул:

- Ничего себе! Ты не обманываешь?
- Зачем? Зачем, скажи, мне тебя обманывать? Делать мне нечего? – вздохнул Кирилл Андреевич.
- Что-то мне прямо не верится! – Лёха потёр висок. – Если ты говоришь правду, то получается, что я проспал восемнадцать лет?
- Именно так! – подтвердил Кирилл Андреевич.
- Ё-моё, - Москворецкий хлопнул себя по лбу. – А этот делегат? Выходит он… когда он уснул?
- Если учесть, что двадцать шестой съезд КПСС состоялся в 1981 году, это был последний брежневский съезд, то уснул наш делегат тридцать четыре года назад. Я тогда ещё сам пацаном был.
- Мистика какая-то, а как же «холоп»? – Лёха усиленно чесал затылок. - С ним вообще… – он что, тут двести лет проспал, что ли?
- Не знаю, Алексей, не знаю, - тяжело вздохнул профессор, - но что-то тут не так.
- И что будем делать? – почему-то шёпотом спросил Лёха.
- Прежде всего, думать, - ответил профессор. – Нужно хорошенько подумать и разобраться…

Лёха неожиданно отскочил от профессора и, тыкая пальцем за его плечо, закричал:

- Смотри! Смотри!

Профессор обернулся и вздрогнул. Из-за дерева всего в метрах пяти-шести на них смотрело странное существо. По виду олень, но почему-то у него на голове было три куста рог, три глаза и шесть ног. «Олень» постоял несколько секунд, резко развернулся, прыгнул назад и исчез в кустах.

- Что это было? – спросил Лёха.
- Понятия не имею, - пожал плечами профессор.
- Куда это нас забросили, если тут даже олени трёхглазые да шестиногие?

В этот момент Кирилл Андреевич заметил на дереве птицу.

- Надо же, - кивнул он на ветку, - птица тоже трёхглазая.
- И кажется, трёхкрылая и трёхлапая, - уточнил Лёха.
- Да, точно, - присмотревшись, подтвердил профессор. – По-моему, мы попали на остров каких-то мутантов.

Неожиданно раздался истошный крик Марии. Мужчины кинулись к ней. Оказывается, её напугала змея, выползшая из-под листвы. Мария была бледна, словно утренняя манная каша. Она дрожала и пыталась что-то сказать, но у неё не получалось. Той-пудель, не обращая внимания на змею, с изумлением наблюдал за хозяйкой.
- И гадюка тоже с тремя глазами, - произнёс Лёха. – Очень странно.
- Смотри, барин, - отозвался Матвейка, державший в руках бабочку, - здесь у бабочек три глаза.
- Андреич, мне приятель рассказывал, что такие в Чернобыле летают… Елы-палы, - хлопнул себя по лбу Лёха, - а мы случайно не в запретной зоне находимся? Может тут радиация? Как можно проверить?
- Никак! – ответил профессор. – С помощью естественных человеческих чувств обнаружить её нельзя.
- Может, по запаху или на вкус?
- В том-то и дело, что она не имеет ни вкуса, ни запаха, ни цвета, она беззвучна и невидима.
- Но как-то же её определяют? – развёл руками Лёха.
- Определяют, - тяжело вздохнул Кирилл Андреевич, - но обнаружить радиацию можно только с помощью приборов. Называются они дозиметрами, радиометрами и пр.
- Печально, но в любом случае, что-то нужно делать…

В этот момент из пещеры вышел Димка, рядом с ним шёл парень на вид лет двадцати пяти.

- Знакомьтесь, Яр! – объявил Димка. – Больше в пещере никого нет. Но Яр появился здесь, благодаря мне.
- Что значит, благодаря тебе? – удивился профессор.
- Я случайно уронил колбу, вы сами видели, их там миллион. Она вдребезги, а на месте её падения вдруг образовалось такое, знаете, - Димка руками попытался изобразить шар, - облако, похожее на обычный пар. Через несколько секунд облако рассеялось, а на его месте прямо на полу лежал Яр, - пояснил Димка.
- Это так? – спросил профессор.
- Да, - кивнул Яр и спросил: - Ситер, а почему у вас и остальных нет анализаторов памяти?
- Что ещё за анализатор? – удивлённо спросил Лёха. – И ещё раз, как ты назвал профессора? Осётр или свитер?
- «Ситер» - это планетарное, то есть межконтинентальное обращение к человеку, когда не знаешь, с какого он материка, ну, что-то вроде гражданин мира, - пояснил Яр и спросил: - Вы с какого континента?
- Допустим, Евразия, - ответил профессор.
- Почему, допустим? – удивился Яр. – Вы не знаете, точно с какого вы континента?
- Знаю, - улыбнулся Кирилл Андреевич. – Но…
- Вы не ответили на мой вопрос, - перебил новичок, - почему у вас отсутствуют анализаторы памяти? Я сообщу о вас в Высший совет.
- Ещё один! Откуда вы берётесь? - хмыкнул Лёха. - Тот в компетентные органы собрался заявлять, этот в какой-то верховный совет. Ты чего, хлопак?
- Не в верховный, а в Высший совет! – поправил Яр. - Если в вашей голове нет анализатора памяти, это уголовно наказуемое деяние. Это немыслимо, это недопустимо, это…
- Братан, остановись, - Лёха похлопал новичка по плечу, - хватит причитать. «Немыслимо, недопустимо», - передразнил он Яра, - всё у нас мысленно и всё у нас допустимо. Ты лучше скажи, в каком году ты уснул? Ты ведь тоже случайно тут придремал, правильно я понимаю?
- Да уснул, - подтвердил Яр. – Пока не могу разобраться, что произошло.
- Ну вот, видишь? – рассмеялся Лёха. – Сам ещё не разобрался, а уже сообщать куда-то собрался.
- Но…
- Давай без этих «но», - не дал говорить Лёха, - ты так и не сказал, в каком году, закимарил-то?
- По какому летоисчислению вас утроит мой ответ? – спросил Яр.
- Новая эра у нас, - пояснил профессор, - то есть от Рождества Христова.
- Невероятно! – воскликнул парень и добавил: - Тогда значит, в 3027.
- В каком? – недоумённо и хором спросили Лёха и профессор.
- В 3027 году, - повторил Яр, и добавил: - Тридцать первый век.
- Профессор, - язвительно произнёс Лёха, - а мы тут с тобой удивлялись, сколько Матвейка проспал… А он оказывается, так просто прилёг отдохнуть…
- А вы, я так понимаю, уснули ранее двадцать пятого века?
- Я в 2015 году, - вздохнул профессор и кивнул в сторону коллег по несчастью, - есть ещё раньше.
- Я тоже в 2015 году, - сказал Дима.
- И я, - сказала Мария.
- А я в 1997, - почему-то грустно сказал Лёха.
- Слушайте, Яр, - сказал Голиков, - а почему вы только что сделали акцент на двадцать пятом веке?
- С двадцать пятого века у нас началось новое летоисчисление. На земле была страшная катастрофа, наша планета едва не погибла, но нам удалось её сохранить. Высший совет решил, что наступила новейшая эра.
- Любопытно, - покачал головой профессор, - надеюсь, вы нам расскажете всё, что произошло на земле, пока мы тут, как говорит наш коллега, «кимарили»?
- Если это будет вам интересно, с удовольствием, - пожал плечами Яр.
- Надеюсь, у вас больше нет к нам претензий по поводу отсутствия катализатора? – спросил Кирилл Андреевич.
- Анализатора, - поправил Яр. – Нет, вопрос исчерпан. Но теперь проблема у меня.
- Что ещё? – хором спросили Лёха, Мария и Голиков.
- У меня нет связи с «паснетом».
- Это ещё что такое? – спросил Кирилл Андреевич.
- Это как в древности интернет, только раньше можно было перемещать информацию, а теперь…
- Во как! – перебив, воскликнул Лёха. – Никогда не думал, что меня живьём в древние люди запишут.
- Прощу прощения, - сказал Яр, – я не хотел вас обидеть.
- Да какие обиды, братан, шучу я, - рассмеялся Алексей.
- М-да! – вздохнул профессор и добавил: - Я тоже никогда не думал, что человек может прожить более тысячи лет.
- Товарищ, а вы можете объяснить, что с нами происходит? – неожиданно спросил Трухин у новичка.
- Могу, я, кажется, понимаю, что произошло и со мной, и свами, - сказал Яр. – Но мне необходимо немного подумать. У меня нет связи. Это очень плохо.
- Да у нас ни у кого нет связи. Все мобилы сдохли! – сказал Алексей.
- Что «сдохли»? – спросил Яр.
- Телефоны, в смысле, - пояснил Лёха. - А у тебя, кстати, есть телефон?
- Нет, - улыбнулся Яр. – Телефонов на земле нет уже давно, лет пятьсот.
- А как же вы разговариваете? – удивился Москворецкий.
- Через анализатор памяти, - Яр постучал себя по лбу. – Подключаюсь к глобальной системе «паснет» и говорю с теми, кто пожелал мне ответить.
- Запутал ты меня совсем! Слушай, - Лёха решил сменить тему, - а что это за имя у тебя, Яр?
- Ярослав, - улыбнулся парень. – У нас так принято обращаться по первым двум буквам.
- Если меня зовут Лёха, значит я Лё? – сделал вывод Москворецкий.
- Да, - кивнул Яр, - но в каталоге такого имени нет.
- Что ещё за каталог? – удивлённо спросил Лёха.
- Каталог имён нашего континента, - ответил Яр.
- Как всё у вас мудрёно. А Алексей есть?
- Да, это общеизвестное имя.
- Значит я и Лё, и Ал? Правильно?
- Второе предпочтительнее, - сказал Яр. – Псевдонимы запрещены.
- Это ещё почему? – удивлённо спросил Лёха. – Кому они помешали?
- Слишком много на Земле было совершено зла под псевдонимами, - ответил Яр, - а потому Высший совет их просто запретил. Да и к тому же, они стали совершенно бессмысленными после открытия Закона о всемирной Памяти.
- У меня что-то голова разболелась, - сказал Лё-Ал. – Всё как-то смешалось, нужно передохнуть. Только вот проблема: а чем ужинать-то будем. А? Народ!

Все молчали, отозвался лишь Матвейка:

- Может, рыбки уловить?
- А на что ты её улавливать будешь? – язвительно спросил Лёха и рассмеялся.
- Если рыба в реке есть, барин, можно и палкой, - не смутился Матвейка.
- Ты это, мужик, - сказал Алексей, - прекращай нас тут баринами погонять, мы все тут равны. Одна беда на всех.
- Понял, ваше благородие.
- Ну, вот, вы гляньте на него, я ему про Ерёму, а он мне про Фому. Ну, какое я тебе «благородие»?
- Прости, барин, неграмотный я. Как надо-то?
- Лёха я! Понимаешь, Алексеем меня кличут. Вот так и называй. Понял? Не барин, не благородие…
- Хорошо, ваше сиятельство, - выпалили Матвейка.
- Ты не доводи меня, Матвей, - нахмурился Лёха и сжал кулаки.
- Так подскажи, барин, как правильно величать-то? – взмолился мужик.
- Так я тебе уже сто раз объяснил. Называй меня Лёхой.
- Нельзя ведь мне своевольничать, можно и кнута получить…
- Какой кнут? Я тебе что, рабовладелец или помещик? Вот скажи, я похож на помещика?
- Да, ваше благородие, очень похож! – радостно закивал Матвей. – Вылитый наш барин, когда в город сбирается.
- Тьфу на тебя, Матвей, ты точно дурак.
- Точно-точно, барин, дурак, каких свет не видывал, так что ты не серчай на меня. Ладно? Я без злой воли, вот тебе крест! – Матвей перекрестился.
- Да пойми же ты, наконец, Матвей, родной ты мой, нет тут теперь ни холопов, ни бар, ни господ, ни товарищей, - Лёха покосился на делегата, тот следил за каждым его движением.
- Товарищи есть! – возразил Трухин.
- Мыкола, успокойся, - сквозь зубы процедил Лёха, - не мешай мне проводить политико-воспитательную работу, а наши с тобой товарищи остались в двадцатом веке.
- Что за фамильярность? Почему вы себя так ведёте? Вы хотите сказать, что сейчас другой век? – раскрыл рот Трухин.
- Я не знаю, спроси у этого, как его, юного Ярополка, что ли. Он тебе всё объяснит.
- Ярослава, - поправил профессор. – Алексей, а Матвея ты не воспитывай, он сам постепенно привыкнет. Ему сейчас трудно понять твои требования. Веками вдалбливали одно, а тут вдруг ты предлагаешь называть себя по имени. Историю учил? Читал про Салтычиху? У них же это в крови перед барином шапку ломать.
- Учту, - вздохнул Лёха, и, обращаясь к делегату, спросил:
- А ты чего всё портфель обнимаешь? У тебя там что, касса партийная, что ли?
- Здесь очень важные документы, я могу их доверить только компетентным органам.
- А ну дай посмотрю! – протянул руку Лёха.
- Да вы что? Я не имею права. Это документы для ЦК КПСС…
- Дай почитаю! – рассмеялся Лёха.
- Не могу, не имею права, - запричитал Трухин. – За это сразу партбилет на стол…
- Я вот не могу понять, - возмущённо произнёс Лёха, - ты тоже дурак, или придуриваешься? Какие документы, какой ЦК? Посмотри, у нас человек из тридцать первого века пришёл, мы все здесь проспали более тысячи лет.
- Это ещё не известно, - заявил Яр.
- Что? – удивился Лёха. - Ты же сам сказал, что уснул в 3027 году. Пошутил, что ли?
- Нет, - сказал Яр. – Но мы ведь не знаем, сколько я тут спал вместе с вами. Если мы обнаружим колбы, например, пятого или шестого тысячелетия, то…
- Да теперь собственно нам какая разница, - махнул рукой Кирилл Андреевич, - остаётся одно: организовать свой быт и до конца жизни слушать лекции жителя четвёртого тысячелетия. Думаю, нам всем будет интересно послушать.

Димка разместился под деревом. Тихонько всхлипывая, он утирал слёзы.

- Чего ты, парень? – спросил профессор.
- Грустно как-то, - всхлипнул Димка. – Где сейчас мои мама и папа?
- Эх, брат, они остались навсегда там, в двадцать первом веке. Очень много прошло времени, я сам до конца не могу понять, как это случилось. Но у нас теперь есть очень осведомлённый консультант – человек из будущего. Хотя это для нас он таким является, а может, он для кого-то такой же древний, как мы для него. Не грусти, Дима, чтобы не случилось, жизнь продолжается. Читал «Два капитана» Каверина?
- Угу, - кивнул Димка и, шмыгнув носом, улыбнулся, - это моя любимая книга.
- Так вот! – профессор поднял вверх указательный палец: - «Бороться и искать, найти и не сдаваться!»
- Точно! – твёрдо произнёс Димка. – Значит, и мы найдём выход из сложившейся ситуации!
- Молодчина, - профессор погладил мальчика по голове. – Обязательно найдём. Кстати, а ты знаешь, откуда взял эти слова Санька Григорьев?
- Нет, - замотал головой Димка.
- Они были вырезаны на могильном кресте, поставленном в Антарктиде на вершине «Обсервер Хилл» в память английского полярного путешественника Роберта Скотта. В оригинале это звучало так: «То strive, to seek, to find, and not to yield!».

Продолжение здесь: http://www.proza.ru/2015/01/12/2430

Comments

( 10 комментариев — Оставить комментарий )
sakhalin_beorn
13 янв, 2015 04:09 (UTC)
Немного наивно, немного по-детски, но для подросткового чтения сойдет :)
Проду почитаю пги возможности...
simple_kot
13 янв, 2015 15:08 (UTC)
Удивительно, когда Дмитрий Котуков читает роман с Дмитрием Котуковым в качестве главного героя!))
misha_samarsky
13 янв, 2015 16:29 (UTC)
Прикольно? Тут все герои имеют своих тёзок и однофамильцев. ))) Дальше события развиваются так, что никто и подумать сейчас не может. )))) А окончание романа и вовсе неподвластное предположению. )))
simple_kot
13 янв, 2015 16:40 (UTC)
Предположу, что Димке это все приснилось и он проснулся)) Я начал читать)
misha_samarsky
13 янв, 2015 17:38 (UTC)
Нет, что ты. Так нельзя обманывать читателя. ))) У нас тут всё по взрослому.
simple_kot
13 янв, 2015 16:56 (UTC)
Прочитал. Мне понравилось. Сюжет затягивает. Хороший сценарий для кинофильма)
misha_samarsky
13 янв, 2015 17:39 (UTC)
И не только для кинофильма. Супер-спектакль получится. Продюсируй. )))
simple_kot
13 янв, 2015 17:59 (UTC)
Скорее сериал.)
Отправь в Панораму http://www.panoramastudio.ru/scenario/scenario.asp

Edited at 2015-01-13 18:01 (UTC)
misha_samarsky
13 янв, 2015 17:40 (UTC)
Ты три главы прочёл?
simple_kot
13 янв, 2015 17:58 (UTC)
Все, что на проза.ру
( 10 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

misha_samarsky
Михаил Самарский
Мой сайт!

Latest Month

Сентябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek